Вы здесь

Веселые истории наших читателей


Не зная броду...

Это случилось со мной в Сенегале, на побережье Атлантического океана.

Ну, кому бы в жару (более 30 градусов) и после долгой экскурсии по городу не захотелось в нем искупаться?!

Вот и мы с удовольствием бросились в воду: даже на миг не задумались, можно ли это или нет.

Я, например, достаточно далеко отплыл от берега, стал на ноги, чтобы немного отдышаться, и почувствовал, что в пяту мне что-то укололо. Сразу же переступил на вторую ногу — ей тоже досталось. Причем ощущения от уколов были настолько неприятными, что я тут же поплыл к берегу.

А там и выяснилось, что в воде обеими ногами я наступил на... морских ежей, что иголки их, уткнувшись в подошвы, местами сломались...

Вытаскивать то, что осталось, было чрезвычайно трудно: кажется, схватишь за кончик... И его же оторвешь. Вся остальная «заноза» остается в ноге. А уже колется...

В кармане у меня был ножик, и поэтому вместе с иглами я (где сам, где с помощью товарищей) стал вырезать кусочки кожи.

...С большим трудом, хромая на обе ноги, я добрался до своего теплохода. Обуваться не мог, потому что ноги распухли. Но сдаваться не выпадало: я продолжал «воевать» с занозой, и наконец наступил тот час, когда их не осталось.

Так, на своей собственной коже (в полном смысле этого слова) я проверил мудрость нашей пословицы «Не зная броду, не сунься в воду».

П. Сочивко, д. Цирин, Кореличский район


Прибор универсальный

Не знаю как кто, а я-то люблю посидеть, поговорить с внуками (у меня их трое — два студента и школьник).

Так вот как-то завели мы разговор об устройствах для письма. Я, в частности, спросил: знают ли они, что было сначала, что потом?

Ответы были разные и достаточно интересные. О гусином пере сказали все. Может потому, что в учебниках по литературе есть известный рисунок Пушкина. Потом назвали мел, уголь, карандаш, фломастеры... Младший еще вспомнил про баллончики с краской, что используют любители граффити.

— А что такое авторучка? — спросил я.

Внуки дружно указали на свои шариковые...

С одной стороны оно близко, видно, но я сделал экскурс в историю — рассказал сначала о насадках.

Ручки эти, кто не знает, состояли из деревянной палочки, в которую вставлялось перо — «звездочка» или «лягушка». Его макали в чернила (водный раствор красителя), которые хранились в специальных стеклянных чернильницах. (Особенность их заключалась в том, что жидкость оттуда почти не выливалась даже тогда, когда емкость падала набок либо вообще переворачивалась.)

Писать пером — тоненько или с нажимом — была особая наука и особая работа. У журнала «Вожык» даже рубрика была «Перо нарыпело»...

На смену им пришли авторучки, которые человек уже сам заполнял чернилами из специальной бутылочки.

И только потом появились современные ручки со стержнем.

...Помню, привезли такое чудо и Петровичу, колхозному председателю. Что важно, привезли из-за границы и как раз на Пасху. И вот первый рабочий день после него, утреннее совещание. Смотрит председатель на своих орлов-специалистов, а те лица свои закрывают — похмелились утром, хотя с этим в хозяйстве очень строго было.

— Сколько на грудь принял? — спрашивает председатель у краснощекого бригадира.

— Петрович, правду говорю: сегодня — ни граммульки, только чашку чая, — оправдывается тот.  

— А мы проверим, — сказал председатель и достал из кармана шариковую ручку. Несколько раз пощелкал ей (мол, смотрите, прибор работает) и поднес к губам бригадира:

— Дуй.

Тот, однако, не спешил: он уже слышал от водителей, которые ездили в командировки, что работники ГАИ сейчас «вооружены», что есть у них специальные трубочки — стоит подуть, когда пил, — она ​​тут же посинеет...

А председатель между тем ожидал. Так что деваться было некуда: пришлось тихонько дохнуть.

— Сейчас посмотрим, — пообещал Петрович и, разобрав ручку, показал... синий-синий стержень. — Да ты, братец, почти пол-литра выпил?

— Нет! Как бог на небе: две рюмки — не больше.

— Ну, кто еще две рюмки? — председатель смотрел на мужиков.

— Так же праздник какой, Петрович! — зашумели те. — Извини.

— Хорошо, — согласился председатель. — На сегодня извинияю, но имейте в виду, что алкотестер у меня сейчас есть, и его не обманешь.

Мужики поверили — за чистую монету приняли.

Засомневались только потом: после того, как Петрович, у них на глазах, алкотестером... подписал какую-то бумагу.

Валерий Гавриш, г. Чаусы 


Чудодейственное средство

Не так давно (см. «Звязда» от 24.11) я писала, как жена «полечила» своему мужу живот — анилиновым красителем. Сейчас расскажу, как муж (уже другой) вылечил жене радикулит.

О лекарствах обычно говорят, что они одно лечат, другое калечат. Здесь как раз такой случай.

Жили-были, значит, Федька с Анютой. Хорошо жили, так Анюта была человечной женщиной и старательной хозяйкой.

И Федька ее тоже не лодырь — добытчик, дальнобойщик, хорошо зарабатывал, всю большую страну объехал «от Москвы до самых до окраин», имел «подвязки» в Прибалтике. А ведь тогда это «чисто запад», почти капитализм. И все у Федьки было: и «Рижский бальзам», и эстонский ликер «Вана Таллинн», и сосиски, которых тогда не видел никто, и пиво «Таврас»...

Все это Федору «подгоняли» его прибалтийские друзья. А он им вяленых лещей из нашего Днепра... Встретятся, так пиво пьют да разговаривают. Прибалты говорят, что надо деньги с книжек снимать и покупать доллары, ведь это валюта. А наши ребята только усмехаются: зачем?

Надо было прибалтов слушать.

...Но одно плохо: несмотря на процветание семьи, донимали Анюту боли в спине. И никакие, даже прибалтийские, средства ей не помогали. Бывало, приедет Федька с рейса — ему бы «расслабиться», «супружеский долг» выполнить, а жена чуть не волком кричит: даже не приближайся, мол.  

То как-то аж с Алтая привез ей Федька чудодейственное средство: рецепт местных шаманов — пойманные в полнолуние гадюки, скорпионы и еще какие-то чудовища, настоянные на спирту со жгучим перцем. (Как говорил незабвенный Задорнов, средство по рецепту гималайской бабушки Фроси, от которого она и умерла.)

Так вот, значит, скрутило Анюту — ни ахнуть, ни вздохнуть. Федька положил ее на живот, на большую подушку, и начал «священнодействовать»: нальет, значит, немножко средства на больное место и растирает понемногу.

Как признала больная, — спине потеплело, боль стала утихать.

Тогда муж ее решил ускорить «лечение» — плеснул средства уже не жалея, да так, что растереть не успел: оно по «желобку» на спине «побежало» вниз, к главному женскому органу.

«Воздействие» было моментальное: Анюта вскрикнула, вскочила, будто никакого радикулита не было, схватила палку, с которой до этого металась по дому, и, вспомнив Федину мать (хотя относилась к ней с огромным уважением), «передернула» ей по мужескому плечу. А потом пулей понеслась смывать те лекарства...

Долго мыла — затянулся «процесс», горе было для Федьки.

Но радикулит своей жене он вылечил!

Софья Кусенкова, д. Лучин, Рогачевский район


Шутил Купряшка, да попал в тюряжку

Молодыми мы любили пошутить, особенно с девушками. У нас на химзаводе в то время нетрудно было найти, например, мертвую мышь. Еще легче — подложить ее в оставленные на столе женские перчатки... Со всеми отсюда последствиями.

Еще одну неожиданность мы готовили в жару. На термометре, например, плюс 30. На улице — нечем дышать. Что уж говорить о производственных помещениях...

Так мы к девушкам с «сюрпризом»: кто-то из парней берет резиновую перчатку, наполняет ее холодной водой и потом эту «бомбу» сбрасывает через монтажный проем.

Шок был — еще тот, но с «порцией» прохлады... Поэтому вслед «бомбардировщику» летело разве что несколько сильных слов — и не более.

Были еще глупее шутки. Один молодой человек, чтобы обратить на себя внимание девушки, ничего лучшего не придумал, как воткнуть ей в ухо трубку, из которой шел сжатый воздух.

Эта шутка закончился тем, что инициатор получил выговор и лишился премии за хулиганство на рабочем месте. Он же из собственного кармана оплатил потерпевшей листок нетрудоспособности.

Перепало то и мне. Иду, значит, по улице, а впереди, вижу, знакомая.

Захотелось пошутить: догнал ее, схватил за сумочку.

Может, там денег много было, может, еще какая причина, но девушка испугалась так, что я и сам зарекся шутить, и других сдерживал. А тем более — по отношению к девушкам, ведь мало ли что...

Николай Стариков, г. Гомель

Рубрику ведет Валентина ДОВНАР

dounar@zviazda.by

Выбор редакции

Общество

Хормейстер Нина Ломанович: Можно выходить замуж, если жизнь женщины после этого улучшится

Хормейстер Нина Ломанович: Можно выходить замуж, если жизнь женщины после этого улучшится

Главному хормейстеру Большого театра 27 августа исполнилось 70 лет.

Общество

Если помощь нужна экстренно, ее всегда смогут оказать волонтеры Красного Креста

Если помощь нужна экстренно, ее всегда смогут оказать волонтеры Красного Креста

Громкий гул сирены врасплох застал пенсионерку Веру Васильевну дома.

Политика

Лукашенко: Мы должны принять дополнительные меры по защите интересов многодетных семей

Лукашенко: Мы должны принять дополнительные меры по защите интересов многодетных семей

Об этом Президент заявил во время совещания с руководством Совета министров.

Общество

Как развиваются торфяное и газовое хозяйства

Как развиваются торфяное и газовое хозяйства

Беларусь занимает четвертое место в мире по добыче торфа и экспортирует продукцию из него в 25 стран.