Вы здесь

Один день из жизни молодого госинспектора по охране природы


На днях Государственная инспекция охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь отметила юбилей — 15 лет. Ежедневно ее работники стоят на страже природы. Среди госинспекторов хватает молодых: каждый шестой — в возрасте до 30 лет. С одним из них, Иваном РАДЕВИЧЕМ, мы и отправились в рейд.


В рейд — на двое суток

...Девять утра. На месте встречи почему-то ищу глазами старенький уазик. Но вместо него нас с фотографом подбирает пикап японской марки. Неожиданно.

— Автопарк обновили. «Буханок» уже практически не осталось: для погонь за браконьерами, которые разъезжают на джипах, это не самая подходящая машина, — объясняет старший госинспектор Минской областной инспекции охраны животного и растительного мира Иван Радевич, а мы впрыгиваем в пикап.

В дороге 23-летний парень рассказывает о себе. По образованию он юрист: окончил Международный университет «МИТСО». После работал судебным исполнителем. В той профессии, замечает Иван, можно получить много юридического опыта. Но большую часть времени отнимают не обходы должников, а бумажная работа. Сидеть в кабинете парню не хотелось. Поэтому через три месяца он уволился и, когда увидел вакансию госинспектора, которая обещала много движения и приключений, решил попробовать себя в новой профессии.

Сначала — стажировка. Месяц Иван ездил в рейды в качестве общественного инспектора. После попал в штат. По окончании испытательного срока парня ждал экзамен. Для этой работы нужно знать законодательство в сфере охраны природы и быть физически подготовленным. С последним у Ивана проблем нет: в школьные годы он занимался греблей и имеет звание кандидата в мастера спорта.

Работа на природе — это еще и возможность полюбоваться пейзажами.

Рейд у инспекторов тянется два дня. Ночуют в машине. Сначала, признается Иван, было трудно привыкнуть к новому графику. Да и спать в авто не то же, что в домашней кровати. Но через две недели адаптировался.

Из экипировки у инспекторов бинокль, компас (хотя чаще пользуются картами на смартфоне), приборы ночного видения, наручники, автоматы. В группе — в ее составе три и более человек — минимум двое должны быть вооружены.

— Я работаю здесь восемь месяцев. Применять автомат, к счастью, еще не приходилось. Наше главное оружие — слово. Разговариваем с правонарушителями тактически и вежливо. Не всегда, конечно, проходит гладко. Некоторые начинают драться или пытаются убежать. Многие стараются обмануть, чтобы избежать ответственности. Придумывают различные отговорки: забыл, не знал, — делится Иван.

Рыбаки мороза не боятся

На контроле — территории, где наиболее часто совершаются правонарушения. Одна из таких «горячих точек» — Минское море. Там и останавливаемся. Водитель остается в машине, а мы направляемся к рыбакам.

Выходим на лед. Честно говоря, я впервые в жизни рискнула прогуляться по замерзшему водоему. Ведь, во-первых, в день нашего дежурства утром было 16 градусов мороза и толщина льда превышала 15 сантиметров, а во-вторых — ну чего волноваться, если у тебя такое сопровождение?

Инспектор проверяет, все ли рыбачат по правилам. Так, для ловли щуки человек может использовать не более пяти устройств — ставок (не более десяти — для членов Белорусского общества охотников и рыболовов). Все они должны быть подписаны. Оставлять ставки без присмотра нельзя.

Сегодня все в порядке. Кроме одного — не клюет.

— Вот все, что попадается на крючок, — показывает нам мужчина рыбешку длиной сантиметров пять.

— И долго вы сидеть здесь будете? — спрашиваю у рыбака и натягиваю капюшон.

— До вечера.

— В такой мороз?!

— У меня вон палатка стоит, буду греться. Там и конфорка есть, чтобы приготовить горяченького поесть.

Одному рыбаку наконец повезло — вытащил из лунки щуки килограмма полтора весом. Пока возвращаемся к машине, выясняем, что Иван также увлекается рыбалкой. За уловом ездит в места, знакомые с детства, — в Борисовский район, где живут его родственники.

Когда ждешь в засаде

Далее по маршруту — лесхозы Пуховичского района. В конце января, когда проходил наш рейд, была открыта охота на зайца и оленя. Хобби это не из дешевых. Так, за одного добытого оленя в Минской области необходимо заплатить 900 рублей, а если он трофейный (у таких животных четыре и более отростков на каждом роге) — 1200. Но почувствуйте разницу: добытый незаконно, тот же олень обойдется в 7350 рублей.

Старший госинспектор Иван Радевич проверяет, все ли рыбачат по правилам.

Сворачиваем на машине к лесу. Инспекторы присматриваются, есть ли свежие следы — телеги, человека, собаки. Если есть, идут проверить, что происходит на месте. За день приходится наматывать немало километров. «Зато с такой работой не растолстеешь», — смеется Иван.

Они с коллегой, кстати, за несколько дней до нашего совместного рейда задержали в Смолевичском районе двух браконьеров. У них была путевка на добычу пушного зверя, но в карманах у мужчин нашли пули и картечь. Значит, они намеревались подстрелить более крупную скотину, потому что при охоте на зайца можно использовать только дробь (шарики диаметром до пяти миллиметров). Теперь правонарушителям надлежит выплатить штраф — от 20 до 50 базовых величин (это минимум 490 рублей).

Нередко инспекторам приходится ждать в засаде. Если охотник еще в лесу, через какое-то время обязательно раздастся выстрел или лай собаки. Иван вспоминает, как одного браконьера, когда тот пытался убежать, подвела техника. Мужчина вскочил на мотоцикл, но не смог его завести. В картофельном мешке, который нес охотник, оказался огромный капкан. Задержанный пытался оправдаться, что хотел добыть бобра, но размер капкана явно был рассчитан на кого-то более крупного.

Иван признается: раньше не думал, что в угодьях Минщины водится столько зверей. Во время рейдов парень видел косуль, лосей, зайцев, кабанов. «А вот медведей не встречал. Хотя, говорят, они бывают в лесах Логойского района».

А еще инспекторы натыкаются на... влюбленные парочки. Все-таки лес — не самое лучшее место для свиданий.

На звук бензопилы в лесу

Выезжая из леса, замечаем местных жителей, которые заготавливают дрова. Останавливаемся, чтобы проверить, есть ли на это соответствующие документы с разрешением.

— Мы же ничего плохого не делаем. Наоборот, лес чистим — свозим сухие и поломанные деревья, — инспекторов с автоматами мужики сначала восприняли в штыки. Но, когда поняли, что это штатная проверка, расслабились. Даже рассказали о своей кобыле, которая «позировала» для нескольких городских скульптур, что в настоящее время стоят в разных уголках Беларуси.

Документы нашлись. Иван позже рассказал, что крупные правонарушения по заготовке леса чаще совершают не жильцы ближних деревень, а юридические лица. Так, как-то задержали представителя фирмы, который высекал деревья и потом поставлял материал за границу.

Заготовка леса — только по документам.

Инспекторы тесно сотрудничают с коллегами по охране правопорядка — следователями, милицией. За прошлый год в Минской области у браконьеров изъято 57 единиц незарегистрированного оружия.

...Ближе к вечеру возвращаемся в Минск. Мы с фотографом — по домам, а инспекторы — снова в поля. Их рейд закончится только в шесть вечера следующего дня. Так что природа всегда под пристальным наблюдением.

Наталья ЛУБНЕВСКАЯ

Фото Сергея НИКОНОВИЧА

Выбор редакции

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Оперативная информация с белорусско-польской границы.

Общество

Ольга Чемоданова: «Если случилась беда — идите туда, если можете помогать — помогайте»

Ольга Чемоданова: «Если случилась беда — идите туда, если можете помогать — помогайте»

Еще недавно Ольга Чемоданова считалась лицом белорусской милиции.

Общество

«Красная линия» для двух женщин. Могут ли свекрови и невестки жить дружно?

«Красная линия» для двух женщин. Могут ли свекрови и невестки жить дружно?

Отношения со своей матерью и свекровью — это две совершенно разные истории.

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на среду

Кризис на границе. Вся оперативная информация на среду

Оперативная информация с белорусско-польской границы.