Вы здесь

Лидия Ермошина: Оснований для расстройства пока нет


В интервью телеканалу ОНТ заместитель председателя Парламентской ассамблеи ОБСЕ, спецпредставитель по Восточной Европе Кент Харстед сказал, что многие пожелания его организации во время выборов в местные Советы депутатов не были учтены. Наш корреспондент побеседовал с председателем Центральной комиссии Республики Беларусь по выборам и проведению республиканских референдумов Лидией Ермошиной и выяснил, как будет меняться избирательная система, чем наши депутаты отличаются от коллег из России, а также кто может стать ее преемником.


- Какие рекомендации Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ могут стать толчком для изменений в избирательном законодательстве? Насколько они необходимы?

- Избирательное законодательство совершенствуется постоянно, просто оно должно быть привычным и понятным. Я всегда исхожу из того, что избирательный закон выполняют не профессиональные юристы, а обычные граждане. Они должны чувствовать себя в этом процессе легко, они не должны запоминать и зазубривает нормы. Здесь нужно руководствоваться человеческой логикой и здравым смыслом.

Поэтому мы, конечно, будем совершенствовать законодательство, но при этом по-прежнему делать все, чтобы оно было простым. В отличие от многих других государств, в том числе СНГ, у нас нет освобожденных организаторов выборов, нет каких-то освобожденных территориальных комиссий, которые должны работать и показывать населению, чем они занимаются. У нас же делают все общественные деятели, а сами выборы в стране организуют только девять человек - это Центральная избирательная комиссия.

Я не могу сказать, что мы революционно изменим законодательство, - оно может измениться радикально только при изменениях в Конституции. Если что-то менять в этом документе, то с учетом его норм будет меняться и избирательный процесс. И здесь не нужно полностью опираться на позицию ОБСЕ. У нас достаточно собственных квалифицированных юристов, есть парламент, который вправе сам определить, что хорошо, а что плохо для Беларуси.

Каждые выборы должны обеспечивать стабильность и понятность. Мне рассказывал мой киевский коллега, как в одном избирательном округе, условно говоря, в Днепропетровске, в выборах участвовало 63 кандидата. Скажите, это нормально? Избирательный бюллетень не может превышать одного метра, все данные об участниках написаны мелким-мелким шрифтом. Все это очень демократично, но является ли в таком случае выбор избирателя осознанным?

Мы будем пользоваться теми рекомендациями ОБСЕ, которые упрощают процедуру выборов прежде всего для кандидатов. По крайней мере, на это буду работать я. Чтобы было проще выдвинуться, чтобы не было наказаний за мелкие ошибки в декларациях, чтобы уменьшилось количество подписей для выдвижения.

- Были ли на вашей памяти выборы, после которых вы поняли, что избирательная система нуждается в изменениях?

- Система - нет, а нормы - да. Я могу сказать, что после парламентских выборов 2012 года я сама обратилась прежде всего к главе государства с предложениями по изменению избирательного законодательства. Почему? Потому что у нас очень широкие нормы в законе, они все направлены на добровольное исполнение, поэтому недобросовестные люди всегда могут найти определенные лазейки.

Именно поэтому Центральная комиссия обратилась с предложениями, и уже к 2013 году были внесены изменения в закон, которые затронули, например, порядок информирования населения. У нас же как было: на изготовление листовок кандидатам выдавались небольшие суммы. В результате получалось так, что ни кандидаты, ни комиссии этого не делали. Потом мне стали писать граждане с вполне обоснованными претензиями: они понятия не имеют, кто у нас баллотируется.

Все говорят: ходите на встречи с избирателями. Но ведь не ходят! Таким образом, хотя бы информационные материалы должны быть. Тогда мы забрали деньги у кандидатов - это было мое предложение - и передали в избирательные комиссии. И сейчас есть обязательное требование, чтобы комиссии произвели информационные материалы и вложили в почтовые ящики. По крайней мере, сейчас до похода на участок гражданин видит, кто баллотируется по его округу...

Не хочется все полностью зарегулировать, поскольку это будут очень толстые законы, которые невозможно изучить. С другой стороны, свободные нормы позволяют делать любые маневры. Все они законны, если нет запрета, но они не должны противоречить духу законодательства.

Так что нормы меняются постоянно. Менять избирательную систему? Любая система достаточно хороша, но я в некотором плане считаю, что нам нужно смотреть в сторону партий. Они у нас не развиваются, и это ненормально. Как бы мы ни говорили о представителях населения, везде в мире принадлежность к партиям позволяет формировать некую политическую среду. Так что, наверное, в будущем нам нужно адаптировать избирательную систему под нужды партий. То есть перейти к пропорциональной или смешанной системе, давать возможность партиям иметь какие-то квоты, если они соберут необходимое количество голосов.

- По сравнению с некоторыми представителями депутатского корпуса России белорусских депутатов можно назвать образцом спокойствия. Почему в Беларуси и России они так отличаются, нужны ли нашей стране яркие депутаты?

- Я абсолютно за ярких и медийных депутатов. Я считаю, что у нас их мало на экране, поэтому нишу приходится заполнять мне, что тоже неправильно. За меня никто не голосует, поэтому мне все равно, я могу находиться в тиши кабинета.

С другой стороны, у нас же другая избирательная система - во-первых, она мажоритарная. В России она смешанная: есть партии, которые подбирают ярких, эпатажных персон, чтобы одну партию отличали от другой. Я думаю, что, когда мы перейдем к подобной системе - смешанной или пропорциональной, - у нас такие фигуры появятся сами собой. Они есть и сейчас, просто их не видно на телеэкране. Что касается самого парламента, у нас туда проходят представители номенклатуры. Это солидные люди, которых невозможно представить публичными клоунами.

Я думаю, что неоднозначное поведение - это хорошо только для того, чтобы о данном органе говорили. Говорить о том, что такой депутат лучше и умнее, мы не можем, это только способ поведения.

- Вы рассказывали, что ЦИК может направить своих наблюдателей на выборы президента России. Какие аспекты российской компании можно перенять нам накануне выборов Президента Беларуси?

- На мой взгляд, у нас всего достаточно для того, чтобы проводить выборы Президента. Более того, я могу сказать, что, когда создавался избирательный кодекс, многие его нормы были заимствованы из законов Российской Федерации. Это сейчас они отошли от нас далеко в связи с изменением избирательной системы, партийными списками и так далее. Что же касается выборов Президента, то и у нас, и у них - это полностью мажоритарная система. Нужно, чтобы за кандидата проголосовало абсолютное большинство населения. И у них выдвигают граждан путем сбора подписей, и у нас.

В России могут быть какие-то особенности, но они связаны с тем, что там избирательная система обеспечивается чиновниками - людьми, которые делают это на профессиональной основе. Там другое финансирование и совсем другие масштабы государства.

Что касается самих процедур голосования, то в России есть продвинутая техника по подсчету бюллетеней. Специальные устройства считывают информацию - и в течение двух минут подводятся итоги выборов. Все это дело будущего, по мере развития технологий это постепенно появится и у нас.

- В одном из своих интервью вы говорили, что вам всегда хочется оставить пост председателя Центризбиркома во время предвыборной кампании, а после - работать дальше. Что вы чувствуете по этому поводу сейчас? Видите ли вы для себя достойную смену?

- Пока об этом говорить рано: мой срок полномочий действует до 2021 года. Несмотря на то, что я достигла предельного возраста пребывания на государственной службе, распоряжением главы государства мне разрешено работать до истечения срока моих полномочий на этом посту.

Сразу могу сказать, что в ЦИК принимаются меры для воспитания достойной смены. Это была моя инициатива, чтобы при выдвижении новых членов комиссии каждый регион представил кандидатуру в состав в ранге начальника либо заместителя начальника управления юстиции конкретной области. И Минск, и все области - кроме Витебской - представили таких людей. Что может быть лучше? Это молодые квалифицированные юристы, которые вошли в политическую среду, ездят на конференции и выборы, общаются с коллегами. Это будущие кандидатуры на должность председателя Центризбиркома.

У нас новый секретарь Центральной комиссии, которая тоже пришла из управления юстиции. Я думаю, что она тоже сможет заменить меня, когда привыкнет ко вниманию прессы.

Я считаю, что всегда должна быть замена, хотя на это место, как правило, попадают совершенно случайные люди. В основном - из другой среды: например, бывший депутат, человек из науки, бывший судья.

Главное, что есть аппарат, способный работать на любого председателя. Необходимо его не разрушить: у нас творческая атмосфера, наш самый молодой сотрудник 24 лет может легко зайти ко мне в кабинет и на равных обсуждать любой вопрос. Это и есть та среда, в которой рождается истина.

Хочу ли я сейчас уйти? Знаете, пока у меня не было оснований для расстройства в этой избирательной кампании. Надеюсь, что они и не появятся.

Владислав Лукашевич

Фото БЕЛТА

Фото Марины Бегунковой

Выбор редакции

Общество

Узкий специалист или универсальный?

Узкий специалист или универсальный?

Как в БГУ помогают студентам спроектировать индивидуальную образовательную траекторию.

Общество

Чтобы все рассветы были мирные

Чтобы все рассветы были мирные

Памятные мероприятия в Бресте вчера проходили, действительно, от рассвета до сумерек.

Общество

Сегодня — 80 лет со дня начала Великой Отечественной войны

Сегодня — 80 лет со дня начала Великой Отечественной войны

В Беларуси День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны — памятная дата.