Вы здесь

Психологические конфеты Инны Бронштейн


Живет сейчас в Минске, тихо и скромно, и почти уже не выходит из квартиры по причине преклонного возраста, одна женщина. Ей 85 лет, зовут Инна Бронштейн. Интернетом не пользуется, а потому даже и не очень представляет размаха своей популярности. А между тем ее читают, комментируют и благодарят ее заочно сотни и тысячи людей в самых разных странах мира. Когда я набрала ее имя в сети, то увидела статью о ней в газете «Наш Техас» (США), на немецких сайтах, обсуждение, посвященное ей, на форуме в Баку и на многих других русскоязычных сайтах в России, Израиле, США, Австралии. Чем же так прославилась эта с виду обычная пожилая женщина? И за что ее благодарят совсем незнакомые люди?


Оказывается, за стихи, которые Инна Яковлевна начала писать довольно поздно, уже после выхода на пенсию. И обратилась она к творчеству вовсе не от хорошей жизни. «Когда невзгоды зашкаливают, тогда либо петля, либо юмор. Юмор — это спасение», — говорит, красиво грассируя звук «р», Инна Яковлевна.

Счить это парадоксом или нет, дело ваше, но трагические обстоятельства жизни в ее случае переплавились в стихотворные строки, которые заставляют улыбаться каждого, кому попадаются на глаза.

«Много раз приходилось читать об этой замечательной женщине и читать эти стихи, и каждый раз нахожу что-то новое для себя, и радуют они, греют...», — пишут о своих впечатлениях ее читатели. — «Какое удовольствие читать эти стихи! Есть люди, которые видят в луже грязь, а другие видят звезды... », «Умница Инна! А по-другому и жить не стоит, особенно на пенсии», «Не просто удовольствие, море позитива!»...

И на самом деле, ее ироничные и в то же время очень душевные стихи, в которых столько искрометного юмора, столько правды, столько оптимизма, согрели и продолжают согревать многих людей. Хотя и родились эти слова и строки из разбитого сердца. 

«У меня жизнь закончилась, когда умер мой сыночек, — говорит она, и видно, что ее боль до сих пор свежая, хотя с того трагического момента прошло уже 23 года. 

— Медики сказали: смерть по неизвестной причине. Ему было 32. Он окончил Минский радиотехнический институт и институт театрального искусства в Москве, остался там. Писал стихи. Он не был поэтом и не считал себя им: писал для друзей, на обрывках бумажек. Однажды написал: «Во сне я запускал буквы в небо...» Когда он приезжал из Москвы, я была абсолютно счастлива. Как-то приехал, пришел поздно. Утром заглянула к нему — спит. Я пошла на работу. Вернулась, а он все так же лежит на диване. Оказалось, умер во сне... Это перечеркнуло всю мою жизнь. С тех пор я, как сказал Шевченко: «...і не знаю, чи я живу, чи доживаю, чи так по світу волочусь, бо вже не плачу й не сміюсь...» А менее чем через два года умер муж...

Но вот подумайте сами, какая все-таки непостижимая штука — жизнь — и непостижимые мы, люди. Некоторые из нас способны на самые настоящие чудеса. Потому что трудно представить, и далеко не у каждого это, к сожалению, получается — из самых невыносимых трагедий вырастить строки, полные душевного тепла. Инна Яковлевна стала писать их, чтобы помочь выжить самой себе, а оказалось, они стали опорой и для многих других. Наверное, благодаря особой жизненной философии, которая просматривается в этих строках. Эта философия, на первый взгляд, довольно проста: искать в повседневной жизни основания радоваться, пусть даже самые маленькие. Но самая глубокая мудрость всегда проста...

«Я сейчас ценю каждый день. Утром смотрю — солнышко, и радуюсь, — говорит Инна Яковлевна. — Природа меня очень радует». И добавляет иронически: «Да, даже такую ​​одинокую старуху, как я»... В каждом новом дне она старается найти, разглядеть свое удовольствие — наслаждение этого дня. И многие ее стихи начинаются именно с этих строк: «Какое блаженство...».

***

В ее квартире много книг. И среди них — бронзовый бюст. «Это мой отец, — говорит Инна Яковлевна, — Он дружил с известным белорусским скульптором Азгуром, этот бюст — его работа. Отца расстреляли в 1937-м. Маме дали 8 лет лагерей как жене «врага народа», меня растила тетя...»

Инна Бронштейн всю жизнь работала в школе учительницей истории, ушла на пенсию в 80 лет. Никаких женских хобби у нее никогда не было, никогда она не шила, не вязала... «Для меня, как для мужчины, — только работа», — смеется она. И сейчас на ее рабочем столе — Бухарин и «Война и мир» Льва Толстого. «Меня не интересуют любовные романы, и так было всегда. Даже в романе «Война и мир» меня всегда больше всего интересовало война ...» По телевизору до сих пор смотрит только новости: «А разве есть еще что-то интересное?..»

Она не поменяла своих взглядов. «Восхищаюсь Лениным и ценю его, что бы там сейчас ни говорили о нем, — утверждает Инна Яковлевна. — К сожалению, все, что делали революционеры в начале прошлого века, было преобразовано в противоположное. Они жили для народа, чтобы дать счастье людям. Вот я это говорю и чувствую, что сейчас это звучит почти юмористически... У меня есть собрание сочинений Ленина, и я его перечитываю до сих пор. Я считаю, что этот человек очень последовательно и разумно старался построить справедливое общество. Но, видимо, это вообще утопия...»

Книги и бюст отца, Якова Бронштейна, работы З. Азгура.

И продолжает: «Ну вот читаешь «Как закалялась сталь» — это же правда все так и было, люди горели! Была вера, надежда... Для всех нас родина — это было самое дорогое, святое. А теперь каждый сам свое маленькое счастье строит. А если не сумел, значит глупый, так и живи, значит, ничего другого и не заслуживаешь — вот такая философия сейчас. Вместо веры и надежды — комфорт. Кому-то этого хватает...»

Но все же хватает этого далеко не всем. Человек так устроен, что не может без веры и надежды. И без радости. Поэтому и пишутся стихи. Даже во время сердечного приступа (у Инны Яковлевны мерцательная аритмия). «Приму лекарство, станет немного легче — сажусь и пишу, — признается она. — Иногда утром вставать неохота, то слагаю лежа...»

«Просто от сердца к сердцу — наверное, так и надо жить. И радоваться тому, кто рядом, и людей радовать, радость дарить», — в этом ее жизненная философия. 

Вот и радует она людей своими «блаженствами», которые разлетелись по миру благодаря интернету и завоевали сердца читателей в разных странах. И даже сборник стихов «Утро кое-какера» выпустили в виде книги ее друзья. Многие называют их своеобразными «таблетками от депрессии», но Инне Бронштейн больше нравится называть их «психологическими конфетами» — конфеты же вкуснее таблеток!

***

...Да, жизнь бывает с нами жестока. И мы пытаемся осмыслить и понять эту жестокость и боль, которую она может нам приносит. Иногда даже оправдать... И тогда появляются высказывания вроде «Не бойтесь страданий, они возвышают» или «Не могут быть красивыми глаза, которые не плакали ни разу. Не может быть живым и любящим стерильное сердце». Но в наших силах в этой жизни, что бы она на нас ни обваливала, заметить что-то еще. Красоту, радость, любовь... И кому-то это удается, как Инне Бронштейн, например...


Немного «блаженств» от Инны Бронштейн

Какое блаженство подняться с асфальта

И знать, что твое небывалое сальто

Закончилось не инвалидной коляской,

А просто испугом и маленькой встряской.

Теперь вы со мной согласитесь, друзья,

Что все-таки очень везучая я.

***

Какое блаженство по рынку ходить

И новую кофту однажды купить.

Обновка — молекула мини-блаженства

В потоке природного несовершенства.

И радости разные встретятся чаще...

Не смейся над бабушкой в кофте блестящей.

***

Какое блаженство в постели лежать

И на ночь хорошую книгу читать.

Сто раз прочитаешь знакомую прозу,

И все тебе ново — спасибо склерозу.

***

Какое блаженство на стул приземлиться.

Момент... И уже не болит поясница.

А до приземленья болела, зараза.

Я села, и боль улетучилась сразу.

***

Какое блаженство на старости лет

Своими ногами идти в туалет.

А после в обратный отправиться путь

И быстренько под одеяло нырнуть.

А утром проснуться, проснуться и встать

И снова ходить, говорить и дышать.

Светлана БУСЬКО

buskо@zvіаzdа.bу

Выбор редакции

Общество

Как действовали партизаны в Усакинском лесу на Кличевщине

Как действовали партизаны в Усакинском лесу на Кличевщине

Пишет сын одного из партизан Геннадий Сахрай.

Общество

«Беларусь в моих глазах». Блогер Полина Амельянчик выбирает малоизвестные маршруты для путешествий

«Беларусь в моих глазах». Блогер Полина Амельянчик выбирает малоизвестные маршруты для путешествий

Кроме фотоснимков храмов и руин бывших усадеб, практически каждый пост Полины сопровождается яркими биографиями земляков.

Общество

Почему в старости портится характер, появляются бессонница и тревожность

Почему в старости портится характер, появляются бессонница и тревожность

О проблемах старения и том, как заметить и, возможно, предотвратить различные психологические заболевания у пожилых, мы поговорили с врачом-психотерапевтом Городского клинического психиатрического диспансера Мариной Счастленок.

Общество

Конфуций «прописался» в Минске. Беседуем с директором Республиканского института китаеведения имени Конфуция БГУ, бывшим послом Беларуси в Китае Анатолием Тозиком

Конфуций «прописался» в Минске. Беседуем с директором Республиканского института китаеведения имени Конфуция БГУ, бывшим послом Беларуси в Китае Анатолием Тозиком

20 января Беларусь и Китай отмечают 29-ю годовщину установления дипломатических отношений между нашими странами.