Вы здесь

В Минске прошел отбор на творческий телеконкурс «Талант страны—2»


...Несколько девушек распеваются под окнами, а «коллега» постарше в ярком сценическом наряде делает селфи на крыльце, пока внутри шумят, выполняют артикуляционные упражнения, ждут своей очереди и невероятно волнуются десятки других претендентов. На четыре дня в начале сентября Белорусская академия музыки превратилась в экзаменационный центр для одаренных детей и подростков из всех регионов страны, а также их родителей и педагогов. Здесь представители канала ОНТ и приглашенные эксперты проводили кастинги юных вокалистов, инструменталистов, танцоров и артистов оригинального жанра — будущих участников телепроекта «Талант страны—2». Журналисты «Звязды» побывали в закулисье отбора нынешнего шоу.


 

И в гипсе, и через черный ход

В этом году свои таланты на суд отборочного жюри вынесли около 500 претендентов. География впечатляет: Бобруйск, Мозырь, Гродно, Минск, Могилев, Старые Дороги, Жодино, Гомель...

Традиционно самая большая конкуренция — среди вокалистов, которых на кастинг собралось несколько сотен, причем абсолютное большинство — девушки. Но духа борьбы мы не ощутили, как ни старались, — может, это сами стены Академии музыки настраивали участников на мирный и творческий, а не агрессивно-соревновательный лад? Вот в углу холла девушки-подростки помогают друг другу прикрепить к костюму порядковые номера, а вот под самыми дверями аудитории, где заседает строгое жюри, малышка устроила игру в «чи-чи-по» (одна из разновидностей «камень-ножницы-бумага»). Впрочем, и жюри оказалось не таким уж строгим, в чем мы также убедились, заглянув в «судебные залы». Практически каждого участника судьи — известные артисты, композиторы, преподаватели музыки, телевизионные продюсеры — старались не только прослушать, но и ободрить, раскрепостить, разговорить.  

— Что у тебя с рукой? — удивилось жюри, увидев 9-летнюю минчанку Машу Мойсак с гипсом.

— Каталась на велике, и там камень вдруг выскочил, а я затормозить не успела, и вот так упала, сейчас в школу не хожу, врач запретил, чтобы не толкнули случайно и кости не сместились! — на одном дыхании выпалила девочка.

— В школу не пошла, а к нам смогла? — подкололи взрослые.

— Да! — не растерялась девочка. — Я еще в прошлом году была на кастинге вместе с одним фокусником, он мой друг, и очень захотела сама попробовать, так что сегодня, можно сказать, мой дебют, — и так же, не сбавляя оборотов, Маша выдала резвую песенку, под которую некоторые судьи даже начали пританцовывать.  

Другая минская школьница поразила пробивной силой: несмотря на то, что девушке уже исполнилось 16 лет — и значит, по условиям конкурса она не может попасть в проект, — прошла на кастинг буквально через черный ход, чтобы выдать рок. «Очень хотела к вам попасть», — призналась девушка. — «Подделывайте паспорт», — полушутя посоветовал в ответ композитор Леонид Ширин. Свою порцию добрых слов за усердие, харизму и бойцовский характер девушка получила, а путевку в эфир — нет: правила есть правила.

Вокалисты пытались взять кто чем: одни выбирали эффектный сценический образ, другие — интересный репертуар, замахиваясь на композиции Адель и Ольги Кормухиной, отрывки из оперетт и старые советские хиты. Несколько участников, случайно или намеренно, исполняли песни членов жюри — в частности, нынешний «евровизийный» хит группы Navіband. «Это очень непривычно — слышать свою песню сбоку, в другом исполнении», — немного смущенно признались Ксения Жук и Артем Лукьяненко, еще не зная, что за дверью распевают звонкое «Хэй, хэй!» И другие кандидаты... 

«Среди участников-вокалистов очень много «народников» и мало академического вокала, — отмечает руководитель дирекции спецпроектов ОНТ Анжелина Микульская. — Очень интересно, что многие самые маленькие артисты дают фору старшим участникам своей открытостью, искренностью, уверенностью и раскрепощенностью. А у подростков уже есть понятие формата, они уподобляются популярным артистам и не дают рассмотреть самих себя... Что еще хочется отметить — выбор репертуара. Часто на детских конкурсах он один и тот же, даже через десять лет звучат те самые песни, многие из которых современные дети уже не понимают. И на этом фоне отчетливо видно тех, кто сознательно выбрал музыку, кто планирует связать с этим жизнь, — у них совсем другой подход, понимание того, какая большая работа впереди».

«Мне приятно видеть на кастинге детей с эмоциональной подачей и глубоким пониманием того, что они делают, — добавляет заведующий кафедры пения Академии музыки Татьяна Цыбульская. — Конечно, чаще всего кандидаты поют «эстраду» — это более популярный, демократичный, доступный каждому путь, но и здесь важно развивать в себе личность, а не копировать других исполнителей. Никому не нужны вторые Селин Дион, Виктор Цой или Полина Гагарина. Поэтому следует стремиться быть первым, самим собой. И даже если не посчастливится пройти настоящий отбор, нужно не опускать руки, а идти дальше, искать себя и верить в свою удачу — поверьте, при наличии таланта любой величины это очень важный фактор».  

Не музыкой одной

Немного было среди нынешних кандидатов сольных танцоров. «В хореографических кружках и студиях дети все больше занимаются коллективно, добиваются слаженности движений, а это мастерство педагога-хореографа. Нас же больше интересует, как раскрывается в искусстве танца личность, индивидуальность самих артистов, а с этим, как выясняется, существует определенная проблема», — поделились наблюдениями организаторы.

Оценивать творчество, не имея соответствующего художественного образования, очень тяжело — поэтому для нас, журналистов, кандидаты были чудесными все без исключения. Но некоторые — еще и особенно трогательными, как «хрустальная девочка» Кира Ламейко. У Киры сложный диагноз — несовершенный остеогенез, или, проще говоря, повышенная ломкость костей, из-за чего неосторожные движения могут привести к переломам, поэтому ее выступление стало образцом не столько искусства, сколько жизнелюбия и силы духа... 

В третий день отбора Академию музыки снова заполнили взволнованные школьники — музыканты-инструменталисты с педагогами и концертмейстерами. У одних за плечами — футляры с аккордеоном, другие пользуются «местными» цимбалами и фортепиано. «В моем детстве большинство очереди состояло бы из гитаристов, а сегодня, кажется, вообще ни одного нет», — немного грустно замечает коллега-телевизионщик. Мы также мальчиков и девушек с гитарами не заметили — зато послушали вместе с судьями ряд классических и джазовых, старинных и современных произведений в исполнении гармонистов, пианистов, флейтистов, мастеров цимбал и мандолины. Кстати, в этой номинации почти не было случайных участников — детей, занимающихся музыкой по воле родителей. Музыкальный стаж большинства юных кандидатов приятно поразил: в 10—15-летнем возрасте практически все они учатся в музыкальных школах и осваивают любимые инструменты по 6, 8, 9 лет. Впрочем, как подтвердила собственным примером ученица гродненской спецшколы-интерната для детей с нарушениями зрения Настя Гуренкова, даже если конкурсный «послужной список» и опыт у тебя еще маленький, а любовь к музыке — большая, хорошие результаты не заставят себя ждать...

Безусловно, одним из самых впечатляющих и эмоциональных стал заключительный день кастинга, на который приглашались юные декламаторы, актеры, комики, фокусники, цирковые гимнасты и другие представители оригинального жанра. Здесь нас тоже ждал ряд удивительных открытий: например, одна школьница неожиданно выбрала для художественного чтения стихотворение «Комсомольский билет» Аркадия Кулешова, а второй, маленький мальчик, читал стихи о любви — и так растрогался, что сам заплакал...

Вообще, как отмечает ректор Академии музыки, председатель совета Специального фонда Президента по поддержке талантливой молодежи Екатерина Дулова, которая уже второй год входит в жюри проекта, отношение юных артистов к конкурсу стало более ответственным: «Конкурс набирает обороты, значит, он будет более сильным и интересным для зрителей и более серьезным для самих участников — у каждого из них должен быть определенный конкурсный опыт, уверенность в своих силах, а также должна присутствовать харизма, ощутимая буквально с первых мгновений на сцене. Лично меня, признаюсь, на фоне множества «копий» из популярного искусства некоторые участники порадовали — это не только талантливые дети, но и невероятно оптимистичные, живые, яркие, которые, я уверена, хорошо себя покажут». 

Буквально через неделю 48 из почти 500 претендентов получат «счастливые билетики» в телепроект и приступят к репетициям, а уже в начале ноября «Талант страны—2» выйдет в эфир. Кому из его участников в этом году достанется титул победителя и главный приз — грант Специального фонда Президента по поддержке талантливой молодежи? Следите за эфиром — и увидите! 

Справка «Звязды»

Первый общереспубликанский детский телевизионный конкурс «Талант страны», организованный совместно телеканалом ОНТ, Специальным фондом Президента по поддержке талантливой молодежи, Министерством культуры и Белорусской государственной академией музыки, стартовал в прошлом году. Из нескольких сотен кандидатов было отобрано 48 участников в двух возрастных группах: 5—10 и 11—15 лет, которые выступали в четырех творческих номинациях: вокальное искусство, хореография, инструментальное искусство и оригинальный жанр (включая декламации, актерское мастерство, цирковое искусство). Победителями первого сезона стали два юных пианиста:

София Курлович из Солигорска и минчанин Никита Шестаков.

Второй сезон проекта проводится по схожей схеме: 48 участников и всего 7 концертов, чтобы наиболее ярко раскрыть свои способности перед судьями и зрителями. Обязательно сохранится в «Таланте страны—2» традиция выступления в каждом концерте специальных гостей — одаренных детей, которые оказались в сложных жизненных обстоятельствах.  

Виктория ТЕЛЕШУК

Фото Марины БЕГУНКОВОЙ

Выбор редакции

Общество

Инструкция по использованию самого себя. Почему при самоопределении не стоит тратить время на достижение чужих целей?

Инструкция по использованию самого себя. Почему при самоопределении не стоит тратить время на достижение чужих целей?

Как совместить в будущей профессии чтение книг и киберспорт и можно ли это сделать?