Вы здесь

Частная инициатива


Дачный сезон закончился. Стоят, настывают среди холодного тумана притихшие дома с зашторенными занавесками окнами, цветут около них шикарные букеты бабьего лета, на которые некому любоваться. Деревня опустела, по всей длинной улице вечером редко где увидишь дым над трубой и огонек в окне, да и тот быстро угасает: старые люди рано ложатся спать. Проедет только какая-нибудь машина раз в день — и снова тишина, такая пронзительная, что слышно, как ложится на землю рыжеватый лист, плавно спустившийся с соседского клена.


Такая вот осенняя грустноватая картина. Единственное, что радует, — деревня все равно жива, да и не умрет, наверное, никогда. Заброшенные дома, которые подлежат сносу, — это не про нас. Недвижимость, пусть и 1925 года постройки с необшитыми стенами, за какие-то сорок километров от Минской кольцевой, — сегодня в цене. Такой дом наследники продают за шесть тысяч долларов. Правда, потенциальные покупатели ездят-ездят, а не покупают. Но это пока. На весну, да еще когда у хозяев хватит ума цену снизить, желающие обязательно найдутся. Не говорю уже о пустых незастроенных участках — в этом году раскупили почти все, даже стройку начали. Время меняется, а колосовское «земля не изменит и не предаст» для белорусов остается чуть ли не главным по жизни девизом, причем имеется в виду именно собственный огород, пусть и всего на шести сотках...

Недавно в редакцию письмо пришло от многолетних наших подписчиков с Гродненщины. Уважаемая Нина Ивановна в последних его строках сделала приписку: мол, не надо его печатать, я не жалуюсь, просто поговорила со своей газетой о наболевшем. Но, поскольку в записи есть идея, которую не могу не озвучить, позволю себе все же некоторые строки процитировать (надеюсь, их автор на меня за это не обидится).

Деревня, в которой живет Нина Ивановна, находится в живописном месте. Раньше здесь было все: «школа, клуб, библиотека, ФАП, отделение связи, магазин, центр колхоза». Сейчас из всего перечисленного остался один магазин, да и жителей для бывшего центра колхоза немного — каких-то полторы сотни человек. Почту возит машина, книги — библиобус (раз в полгода), на ФАПе пятый год нет медработника, клуб как дом культуры не действует, здание бывшей колхозной конторы стоит пустым. "Не примите это все как жалобу, — пишет автор письма, — со всеми вытекающими решениями. Это беда не только нашей деревни — время такое настало». И дальше — из-за чего, собственно говоря, я и осмелилась это письмо процитировать: «Чтобы нашелся хороший хозяин, взял в аренду или купил все пустующие постройки в деревне, превратил бы ее в зону отдыха. Здесь же такое живописное место — и речка есть, и пруд, где рыбу разводили, и источники с чистой хрустальной водой...»

Уверена: так о своих родных местах могут сказать жители любой «неперспективной» деревни. И именно у них, «неперспективных», сегодня как раз перспективы и есть. Те самые, о которых и пишет Нина Ивановна. Главное, чтобы для каждого поселения нашелся, как уважительно называет наша читательница, «хозяин». Человек, который хочет жить и работать на земле и который не побоится вложить в ее развитие свои средства.

Кажется, и немало у нас таких людей. Почему же тогда мы с удовольствием покупаем усадьбу с палисадником для себя, а дальше мысли и устремления, даже при наличии средств и возможностей, не уходят? Благоприятных условий и преференций для открытия своего дела на селе, особенно после подписания в последнее время соответствующих президентских указов, более чем у кого другого. Чего же тогда не хватает?

Наверное, элементарной смелости. Начинать дело на заброшенном здании или вообще на пустом месте сложно и рискованно. Трудно представить, что что-то получится, что болото превратится в луг, что забурлит жизнь там, где она несколько десятилетий угасает...

Недавно в рейтинге лучших мест отдыха в СНГ в первой десятке оказался парк активного отдыха «Якутские горы». Это на моей родине, в деревне Якуты. Лет двадцать назад мы все со скептическим недоверием наблюдали, как ребята с местными корнями решили вложить свой капитал в, казалось бы, безнадежное дело. Ведь «горы» буквально ими и были — просто высокие холмы среди леса рядом с «неперспективной» деревней. Сначала там сделали лыжную трассу с подъемником, после построили гостевой дом, где можно было устроить свадьбу и юбилей на природе, небольшой отель. Не сразу — за два десятилетия, понемногу. Снегоходы, квадроциклы, пейнтбол, лазербол, с десяток различных аттракционов, экстремальные командные игры... Соответственно — и посещаемость, и доход, и реклама, и высокий рейтинг. И рабочие места для жителей деревни, которую они сами вряд ли назовут сегодня неперспективной. За всем этим — годы постоянной упорной работы целеустремленных людей, которые и не надеялись, что будет легко.

Скажете, скорее исключение, чем правило? Оно и не станет в нашем сознании правилом, и никакие преференции не помогут, пока большинство из нас не научится смотреть чуть дальше, чем через забор уютного маленького огорода.

Елена ЛЕВКОВИЧ

alena@zviazda.by

Выбор редакции

Общество

Конфуций «прописался» в Минске. Беседуем с директором Республиканского института китаеведения имени Конфуция БГУ, бывшим послом Беларуси в Китае Анатолием Тозиком

Конфуций «прописался» в Минске. Беседуем с директором Республиканского института китаеведения имени Конфуция БГУ, бывшим послом Беларуси в Китае Анатолием Тозиком

20 января Беларусь и Китай отмечают 29-ю годовщину установления дипломатических отношений между нашими странами.

Общество

Экономим на косметике. Как минимизировать затраты на красоту и молодость

Экономим на косметике. Как минимизировать затраты на красоту и молодость

Како Шанель утверждала, что чем хуже дела у женщины, тем лучше она должна выглядеть.