Вы здесь

Сто лет назад родился народный поэт Пимен Панченко


«Звычайнае сонца звычайна ўзышло...» Эта строка не зря вспоминается именно сегодня. Был такой же обычный день. Шла Первая мировая война, родители будущего творца, бедные крестьяне, жили в эстонском Ревеле (ныне Таллин), где оказались в поисках заработка и где появился на свет талантливый мальчик.


Михаил Будавей. Портрет Пимена Панченко, 1982 г.

Имя Пимена Панченко нам знакомо со школьных учебников по белорусской литературе, но сама фигура видится не такой яркой. Чтобы сделать саму личность поэта более запоминающейся, рассказать об отличительных страницах его жизненного пути, сотрудники Государственного музея истории белорусской литературы подготовили выставку «Пимен Панченко. Книга путешествий и любви... ». Ее торжественное открытие пройдет сегодня вечером. Также совместно с Белпочтой и Министерством связи и информатизации музей проведет церемонию гашения юбилейной марки и конверта. Но, пожалуй, самой большой неожиданностью для поклонников литературного таланта Пимена Емельяновича будет то, что он был искренним болельщиком минского «Динамо». Поэтому специально для юбилея клуб подготовил майку почетного болельщика с номером «100».

Путь поэта и рассказ о нем на стендах и в небольшой экспозиции начинается с 1917 года, когда он родился. Фотографий родителей, к сожалению, сохранилось не так много. Это изображения только 1960-х годов, цитируется стихотворение «Шапка эстонца», символизирующее место его появления на свет, идет речь о первом поэтическом сборнике «Уверенность». Остановимся на самых ярких и знаковых моментах выставки.

Портрет

Внимание посетителя, безусловно, привлечет портрет поэта работы Михаила Будавея. Это дипломная работа художника, которую он сделал в 1982 году.

— В фондах нашего музея есть еще несколько работ художника из этой серии. Изображение Янки Брыля, которое очень любил сам писатель, Владимира Короткевича, Нила Гилевича. Сегодня очень сложно найти рисованные портреты Пимена Панченко, да и вообще ответить точно, есть ли еще какие-то из таких работ, — говорит заведующая научно-экспозиционным отделом Государственного музея истории белорусского литературы Ольга ГУЛЕВА. — Внучка Екатерина вспоминала, что ее дедушку рисовал Михаил Савицкий, но саму работу никто не помнит.

Письма

Аккуратненький почерк Петруся Бровки, немного детский и наивный — на открытке от Эди Огнецвет. На выставке можно увидеть как письма, открытки, адресованные самому Пимену Панченко, так и его сообщения родителям и друзьям.

— А вот какое интересные письмо-записку он написал своему соседу Сергею Законникову в начале 1990-х: «Посылаю тебе свои последние стихи. Хочешь печатай, хочешь — бракуй. Стихов больше писать не буду. Салют!», — зачитывает с улыбкой Ольга Гулева.  

По почерку творца мы можем каким-то образом проследить и его душевное состояние. Ровные буквы, выведенные твердой рукой молодого и сильного Панченко, в последнее десятилетие превратились в едва читаемые значки: из-за болезни рука поэта почти не работала.

Личные вещи, рукописи, книги в музей истории белорусской литературы некогда передала жена поэта Зоя Кирилловна, но экспонаты, связанные с именем этого художника, можно найти и в фондах других писателей: много с кем он переписывался, подписывал книги, делал совместные фотографии, вместе работал, бывал в редакциях.

Кстати, наша газета также определенным образом повлияла на судьбу выдающегося поэта. Он, ровесник «Звязды», неоднократно признавался, что с удовольствием читает издание. А вот редакционная вечеринка творческой молодежи, где Панченко показывался со звяздовцами, способствовала и более близкой дружбе с еще одним замечательным поэтом — Максимом Танком. Кстати, о той исторической вечеринке в одном из интервью Панченко рассказывал: «Со мной случился довольно курьезный случай: неудачно повернулся и опрокинул на стол бутылку вина. Так смутился!»

Знал Панченко и Янку Купалу, они познакомились в поезде. Пимен Емельянович ехал в Минск по служебным делам, встретил Петруся Бровку, и тот сказал, что в этом поезде Купала едет, пригласил к нему в купе. А поскольку было известно, что Купала всегда с дружелюбием относился к молодым творцам, то не постеснялись побеспокоить мэтра. «Угостил нас вином — «За знакомство!», — вспомнил как-то Панченко.

Вещи и фотографии

В небольшой экспозиции можно увидеть сувениры, которые поэту дарили друзья. Куклы в национальных костюмах, комнатный термометр в виде Еmріrе Stаtе Buіldіng, карандаш, который по стилю напоминает рог экзотического животного.

— Есть в фондах и специальный календарь, которым много лет пользовался Панченко, — говорит Ольга. — Для представления на баннерах с передвижной экспозиции мы специально отвернули на календаре тот день, когда родился поэт, — 23 августа 1917 года. Это был четверг.

А вот фотографии поэта, сделанные в разные годы в разных местах и ​​при разных обстоятельствах, можно объединить общей чертой. Они светятся настоящей искренней теплотой его взгляда и улыбки.

Да и другие коллеги по перу, которых мы обычно помним с серьезными лицами и сосредоточенным взглядом, как будто поддаются этому влиянию и тоже начинают улыбаться.  

— Наверное, Панченко все же был счастливым человеком, — задумчиво произносит Ольга Гулева, рассматривая фото с экспозиции. И я с ней полностью согласна. Если улыбкой, выражением лица можно обмануть объектив для создания нужного образа, то глазами не обманешь никогда. Да и зачем это нужно, если есть еще и предельная искренность поэзии?

Панченко поедет за границу?

— Наши выставочные проекты ориентированы на удобное перемещение в разные страны и города, — говорит директор Государственного музея истории белорусской литературы Дмитрий ЯЦКЕВИЧ. — Есть договоры о представлении этой экспозиции на родине поэта, в Таллинне, выставка «посетит» и Москву. Фактически все передвижные проекты, которые мы подготовили, сегодня путешествуют по Беларуси и за рубежом. Продолжается выставка в Ярославской области, посвященная Максиму Богдановичу; экспозиция, рассказывающая о Егоре Бородулине, путешествует по Латвии; о Василе Быкове — по Эстонии. Скоро выставка из музея Петруся Бровки навестит Киев. Думается, мы продолжим эту традицию.

Наша задача — рассказать больше о фигуре поэтов, о которых мы сегодня не так и много знаем. Даже я сам вспомню не так много фактов о Пимене Панченко, хотя когда-то учился в той школе в Кировске, где он работал учителем в 1930-е годы. Свои первые творческие шаги он сделал именно на Могилевщине, где начал работать еще 16-летним юношей. Сначала был учителем, а потом заведующим начальной школы. Другие стороны личности Пимена Панченко нас тоже еще поразят. Например, одна из них — связующая между странами и народами. Неоднократно переводился на украинский язык и был проводником украинской культуры в Беларуси. Переводился на туркменский, а в этом году его уникальный поэтический «Иранский дневник» заинтересовал представителей посольства Ирана в Беларуси.  


Пімен ПАНЧАНКА

* * *

А страціць годнасць — невыносна,

Які б ні быў там дабрадзей...

Глядзіце знізу ўверх на сосны,

На воблакі.

Не на людзей.

 

А калі вас уздыме слава,

Аб гэтым думайце радзей...

Глядзіце зверху ўніз на травы

Ці на ваду.

Не на людзей.

1975

Марина ВЕСЕЛУХА

vеsіаluhа@zvіаzdа.bу

Фото Константина ДРОБОВА

Выбор редакции

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

КОЗЕРОГ. На этой неделе придется собраться — от вас потребуются стойкость и терпение.

Общество

Как обезопасить себя от нитратов?

Как обезопасить себя от нитратов?

Медики советуют налегать на весеннюю зелень.

Экономика

Кто, на что и на каких условиях сегодня может получить кредит

Кто, на что и на каких условиях сегодня может получить кредит

С первых дней февраля Беларусбанк возобновил кредитование покупки квартир на вторичном рынке жилья и в уже сданных новостройках.

Общество

Вместо «Антоновки» — «Имант»? «Яблочные» заботы белорусских селекционеров

Вместо «Антоновки» — «Имант»? «Яблочные» заботы белорусских селекционеров

Хочешь быть молодым — ешь яблоки, хочешь быть здоровым — ешь яблоки, хочешь быть умным — ешь яблоки.