Вы здесь

Ольга Сизова: Более печальных людей, чем актеры, найти сложно


Пришлось ли женщине жертвовать личной жизнью ради карьеры, что самое сложное в работе актера и насколько популярен театр сегодня.

Карьера актрисы Ольги Сизовой началась очень ярко, ее первая большая и запоминающаяся роль случилась, когда студентке первого курса театрального института было всего 16. Кинодебют состоялся в фильме Николая Засеева «Дорога в ад», на съемочной площадке этой картины Ольга работала рядом с такими великими актерами, как Людмила Гурченко, Владимир Коренев, Степан Старчиков и другие. В непростых 90-х Сизова на собственной персоне почувствовала все изменения не только в обществе, но и в кино. Сегодня она одна из ведущих актрис Театра-студии киноактера, за плечами Ольги десятки ролей в российских сериалах.


— В Театре-студии киноактера занятость у меня довольно большая, на данный момент играю в спектаклях — «Механический человек», «Похищение Елены», «Поле битвы», «Кто смеется последним», «Ограбление в полночь», «Две стрелы» и, как всегда перед новым годом, в «Щелкунчике», — рассказывает Ольга. — Вообще обычно спектакль идет по году, два, а потом изживает себя, становится неинтересным, а у нас в театре спектаклям по 15 — 20 лет, и все равно они собирают аншлаги. Видимо, секрет в том, что мы выбираем жизненные темы, которые всегда остаются актуальными.

— Но ведь за годы меняются люди, и артисты на героев, которых играют, с течением времени могут смотреть по-другому?

— Конечно, одно дело, когда я играла Елену (в спектакле «Похищение Елены»), когда только пришла в театр в 25 лет, и другое теперь, когда мне 47. Уже совсем другая Елена. Но, если я, например, играю во французской комедии, то не могу наделять героиню своими умом и опытом, потому что она требует легкости. Взрослеем мы, взрослеет и спектакль, другой вопрос, что трудно столько лет находить вдохновение, чтобы выходить на сцену в сотый раз и выдавать настоящие эмоции.

— Какому зрителю повезло больше: тому, кто пришел на спектакль в первые месяцы после премьеры, или тому, кто видит уже много раз сыгранную постановку?

— Трудно сказать, потому что даже критики приходят на спектакль несколько раз — сначала на премьеру, а потом на 10—15-й спектакль, это примерно через полгода — год. Когда он уже устоялся, пришел в форму. Сколько бы не играл на сцене, а я делаю это уже лет 30, волнение есть всегда. Актерская профессия такова, что, хотя ты признанный народный артист, все равно приходишь в новый спектакль и доказываешь свой профессионализм, показываешь, что умеешь. 

— Играя на сцене, следите за реакцией зрителей в зале?

— Конечно, и часто вижу, что мужчины, которых в основном приводят жены, сначала сидят с хмурыми лицами, а заканчивают смотреть некоторые постановки со слезами на глазах. Кто-то понимает, что жизнь проживает не так, неправильно, а кто-то, наоборот, благодаря нашей работе на сцене и образам, которые мы передаем, думает, какое счастье, что я живу так, как живу.

— На ваш взгляд, насколько сегодня популярен театр?

— Очень популярен. Людям он необходим. Мы же переживали разные времена, когда у людей и на еду денег не было, а они все равно приходили в театр. И сейчас не самое простое время, но залы у нас забиты, поэтому каждый раз выхожу и благодарю зрителей за то, что пришли. Кино можно посмотреть и дома, а почувствовать эту атмосферу, обменяться с актерами энергетикой — кино это не заменит. Даже когда детей из школ приводят посмотреть постановки по произведениям, входящим в школьную программу, я вижу, что они не разочаровываются в театре, а заинтересовываются им.

— Сталкивались ли вы с некорректным поведением со стороны зрителей?

— Никогда. У нас есть спектакль «Поле битвы», режиссер поставил в нем апарт, то есть я переключаюсь на зал и начинаю с ними работать, обычно выбираю одного мужчину и разговариваю именно с ним. После этого часто получаю цветы от этих избранных людей, они идут в буфет и передают мне шампанское, конфеты (смеется). Единственная проблема у нас — это телефоны. Пять раз перед началом просят их отключить, но всегда найдется один, кто этого не сделает.

— Ваша кинокарьера началась довольно рано.

— До поступления в институт я год занималась в театральной студии Талипова, у которого потом играла в театре. Вообще, по рассказам думала, что в театральный с первого раза не поступают, поэтому знала, что если у меня тоже не получится сразу, пойду на биофак и пытаться больше не буду, но меня взяли.

В Советском Союзе было принято, что каждое лето студенты из театральных вузов Москвы, Минска, Питера и других городов собирались на театральном фестивале. После моего первого курса он проходил в Киеве, куда я и отправилась. В один из свободных дней с однокурсницами решили пойти на киностудию Довженко, чтобы оставить там свои резюме, стать на учет. В тот момент на месте не было фотографа, а свои фотографии оставить нужно, потому администратор предложила нам пойти на кастинг Засеева в картину «Дорога в ад», который как раз проходил в то время на студии. Сходили. Буквально через неделю мне приходит телеграмма: «Вызываем на пробы на главную роль». Счастливая поехала в Киев, а через две-три недели узнала, что меня утвердили.

— Тогда у вас совсем не было опыта, пришлось тяжело?

— Да, у меня была роль наркоманки, которая умирает. Чтобы сыграть это, возили в больницу, потому что я, естественно, не знала, как там, что происходит у таких людей. Позже скорая помощь дежурила на съемочной площадке уже для меня, потому что на тот момент я не могла правильно распределить свои эмоции. За три месяца эмоционально была истощена полностью. 

После проекта «Дорога в ад» было еще пару работ, а потом начались 90-е. Как говорят японцы в своем самом страшном проклятии: «Дай бог жить в эпоху перемен». Примерно так и получилось в нашей жизни. Многие киностудии тогда развалились, актеры пропали. У меня появились коммерческие проекты, а потом и сериалы.

Спектакль «Похищение Елены».

— Сегодня в сериалах вы снимаетесь ради денег или профессионального удовольствия?

— И чтобы деньги заработать, и для того, чтобы форму не терять. У меня уже столько работ в сериалах, что точную цифру назвать не смогу. Но если кто-то думает, что эти снимки простые — нет. Например, две серии «Дороги в ад» мы снимали четыре месяца, а теперь четыре серии снимаются за 15 смен, одна смена длится 12 часов. Начинаешь утром, заканчиваешь поздним вечером, а тебе еще после этого дают стопку текста, с ним надо поработать, а в семь утра опять выходить на площадку. Бывает, в один день мы снимаем кадр с первой серии, кадр из четвертой серии и еще с какой-нибудь, поэтому нужно быстро суметь перегримироваться, так как в одной серии ты плачешь, а во второй — идешь в ресторан. Никого не волнует, как ты будешь с этим справляться, никто не будет тебя учить, если не успеваешь — до свидания.

Пусть, как некоторые говорят, мы снимаем сериалы для бабушек, но лично по себе и глядя, как работают коллеги, абсолютно честно скажу: все отдаются на 100%.

— Актер обычно может выделить любимые и нелюбимые роли?

— Думаю, нет. Не может быть такого понятия, потому что даже если у тебя маленькая сцена, то за время работы с текстом, репетиций вкладываешь в ней очень много. Фаина Раневская не сыграли ни одной главной роли, она выходила, говорила два слова и снимала сливки, в то время, как исполнители главных ролей рвали на себе рубашку. 

Я в своей жизни переиграла много того, что мне хотелось, и того, чего не хотелось. Очень люблю свои комедийные роли, когда люди смеются — это здорово, и очень люблю, когда зрители плачут, проживая со мной роль.

Вообще, только в актерстве можно попробовать себя в разных профессиях. Иногда мне задают вопрос: не жалею ли я, что выбрала эту работу? А как можно жалеть о прожитой жизни? Конечно, она сложная, почему у актеров часто случаются инфаркты и инсульты, — ты эмоционально отдаешься профессии. Часто слышу, что с актрисами трудно строить семейную жизнь, но поверьте, я столько наиграюсь в театре, что в жизни из меня актриса хуже любой женщины из магазина. Вообще, более печальных людей, чем актеры, найти сложно.

— Актера всегда оценивают, выбирают, это определенная зависимость...

— Я и сегодня с этим не смирилась. Неважно, насколько высокий у тебя профессионализм, как ты сыграл свои прошлые роли. Тебе дают текст, ты все равно идешь на кастинг, пробы, и так снова и снова. Ты просто можешь не подходить внешне или элементарно не нравиться режиссеру, и все, тебя не возьмут. Когда только пришла в профессию, не была к этому готова, и сегодня бывает больно и обидно, наверное, такое уже никогда не пройдет.

— Приходилось ли вам ради карьеры жертвовать своей личной жизнью?

— Не сказала бы. Хотя у меня двое детей, но в декрете я не была ни одного дня, играла на сцене до 7—8 месяцев, уходила и уже через неделю после родов возвращалась либо на сцену, либо на съемочную площадку. Свою старшую дочь я родила в 28, на тот момент уже не была замужем и оставлять ее мне не с кем, поэтому большую часть времени ребенок проводил в театре. Я выходила на сцену, а ее вот здесь, возле театра катали в коляске. Тогда не было машины, поэтому после спектакля шла на Немигу на троллейбус, коляску на бедро и ехала домой. Зато дочь всегда была со мной и внимания ей хватало. Вторую девочку я родила тоже поздно — в 36 лет. Здесь уже помогала старшая, появились няни. Сейчас вообще нет проблем родить и продолжить развиваться в своей профессии, да и тогда у меня такой выбор не стоял. И мужчины не было, который поставил бы меня перед дилеммой — он или театр, получил бы однозначный ответ — театр!

— Кто-то из дочерей пойдет по вашим стопам?

— Они у меня абсолютно две разные девочки. Старшая учится на факультете международной журналистики, а младшей сейчас всего 11 лет, но она очень интересный человек, никогда у меня не смотрела мультики, а любила передачи Аnimаl Рlаnеt о животных. В детстве твердо заявляла, что будет ветеринаром, в три года сказала: «Мама, я не ем трупов», и с тех пор является полной вегетарианкой.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

lobazhevich@zviazda.by

Выбор редакции

Общество

Как защититься от мошенников в сфере современных технологий

Как защититься от мошенников в сфере современных технологий

Фишинг, вишинг — два кита киберпреступности.

Общество

Арктическое вторжение на смену теплому воздуху. Когда ждать первый снег? Прогноз от Дмитрия Рябова

Арктическое вторжение на смену теплому воздуху. Когда ждать первый снег? Прогноз от Дмитрия Рябова

С чем связана такая осенняя изменчивость погоды и когда ждать первый снег.