Вы здесь

Как, говорите, ваша фамилия?


Журналистская «кухня» в большинстве случаев скрыта от читательского любопытства. И только время от времени по какой-то особой причине мы можем позволить себе дать возможность желающим заглянуть туда, куда обычно «входа» нет...


Человеку свойственно ошибаться. Намеренно или нет. Но любой профессионал в своем деле должен опираться прежде всего на факты. Проверенные. И мы в этом плане не исключение. Но, бывает, ошибка уже заложена изначально...

Был однажды со мной такой случай. Знал по работе одного из руководителей крупного столичного предприятия, даже лично с ним встречался не раз. Поэтому когда была потребность в информации, попросту набирал номер директора и без проблем ее получал. Так было и в очередной раз после длительного затишья в наших рабочих отношениях.

— Алло, Андрей Петрович? Приветствую, это со «Звязды», помните еще? Слышал, что у вас на предприятии новый вид продукции собираются осваивать. Интересная новость. Расскажете подробности? Спасибо, записываю!

Поговорили с директором, подготовил заметку. Она вышла в газете. Через несколько дней — звонок от того самого Андрея Петровича. Неужели что-то с фактурой напутал? Да нет, все подано правильно. В чем тогда проблема? У директора фамилия... не то. Как такое может быть?

Оказывается, за то время, на которое остановились наши отношения, директор предприятия... сменился. А у нового имя и отчество — как у предыдущего! Конечно, фамилия другая. Но когда человек откликается на первые, вы ведь не будете уточнять у собеседника, действительно ли это он. Так? Тем не менее пришлось извиняться...

Сергей РАСОЛЬКО

Выбор редакции

Общество

Выбираем оптимальное время года для похудения. Спойлер: и это не лето!

Выбираем оптимальное время года для похудения. Спойлер: и это не лето!

Жизнь в «эпоху потребления» — серьезное испытание для человека.

Культура

Минск 1941. Как это было

Минск 1941. Как это было

Небо почернело от самолетов.

Культура

22 июня 1941 года разделила жизнь белорусов на «до» и  «после»

22 июня 1941 года разделила жизнь белорусов на «до» и «после»

Они еще не знали, что впереди — долгие три года жизни под оккупацией.