Вы здесь

О чем может рассказать родовая фамилия?


Знаете ли вы фамилию своего соседа, кроме той, что в паспорте? Если вы живете в деревне или сохранили с деревней какие-то отношения, приезжая время от времени туда, скорее всего, сможете рассказать о ее жителях, многие из которых будут вашими родственниками. Собственно, и различаем мы представителей той или иной семьи по родовых фамилиях.


«Наша деревня Селец была раньше средней величины — в 35 дворов. И жили в ней люди, которые имели одни и те же фамилии, имена. И каждой семье были даны «прозвища», или, как говорили, называли всех по-уличному. Так, от имени Михаил пошли Михасевы, Михалковы, Михальчиковы, от слова Петр — Петровы, Петручковы, Пётровы, Петрусины», — рассказывает в своем письме наша читательница Евгения Кулевич. И действительно, женщина упомянула об одной из типичных для Беларуси традиций — предоставлять для родины особенное, «кодовое» имя. И сегодня ученые собирают такую ​​ценную информацию и даже планируется со временем выложить ее в отдельном словаре.

— Это на самом деле не прозвища. Родовые фамилии идут из поколения в поколение, там очень прозрачная мотивация и способ образования, — объясняет Вероника Курцова — заведующий отделом диалектологии и лингвогеографии Института языкознания имени Якуба Коласа НАН Беларуси. — Например, Петрок — это условно один из представителей рода, зачинатель, и всех, кто родился в этом роде, называют Петроковы. Иногда по какому-то признаку, например, характерному для поведения определенного лица, может появиться и так называемое приложенное имя. Скажем, в одной семье отец занимался с техникой, постоянно что-то ремонтировал, и его прозвали Шурупом, а дети его стали Шурупчиком и Гаечкой. Вот это действительно прозвище, а не родовое имя. Собрать подобный материал — как родовые фамилии, так и собственно прозвища — со всей территории Беларуси довольно трудно, люди очень деликатно относятся к таким отличительным именам-приложениям. Иногда кому-то кажется, что это позор, на самом деле такие именослова были типичными. «Чьи это девки?» — спрашивали в деревне. И сразу понимали, с какой те семьи, когда получали ответ вроде Базылёвы, Карповы. И подобные родовые фамилии, преимущественно от мужского имени, а иногда и от женского, образовывались по всей Беларуси фактически одинаково. Они за кем-то закреплялись, оставались неизменными, передавались детям, внукам. Так сохранялась генетическая память о роде.

И нам хотелось бы, чтобы эта информация была зафиксирована. Сейчас традиционный крестьянский уклад, быт распадается или почти уже распался. Старшее поколение, которое знало дедов, отцов, отходит. Сильно бьет по традициям и пераканцэнтрацыя населения. Так, люди, которые переезжают, например, в агрогородки, попадают в новую среду, где чаще всего нет преемственности.

— Не путали ли люди родовую фамилию с тем, что записано в паспорте?

— Традиционноекомм уникационное деревенское окружение очень особенное, там люди жили испокон веков, наезжых, пришлых было очень мало. Присвоенное имя передавалось веками. Родовое имя было общеизвестным и ориентировались именно на него, тем более что фамилия в паспорте — явление довольно позднее. Но иногда такой именослов может стать и собственным именем. Так, в одной из экспедиций меня заинтересовала фамилия — Весельчак. Оказалось, в войну все документы сгорели, и когда после у человека спрашивали, что записать в паспорте, то предложили использовать слово, которым его семью и их предшественников называли в деревне.

В деревнях в разное время проводились традиционные годовые и другие праздники, и молодые люди знали, куда поехать, например, на Василье, Рождество, Николу. Благодаря этому весь район, его обитатели были им обычно известны. И пожилые люди тоже не сидели на месте, например, мне рассказывали, как родственники ехали за 20-30 километров в гости к родству на Михайлу (Михалье). В Беларуси очень искренне, активно поддерживались родовые связи как память о предках. Люди своились, роднились — свой был со своим.

— В письме Евгения Борисовна еще упомянула фамилии Римар (от занятия предков), Боручиха (женщина, пришедшая в деревню замуж из Боровцев), Картопляники (отец служил у пана, который разводил различные сорта картофеля), Дворные (служили во дворе). Получается, что родовые фамилии рассказывают и о том, какие занятия были у людей.

— Преимущественно родовые фамилии образовывались от имени отца, деда, прадеда. Реже — от фамилии, еще реже — от занятий или какой-то характерной для конкретного человека черты. Например, так было с Немчиковыми. Кто-то в родстве переболел корью, и это сказалось на речи: с детства человек не говорил. А в народной традиции тех, кто молчит, называли «немец». Сменилось несколько поколений, все другие дети в роде говорили, но все равно они остались Немчиковыми.

Картопляники — скорее было прозвищем, примерно, а впоследствии закрепилось не только за определенным лицом, но и за всем родом. Вообще слово «картошка» (и все производные от него) типичное для юго-западных говоров Беларуси, а картопляниками в основном называли место, где посадили либо выбрали картофель.

Римаром стали называть человека, который шил сбрую, был специалистом по изготовлению ременной упряжи. Лексическими «родственниками» этого слова являются такие наименования, как шорник, хамутник. Разумеется, подобным делом занималось очень ограниченное количество людей. Далеко не все шили тулупы, били валенки, обрабатывали кожу и делали другие нужные человеку вещи. Для людей, которые родом своих занятий отличались от других сельчан, в традиционном сельском быту существовали свои имена — слова, которыми обозначалось то или иное занятие. Отличительный же именослов может свидетельствовать об истории, традиции не только одной семьи, а и конкретного региона. Да, мы сразу понимаем, какие занятия были у Мельниковых или Кузнецовых, а еще узнаем об имущественных возможностях таких семей. Понятно, что мельница и кузница не могли быть в каждой деревушке, скорее всего, в тех местах, где они действовали, существовали большие поселения жителей. Как видите, благодаря таким косвенным данным можно выйти на историю населенного пункта. Если вникнуть, что стоит за конкретным родовым именем, откроешь для себя много информации. Сегодня многие интересуются своим генеалогическим деревом, хотят воссоздать сведения о своем роде, и хорошо было бы, чтобы люди выясняли, когда и почему им дали конкретную фамилию, кем был тот человек, от имени которого она пошла. На этом формируется не просто устная история, но и наша генетическая память. Если мы хотим сохраниться как представители определенного рода, такие вещи хорошо бы знать.

— Но почему в одной деревне существовали различные формы одного и того же имени? Так, в своем письме Евгения Борисовна вспомнила, что Павла могли называть Павлюк, Павелок, Павлюс; Ивана — Янусь, Яська, Ванюша; Леона — Лёнюсь, Леончик.

— В традиционной деревне были большие семьи. Мало того, что в одной семье могли расти два или три Ивана (раньше не было такого свободного выбора имени, как сегодня, их давали, ориентируясь на святцы), так еще в роде имена повторялись. Чтобы отличить одного представителя рода от другого, бесспорно, существовала эта никем не писанная традиционная дифференциация. Поэтому один мальчик был Павлюком, второй Павлючком. А позже в качестве отличной родовой фамилии могла закрепиться и форма Павлючковы. В громадных деревнях вы могли бы встретить Ивана, Иваньку, Иванца, Иванюшу, Иванючика, Иванчика, Янука, Янюку, Янучка, Янушка, Яська, Януса. Отмечаются и другие варианты имени Иван.

— О чем еще могут рассказать фамилии?

— Однажды мне встретились представители рода Долеровых. Начинаю выяснять, почему людей так по-местному называют, и всплывает интересный факт. После революции, где-то в 1918 году, их отец ездил в Америку на заработки, через некоторое время вернулся и привез американские деньги. И вот уже сто лет все в роду — Долеровы. Сразу возникает вопрос, где же семья добыла по тому времени немалые деньги, чтобы отправиться в дальнее путешествие? И оказалось, что человек взял на это кредит под залог родственников. Через такие пустяковые истории можно узнавать что-то новое о жизни страны, отношениях людей, социальном быте.

В одной из деревень Гомельской области разговариваю с интересным старичком и все слышу от него о каких-то Колдачах. Оказалось, так прозвали по-местному людей, у которых «прабабка гадала, колдовала». Когда же я спросила, кто на Купалье завои делает, старичок ответил: «Нет, то ведьмы были». Вот она — живая языковая стихия. В одной и той же местности люди различают тех, кто просто колдует, и тех, кто занимается ведьмарством (последнее, получается, — большее зло, оно неблагоприятно бьет по всем).

Людей, достаточно богатых — по деревенским меркам, прозвали Цариковыми. Но, заметьте, не Царевыми и не Царёвыми, мол, они были богаты, как цари, но на более низком, местном уровне.

А как было не поинтересоваться, откуда пошли Залмановы и род, от их «отпочковался», — Залманцы? Оказывается, еще в середине XIX века, когда родители пошли записывать ребенка в церковь, все имена, которые были в святцах, кроме Залмана, их дети уже имели.

Елена ДЕДЮЛЯ

Выбор редакции

Калейдоскоп

Мужская красота: дар природы или тщательный уход за собой?

Мужская красота: дар природы или тщательный уход за собой?

Мнение, что мужчинам не нужно ухаживать за собой, сегодня звучит архаично.

Здароўе

Оздоровить сердце можно в любом возрасте

Оздоровить сердце можно в любом возрасте

Известно, что среди причин преждевременной смерти сердечно-сосудистые заболевания уверенно занимают первое место.

Калейдоскоп

Гороскоп на эту неделю

Гороскоп на эту неделю

ТЕЛЕЦ. Вокруг вас точно поднимается ветер перемен.