Вы здесь

Анна Харланчук-Южакова: Я ко многому философски отношусь


Анна — актриса, жена ведущего актера Купаловского театра Павла Харланчука и мать пятерых детей — Филиппа (15 лет), Ивоны (11), Адели (10), Оливии (8) и Павлины (3). Как получается сочетать такие разные роли, мы спросили у хозяйки большой семьи.


Все вместе.

— Анна, давайте вспомним то время, когда вы работали в театре...

В Национальном драматическом театре имени Горького, куда пригласили весь наш второй курс театральной академии, я выступала с 2002 года. Работала там, пока в 2007-м не родилась Аделя. А после декрета, вышла из него, кстати, буквально через полгода, работала в Драматическом театре Белорусской армии. Там играла до рождения Оливии, до 2009 года.

— Сегодня, несмотря на занятость в семье, у вас с Павлом свой театральный проект «Город друзей»...

— В эту осень много времени я посвящала учебе детей. И Паша стал более занят. Проект, к сожалению, на данный момент остался вне нашей жизни. В планах на каникулах взяться за него, тем более что декорации, сценарий к новой постановке есть. Пашу, мне кажется, надо заменять (улыбается). И если он будет не против, так и сделаем.

— Не жалеете, что творчеством приходится жертвовать ради семьи?

— Я всегда хотела, чтобы у меня было несколько детей, причем с небольшой разницей в возрасте. Мечтала, чтобы в молодом возрасте у меня была такая команда. И счастлива, что так и получилось.

— Итак, когда дочери Аделе был год, в вашей семье появились приемные дети: Филипп и Ивона. Как справлялись, почти не имея родительского опыта?

— Оглядываясь на тот период, скажу: мы все правильно сделали. И даже хорошо, что не знали, что нас ждет. Мы были уверены, что должны усыновить ребенка. Сразу договорились: во-первых, не будем выбирать, а возьмем того, кого предложат. И потом не откажемся от него. Ведь случается такое, и довольно часто, детей возвращают, столкнувшись с трудностями... Паша даже не поехал смотреть, сказал: привози и все. Я, когда зашла в палату и увидела Ивону, сразу согласилась. А через день нам сообщили, что у нее есть брат, но их можно разделить. Вот это был сложный выбор: мы рассчитывали на одного ребенка. Естественно, мы решили их не разделять и забрали двоих.

— Что было самым сложным?

— Принять детей. Я знала, что я их полюблю. И сегодня это так. Но это был непростой путь. Вот ребенок, но он с другими привычками, и делает все как-то не так. Когда маленького растишь, то пусть он и делает не то, ты чувствуешь сердцем и принимаешь. А тут другой человек в твоем доме... Был и период адаптации, когда они начинают биться головой об пол. Боялись воды. Ивона мужчин, даже Пашу, не подпускала к себе.

— Самостоятельно со всем справлялись?

— Да. Я Ивонну сразу положила спать к себе: с одной стороны маленькая Аделька, с другой она. Ивона сначала была зажата, всю ночь не расслаблялась, не раскидывалась, как дети обычно во сне. Я тогда кормила Аделю, а Ивонна смотрела на меня как-то удивленно. Я спросила: может, и ты хочешь? И она ко мне присосалась на год. Филипп, а ему было пять лет, все держал в себе. И внешне казалось, что все хорошо. А через какое-то время сказал, что не хочет, чтобы мы были его родителями... Но наступает такой период, когда ты принимаешь детей такими, какие они есть. А они вливаются в твою семью, ты становишься их.

— Есть вещи, которые не прощаете детям?

— Я ко многому философски отношусь. Например, беспорядок в детских комнатах меня, в отличие от Паши, не раздражает. Но не могу терпеть хамство. Когда вижу какое-то недоразумение между детьми, начинаю разбираться с ними, объяснять, что это недопустимо.

— Можете наказать?

— Филиппа больше, чем девочек наказывали, ведь он мальчик, но сейчас нет такого, ему уже 15. Нельзя сказать, что с ним нет проблем. Но я чувствую, что между нами были прекрасные отношения! Есть и любовь, и уважение, и послушание. И мы словно равные с ним. Я могу с Филиппом, как и с девочками, только серьезно поговорить.

С мужем Павлом Харланчуком.

— Расскажите, как проходит ваш день?

— Мы просыпаемся довольно рано. Далее учимся. Впоследствии, во второй половине дня, — музыкальная школа, керамика, шитье. Дети заняты почти до вечера, я вместе с ними. Филипп, кстати, уже окончил музыкальную школу. Это был его выбор, захотел пойти на гитару, сейчас самостоятельно продолжает заниматься: попробовал и бас-гитару, и электро, сейчас вернулся к классической акустической гитаре. Ивона занималась на фортепиано, перешла на флейту, Оливия также фортепиано заменила на гитару. Аделя остается на фортепиано, она у нас композитор, сама сочиняет музыку. Когда начинают ныть, я говорю: уходим. А если остаетесь, давайте заниматься.

Суббота у нас более свободный день, когда мы вместе. Не факт, что Паша с нами, но я стараюсь с детьми побыть дома. На бытовые вещи времени, разумеется, не хватает. На мой взгляд, если правильно спланировать, можно все успеть. Значит, я не умею хорошо планировать. Случается, бросаюсь во что-то — спектакль или что-то связанное с учебой детей, и не могу оттуда вырваться. Впрочем, стараюсь в конце дня всегда убрать. Дети должны все расставить по местам, только Павлина нам это все портит. У всех детей есть свои обязанности, только не всегда их выполняют. Но знают, что они должны заправить кровать, убрать за собой стол на кухне, что в комнате должно быть чисто.

— Как ни крути, от ежедневной многозадачности вам не деться...

— Да, бывают совсем непростые дни. Как-то у Адели был концерт: в академическом зале, с конферансье. А я неправильно поняла, решила, что будет только запись для радио. В результате все в вечерних платьях, а Аделя — в кроссовках. Я поставила себя на место ребенка и подумала, как ей будет неудобно. Тем временем концерт начался. Я понимаю, что домой за платьем не успеваю, только в магазин. И я помчалась. Не знаю, сколько денег на карточке, помню, что немного. Вставляю карточку, и там сумма именно такая, которой хватит на платье. Всегда в ситуации, когда с чем-то не справляюсь, ставлю себе определенные знаки: если будет так, значит я иду дальше. Так есть какая-то надежда добраться до конца. Залетаю в один магазин — там космический счет, во второй — тоже. Говорю себе, что третий магазин — последний И там нахожу великолепные платья, тот размер, цена. Приобретаю еще и колготки. Остается только доехать до Адели. Час пик, центр города, ряды машин. Светофоры не работают, стоит регулировщик. Хорошо, что в очереди машин я была не первая — я бы, наверное, пролетела этого регулировщика, лишь бы успеть к ребенку, и пусть меня штрафуют. В итоге я доехала. Надеваю ей колготки, платье застегиваю, и тут объявляют: Аделя Харланчук. Она пошла на сцену, а у меня от напряжения полились слезы...

Все сложности воспринимаю так, как меня когда-то научили: есть рамка проблемы, а есть рамка ее решения. Мы никогда не должны оставаться в рамке проблемы, нужно переходить к ее решению. И понимать: да, у меня есть непростая ситуация, но я работаю над ней.

— Быть женой знаменитого актера сложно?

— Я очень уважаю ту часть жизни, которая есть у Паши в театре, на съемочной площадке. Люблю его как актера, и как режиссера. Он ставит спектакли, и я в некоторых участвую, очень нравится с ним работать. Я понимаю, что у него колоссальная занятость, и по-другому быть не может. Но иногда наступает критический момент, когда я честно признаюсь: Паша, нужен выходной. Я хочу знать, что у тебя будет свободный день, и я всю свою жизнь под его подстрою... Но их почти нет. Или вдруг Паша свободен на половину дня, когда уже ничего нельзя изменить, так как у детей свое расписание.

— Как проводите такие выходные?

— Или вдвоем, оставив детей с мамой, или вместе, всей семьей. Знаю, что лучший отдых для Паши — побыть дома. Тем более, что сейчас такое время — Рождество. В доме стоит елочка, огоньки, свечи вечером зажигаем, такая уютная домашняя атмосфера. Мы любим вместе смотреть хорошие фильмы. Самое сложное для меня — что Паша сильно занят.

— Какой Павел дома?

— Строгий к детям. Считает, что должен быть порядок внутри и снаружи. Я ему объясняю, что с детьми это не совсем так, но все равно благодарна, что он так держит нас в тонусе. Когда приходит вечером, должно быть убрано. Он не ест поздно, поэтому мне не приходится пыхтеть около плиты. Дети его любят, и он их тоже. С Павлиной много времени проводит, иной раз берет ее даже на работу, на репетиции. И подурачиться дома может с детьми, и потанцевать. Вместе с Филиппом футбол смотрят — и посещают матчи, и по телевизору.

— Какой наилучший лично для вас отдых?

— Мечтаю почитать, но никак не получается в последнее время. Если выбирать между едой и сном, я выберу последнее. Очень люблю воду, это та стихия, которая быстро приводит меня в нужное состояние. Не обязательно даже идти в бассейн, просто ванну достаточно, чтобы прошла усталость. Иногда отдых — встретиться где-то на нейтральной территории с Пашей. Вечером летом оставляю детей дома, сажусь в машину, встречаемся с ним в городе после его работы, чтобы вместе попить кофе или просто пройтись, поговорить.

Елена КРАВЕЦ

krаvеts@zvіаzdа.bу

Выбор редакции

Общество

Выбираем оптимальное время года для похудения. Спойлер: и это не лето!

Выбираем оптимальное время года для похудения. Спойлер: и это не лето!

Жизнь в «эпоху потребления» — серьезное испытание для человека.

Культура

Минск 1941. Как это было

Минск 1941. Как это было

Небо почернело от самолетов.

Культура

22 июня 1941 года разделила жизнь белорусов на «до» и  «после»

22 июня 1941 года разделила жизнь белорусов на «до» и «после»

Они еще не знали, что впереди — долгие три года жизни под оккупацией.