Вы здесь

Всегда ли наши поступки зависят от века, в котором мы живем


Трагедия, случившаяся в Вороново, на ленте криминальных новостей уже отодвинута в архив другими сообщениями о чрезвычайных происшествиях. Хотя ее нельзя назвать «типичной» или «обычной», — семнадцатилетний подросток подозревается в убийстве своей сорокалетней матери. Он, как признался правоохранителям, несколько раз ударил ее самодельным мечом по голове и спрятал тело в кустах. Идти сдаваться не спешил: с момента убийства прошла неделя, и, если бы не коллега несчастной жертвы, поднявшая тревогу, неизвестно, сколько бы убитая еще в тех кустах пролежала.


Пока ведется следствие, выясняются подробности и мотивы этого бесчеловечного преступления, само оно на месте совершения, а особенно в интернете, уже стало историей почти в шекспировском стиле — с любовью, страстью и смертью. Говорят, что парень убил мать из-за того, что она была против того, чтобы он жил со своей шестнадцатилетней девушкой. Нашлись уже и свидетели, которые якобы слышали и видели, что несовершеннолетние влюбленные хотели пожениться любой ценой. Даже профиль девушки в социальных сетях и тот якобы об этом свидетельствует: там имя любимого написано с сердечком после каждой буквы. Короче, Ромео и Джульетта на современный лад, только финал не в ту сторону закрутился.  

Так оно на самом деле было или нет — следствие разберется. Меня (простите за некоторый цинизм) в этой истории больше зацепили комментарии, — а их на разных порталах десятки. Очень-очень редко звучит в них сочувствие и осуждение того, что произошло. Больше — философско-психологических размышлений о том, что бывает, когда «гормоны заменяют мозг». И уже лейтмотивом — «О времена! О нравы!» — мол, сейчас и время такое, и мир такой, и чего ждать от этого поколения, что на боевиках и на стрелялках выросло...

И вот тут услужливая память подсунула другую историю, абсолютно реальную и правдивую, которая произошла совсем недалеко от места сегодняшней трагедии — в деревне Дуниловичи Поставского района восемьдесят с лишним лет назад, в далеком 1936-м, «при Польше». Мне ее когда-то помогла «раскрутить» светлой памяти Нина Марковна Захаревич из Постав: мы тогда вместе ездили в Дуниловичи, искали свидетелей тех событий, продирались через заросли на старых заброшенных кладбищах...

Даже имена героев той давней дуниловичской трагедии — Марьян и Алина — странным образом очень созвучны с теми, которые фигурируют в деле по убийству в Вороново. Марьян был сыном местечкового доктора, человека уважаемого и состоятельного, родители Алины были бедны. Молодые встречались-любились, дело шло к свадьбе. Но мать Марьяна видела женой единственного сына совсем другую девушку и была категорически против. Когда однажды Марьян вернулся со свидания, она устроила скандал и заявила, что, пока она жива, сын на беднячке не женится. Парень, наверное, воспринял эти слова буквально, а может, просто все дошло уже до последней точки кипения. Он взял отцовский револьвер и выстрелил в мать. Та охнула, схватилась за грудь и упала как подкошенная. Марьян, выскочив из дома, помчался к любимой, все еще держа оружие в руках. Мчался... убивать Алину: понимал, что за убийство матери посадят надолго и девушка вряд ли будет ждать. Короче, «то не доставайся же ты никому!»

Бабушки, которые помнили эти страшные события в Дуниловичах, рассказывали мне тогда, что девушка умерла не сразу: все стены в комнате, где ее убили, были перепачканы кровью. Ее убийца убежал и скрывался в окрестных лесах, полиция никак не могла выйти на его след. А он, когда Алину хоронили, сидел на высокой сосне на окраине кладбища и наблюдал. И увидел... свою мать, живую и здоровую. Он тогда в нее даже не попал, женщина просто потеряла сознание от испуга... Подождав, пока пойдут люди, Марьян пришел на могилу Алины, приставил пистолет к виску, нажал на курок. В его руке нашли записку: «Алина хочет белой сирени»...

Мы тогда, двадцать лет назад, нашли могилу Алины Самович в заброшенной части Дуниловичского кладбища. Сохранился даже добротный памятник, поставленный в далеком 1936-м, но могила была совсем неухоженная: у девушки не было ни братьев, ни сестер, на ней род прервался. Так же, как и род Марьяна, но от него спустя годы не осталось даже пригорка под крестом: самоубийц в то время хоронили за оградой, без памятников.

Их история осталась в песне, которую и сегодня в разных вариациях, но с одним смыслом, поют самодеятельные коллективы в тех краях. Так что, если услышите на Поставщине или в окрестностях «У панядзелак рана, як сонейка ўзышло, прыйшоў Мар'ян к Аліне, сказаў ён ёй усё. «Аліна дарагая, ты знаеш, што зрабіў — сягоння на світанні матулю я забіў...», — знайте: это все было на самом деле, и Шекспир здесь по трагичности и нелепости реального сюжета действительно может отдыхать...

Я к чему, собственно, эти две трагедии между собой связала. Не надо пенять на время, а уж тем более его во всем винить. Время — оно всегда непростое, независимо от века, тысячелетия, эпохи. Особенно если делаешь выбор, что важнее: собственное спокойствие и счастье или покой и счастье близкого человека, когда решаешь, что и как сказать и сделать в отношениях с ним. Не о каждом нашем поступке — благородном, подлом или просто глупом, но от этого не менее непоправимом — составят песню или легенду. Но каждый будет записан на наш личный счет, по которому обязательно рано или поздно придется платить.

Елена ЛЕВКОВИЧ

alena@zviazda.by

Выбор редакции

Экономика

С «серыми» выплатами сейчас лучше не рисковать

С «серыми» выплатами сейчас лучше не рисковать

КГК выявили 30 преступлений по выплате зарплаты в конвертах.