Вы здесь

Спорные моменты опеки детей


«Я приходила с работы, падала на диван и ревела. Не от боли — от бессилия». Это слова матери, ребенок которой живет в приюте, так как комиссия посчитала, что семья находится в социально опасном положении. История женщины стала основой для документального фильма, который увидели участники круглого стола «Гиперохрана проблемных семей. Как избежать конфликтов между чиновниками и родителями?»

Безусловно, практика проверять семьи, которые вызывают тревогу, организована из благих побуждений. Существуют ситуации, когда малышу действительно лучше попасть в приют. Это шанс для него оказаться в приемлемых условиях, когда впереди нет пьяных ссор и постоянной нужды. В то же время и для горе-родителей отнимание ребенка является последней предостережением, чтобы задуматься и исправить положение.

Однако не все родители ведут антисоциальный образ жизни. Тяжелые обстоятельства, болезнь или поиск работы могут привести к ситуации, которую иначе, чем «не повезло», не охарактеризуешь. Где проходит граница между желанием родителей сохранить семью и стремлением чиновников защитить детей от неблагоприятных условий?


Около размытых берегов

Один из спорных моментов касается акта по результатам проверки условий жизни. Это документ, где комиссия оценивает бытовые и психологические условия, в которых воспитывается несовершеннолетний.

— Вся беда в том, что критерии, чтобы причислить семью к социально опасному положению, размыты, и если придирчиво относиться к каждой мелочи, то многие «беспроблемные» семьи вдруг могут попасть на учет, — рассуждает руководитель рабочей подгруппы по правам семьи и детей Форума гражданского общества Восточного партнерства Леонид Скоробогатый.

Обследование семьи может происходить не только по запросу суда, милиции, поликлиники, расчетно-справочного центра, но, например, и после сигнала — сообщения от постороннего. Ограничений по количеству проверок нет. Условно говоря, в один день к семье могут пойти представители учебного заведения, назавтра — специалисты отдела образования, а еще через сутки — комиссия из медицинского учреждения. Подпись лиц, дом которых посещала комиссия, в акте проверки не предусмотрены. Отсюда — можно не показывать документ родителям, и последние никогда не узнают, что там написано. Как результат, они не смогут исправить изобретенные нарушения или оспорить решение комиссии. Первоначально акт проверки считался служебным, поэтому недоступным для просмотра. Сейчас статус документа изменился на «до востребования». Таким образом, родители могут написать запрос и ознакомиться с выводами проверяющих лиц.

— Проблема большинства родителей — низкая юридическая осведомленность, — считает юрист и приемная мать Елена Кашина. — Я рекомендовала бы всем многодетным семьям или семьям, состоящим на учете социально опасного положения (далее — СНС), ежемесячно делать запрос на копию акта проверки и потом сохранять ответы, чтобы защитить себя от возможных неприятностей.

Мы пришли вас пристыдить

По словам Леонида Скоробогатого, пик изъятия детей пришелся на 2012—2013 годы, в 2016 году этот показатель уменьшился на 1200 детей, в 2017 году пока что зафиксированы одиночные случаи. Существует объяснение Министерства образования, которое запрещает проводить неожиданные проверки. Таким образом, родители получили возможность договариваться на удобное время, и приход комиссии перестал быть шоком. Но, со слов многодетной матери Натальи Янушкевич, неприятные случаи происходят:

— В проверках комиссий много субъективизма. Декрет №18 создавался, чтобы помогать многодетным родителям и семьям с приемными детьми, но почему-то некоторые проверяющие превращают этот процесс в поиск обвинений. В жилом доме, тем более с детьми, не бывает идеального быта. И если после осмотра с позиции «вы нам должны» члены комиссии срамят мать за пыль на зеркале или разбросанные вещи, причем делают это на глазах у детей, то представьте, какой это удар по родительскому авторитету и негативный опыт самого маленького человека! У ребенка закрепляется понимание, что в любой момент чужие дяди и тети могут заглянуть к нему в комнату и наругать за игрушки на полу.

Вообще, осмотр дома, где живет семья, чужими людьми — деликатный вопрос. Комиссия заглядывает в комнаты, шкафы, холодильник, пересчитывает одежду и вещи... Иногда это происходит на глазах детей, в том числе подростков, которые вообще болезненно относятся к заходам на «их территорию».

Есть вариант более бережного для детской психики метода контроля? Елена Кашина считает, что да. Тот же учитель регулярно видит школьника на занятиях. Если ребенок выглядит усталым, замкнутым, если у него небрежная одежда и неухоженный внешний вид, низкая социализация или постоянные конфликты с одноклассниками — это тревожные звоночки опасного положения.

Станет ли заинтересованность выходом?

К вопросу по защите детей от неблагоприятных условий нельзя подходить однозначно, считает депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, член Постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Елена Анисим.

Не только ребенок из многодетной семьи может попасть в опасное положение. Главная беда — в отношении родителей к своим обязанностям. Для примера, две ситуации. С одной стороны, семья, где папа и мама заняты на работе с низкой оплатой и поэтому терпят нужду. С другой — асоциальный образ жизни старших родственников, которые даже не вспомнят, кормили ли они сегодня ребенка. При внешне общем параметре малообеспеченности между этими двумя случаями большая разница. Было бы правильно в выявлении проблемных семей делать акцент на профилактику и поддержку. Особенно это актуально для деревни, где соседи знают, что мать часто употребляет алкоголь, но одновременно любит своего ребенка. В глазах односельчан этот факт вроде бы «прощает» слабость матери. Но такая любовь может привести к беде, так как женщина не в состоянии управлять даже собственной жизнью, спуская средства на спиртное.

— В последнее время из Министерства образования была озвучена информация о подготовке изменений в одно из положений. Возможно, они позволят сгладить спорные моменты с постановкой семей на учет, говорит Елена Анисим. Однако, на мой взгляд, важно создать в обществе информационный тренд, который бы делал упор на стремление к лучшей жизни. Человеку дано много возможностей, пусть только решить, чего он хочет, что умеет и на что претендует. Сегодня государство заинтересовано в трудоустройстве людей. Если еще обратить внимание на технологичность некоторых работ и достаточную оплату, то некоторые проблемные вопросы исчезнут сами собой: людям станет неинтересно, невыгодно сидеть на месте, для них откроется перспектива.

Вместо чучела — спасательный круг

— Мы не говорим, что законы нарочно усложняют жизнь семьям. Законы, наоборот, предназначены, чтобы выявить проблему как можно раньше и помочь не попасть в сложное положение, — говорит Елена Кашина. Но при этом дополняет, что сам подход к проведению проверок должен измениться.

По мнению юриста, прежде всего надо избавиться от стереотипа, что детей отбирают только у аморальных родителей, мол, сами в этом виноваты.

Другая мера, которая могла бы улучшить взаимоотношения контрольных служб и родителей, — изменения в законодательстве, более точные формулировки критериев проверки. Например, несправедливая ситуация, когда мама боится просить материальную помощь для ребенка, так как один из возможных критериев постановки на учет СНС как раз связан с ее частыми запросами. При этом нигде не прописано, что следует понимать под словом «частые». Или еще пример — о семейной тирании. Если кто-либо из родителей проявляет насилие по отношению к родным, то накажут не только агрессора, но и жертву, принудительно отобрав ребенка в приют.

Третье изменение, которое бы хотели видеть участники обсуждения, — строгое регламентирование действий внутри контрольных учреждений. «Уставщина» в этом случае позволит родителям защищать свои права в случае несправедливых резолюций комиссии либо нарушений с ее стороны.

— Если родители невежественны в юридических тонкостях, советую им обращаться к специалистам, — говорит Елена Кашина. — Консультацию теперь можно получить по телефону или через интернет. В любом случае, родители должны осознавать, что они борются за свое чадо.

Как видно, вопрос по неблагополучным семьям не имеет однозначного решения. С одной стороны, нужно уточнение законов, регулирующих нормы благополучия малыша. С другой — родителям также необходима поддержка. В любом случае, главную роль играет индивидуальный подход к каждому случаю и вечный принцип врачей: «Не навреди».

Рогнеда ЮРГЕЛЬ

yurgel@zviazda.by

Выбор редакции

В мире

Чернозем с доставкой. Почему в Украине землю выставили на продажу?

Чернозем с доставкой. Почему в Украине землю выставили на продажу?

Приобретать земли сельхозназначения иностранцам по-прежнему не разрешается.

Культура

Каким будет королевский дворец в Старом замке?

Каким будет королевский дворец в Старом замке?

Это вторая очередь реставрации.

Общество

Учёба онлайн и офлайн. Как цифровые технологии помогают справиться с вызовами времени?

Учёба онлайн и офлайн. Как цифровые технологии помогают справиться с вызовами времени?

После пандемии коронавируса образование уже никогда не будет прежним.