Вы здесь

Светлана Сахоненко: Буду рада, если моя история станет примером


Трехкратная паралимпийская чемпионка рассказывает о преодолении трудностей, как живет со зрением минус 12 и считает ли себя человеком с ограниченными возможностями.

Светлана Сахоненко родилась в Новополоцке в многодетной семье, непростое детство оставило много воспоминаний в ее памяти. В какой-то момент, чтобы сделать его более счастливым, Света, отличница в школе, записалась в спортивную секцию, а когда начала добиваться своих первых успехов в лыжных гонках, врачи запретили ей выступать. У девочки стремительно ухудшалось зрение. Чтобы перестроить свою жизнь из спортивной в обычную, требовалось немало усилий. Светлана искала себя в течение 6—7 лет, за которые успела поработать официанткой, менеджером, администратором, директором и уборщицей. А потом судьба вернула ее в спорт, через год после того, как Сахоненко возобновила занятия лыжными гонками, она трижды завоевала «золото» Паралимпийских игр.


— С момента ваших побед прошло уже практически три недели, какие ощущения сейчас?

— Растерянность, так как не знаю, что делать дальше. Вроде бы все есть, пик уже прошел, а как ставить очередные цели? Но это дело времени, все нарабатывается и очень быстро, просто нужно немного отдохнуть.

Поверила и осознала, что я совершила подвиг, достигла такого большого успеха, только в нашем аэропорту. Эмоции, которые были там, в Корее, после гонок и здесь, в Минске, совершенно разные. Когда ты непосредственно на месте соревнований, то понимаешь, что победа — это плод твоего труда, а когда приезжаешь домой, люди начинают поздравлять, восхищаться и ты начинаешь понимать, что обрел эту победу не только для себя, но и для страны.

— Эти три победы отличались как-то по эмоциям?

— Да. Например, 15 км — длинная дистанция, на нее я выходила, конечно, побеждать, но бежала первый раз, поэтому было непредсказуемо. Спринт — это моя любимая дистанция, поэтому был огромный энтузиазм. А гонка на 7,5 км, которая была завершающей, когда все соки уже выжатй, стала самой тяжелой, плюс сложная погода, мне кажется, это была самая тяжелая медаль, но не менее дорогая.

— Какая задача стояла перед вами накануне Паралимпиады в Пхёнчхане?

— Показать то, что умею, могу, и на что готова на этот момент. На меня вообще никто не рассчитывал, так как на предолимпийском сборе возникли серьезные проблемы со здоровьем. Когда приехали в Италию, пошел сбой адаптации, то есть, мне не подошли горы. Из итальянской больницы перевезли в Беларусь. Я думала, что на этом моя Паралимпиада и закончится, но врачи выходили. Мы приехали в Корею, началась адаптация и снова возникла такая же проблема, тут уж вовремя помогли специалисты, поэтому быстро вернулась в хорошую форму.

Начала выступления в Пхёнчхане с биатлона только для того, чтобы почувствовать свою форму, понять, готова ли я, смогу ли бороться. Оказалось, что все возможно. Начать соревнования с медали — это было круто.

— Вы встали на лыжи всего за год до Паралимпийских игр — 2018...

— Да, 1 января 2017-го. До этого 6—7 лет не занималась спортом. Январь, февраль, март — были для меня очень тяжелыми, вплоть до обмороков. Во время летней подготовки тоже было не сладко, по месяцу я просто лежала, организм не мог справиться. К зиме 2017-го уже более-менее окрепла.

Конечно, все эти сложности преодолевала только ради Паралимпиады. Это был риск, но он оправдан, потому что те эмоции, которые были в Пхёнчхане, не сравнимы ни с чем. Для них это все я готова пройти еще раз.

— Расскажите о роли лидера, «гида» в параолимпийском спорте.

— Могу описать на своем примере, лидер — это мои глаза. Вместе с Романом Ященко мы катались очень мало, перед Паралимпиадой провели только один сбор и один старт на этапе Кубка мира. Это очень нужный человек, так как у нас реакция более медленная, чем у обычных людей. Я слежу за ним на расстоянии метра, он показывает мне дорогу, рельеф, говорит, куда поворачивать, каким ходом лучше проходить определенные участки дистанции.

— Роман может поддержать вас морально, где-то мотивировать?

— Вообще, лидер должен это делать, но Рома знает меня, и знает, что это мне не поможет. Я в любом случае буду бороться до конца.

— Важно найти общий язык с лидером?

— Да, без этого не будет работы, потому что очень много времени мы проводим вместе. У нас с Ромой дружба. Мне кажется, без нее невозможно добиться результата.

— Вы выросли в многодетной семье, это оставило отпечаток?

— Да, не хватало денег, вещей. Простой пример, у нас никогда не было сыра и я его не ем до сих пор. Прекрасно помню вкус батона и сегодня невероятно радуюсь ему. Прохожу мимо вещей в магазине и всегда почему-то хочется купить что-то новое, хотя уже всего хватает. Эти эмоциональные ощущения, они никуда не делись. Многодетная семья научила сплоченности и умению выживать, цепляться за любую возможность, чтобы расти. Просто всегда хотелось жить лучше, быть лучшим.

— Как вы начали заниматься спортом?

— Записалась в спортивную секцию, сначала не понимала, что я в лыжах, думала, что занимаюсь футболом, потому что первые полгода мы постоянно в его играли. Когда дали лыжные палки и сказали идти на подъем, у меня все равно и мысли не было, а когда уже поставили на лыжи, я поняла, что нужно в соревнованиях по лыжам участвовать.

Мне очень нравилось, хотя это и тяжелый вид спорта, к этому времени, чем тяжелее, тем лучше, ты совершенствуешься, сегодня пробежала на секунду лучше, чем вчера и это уже огромный стимул, хочется еще больше работать.

— Уже тогда у вас начали появляться проблемы со зрением?

— Они начались с 5 класса, сначала упала один глаз, потом второй. Серьезные проблемы пошли с 2009 года, у меня упала четкость зрения, при этом ты чувствуешь себя как будто в целлофановом мешке. Врачи сами до сих пор не знают, почему оно падает, почему так быстро прогрессирует. Теперь каждые полгода обязательно прокалывают уколы, чтобы удержать то, что есть, иначе будет еще хуже. Я считаю, что спорт также помогает мне держать зрение в тонусе, так как кровообращение становится гораздо более быстрое. Во время перерыва в 6 лет, когда мне запретили заниматься спортом, зрение упало вдвое.

— Насколько сложно было пережить это отстранение от любимого дела?

— До этого у меня уже были определенные успехи. Я становилась чемпионкой страны, попадала в переменный состав национальной команды, не могу сказать, что была там лидером, но 4-5-м номером.

Уйти не по своему желанию было очень сложно, потому что ты жил одной целью. Спорт — это тренировки, тренировки, тренировки. Ты кроме них ничего не видишь, а когда приходишь в обычную жизнь, там все по-другому. Первое время не могла найти себя, бралась за любую работу, лишь бы об этом не думать. Все нужно было начинать с чистого листа. Я была маркетологом, менеджером по продажам, уборщицей, работала инструктором-методистом, администратором в гостинице, тренерам, официанткой. Со знакомой даже открыли танцевально-спортивную студию, где я была исполнительным директором, выполняла очень много функций.

— Вы верите в судьбу?

— Да.

— Именно она вернула вас в спорт?

— Да! Все произошло спонтанно, в один момент. Когда я работала администратором в гостинице, познакомилась с бывшим спортсменом, борцом, разговорились о судьбе спортсменов и он посоветовал мне очень хорошего доктора, который поставил правильный диагноз, мне дали бессрочную группу. Международные врачи, глядя на эти диагнозы разрешили выступать на соревнованиях для паралимпийцев. Еще один человек убедил меня отправить документы в Международный паралимпийский комитет. Раньше я тоже пыталась попасть в паралимпийский спорт, но не получилось по разным причинам, которые зависели не от меня.

— Как вас приняли в новой сфере?

— Никто в меня не верил, считали безнадежным вариантом. В команде никто со мной не разговаривал. Моя сборная даже не готовила мне лыжи для гонок на чемпионате мира, помогали французы, которых я просила об этом. Что говорить, даже форму не выдали, следовательно подчеркивая, что я не в команде. Но при этом меня вывозили на соревнования и считали мои медали в общий зачет. Не скрываю, в это время было море пролитых в номере слез.

— Чем вы заслужили такое отношение?

— Конкуренция. На 15 человек было только шесть ставок. Все были в шоке: как администратор в гостинице может так выступать. Думаю, люди просто не знали, как себя вести.

С тех пор прошел год, в команде поменялись лидеры и стало все по-другому. В Пхёнчхане мы болели друг за друга всей душой, поддерживали и радовались каждой медали.

— После побед на Играх на вас обрушилось очень много внимания...

— Вообще, я бы не хотела к себе внимания, но для того, чтобы паралимпийское движение продвигалось, я готова пожертвовать своим временем, здоровьем и силами. Ведь все эти интервью даются мне непросто, кажется иногда, что легче было выиграть Паралимпиаду.

Но я буду рада, если моя история станет для кого-то примером. Может быть, это громко сказано, но, мне кажется, мой пример многое может показать людям.

— Какие впечатления остались от встречи с Президентом?

— Встретиться с Александром Григорьевичем было моей мечтой, и она сбылась. Было волнительно до слез. Когда глава государства относится к тебе, как к своему ребенку, это потрясающе. Президент обладает неимоверной энергией, когда он заходит, все внимание приковано именно к нему, это очень интересные впечатления. Для нас побывать на встрече с ним было очень почетно и знаково, так как он впервые пригласил к себе паралимпийцев.

— Светлана, после всего, что с вами случилось, вы действительно считаете себя человеком с ограниченными возможностями?

— Нет. Чаще всего люди именно с ограниченными возможностями делают все, чтобы быть полностью неограниченными. Та же Люда Волчек, сидит в коляске, но у нее образ жизни более активен, чем у большинства обычных людей. Она водит машину, имеет все, что ей нужно, родила дочь, воспитывает ее одна, как можно сказать, что она ограничена? Или Дмитрий Лобан с Лидой Графеевой, они оба справились с серьезными трагедиями в жизни, но, когда приходишь к ним в гости, не чувствуешь, что они чем-то ущемлены.

Я пытаюсь не показывать, что плохо вижу, поэтому не ношу очки, не хожу с палочкой. Хорошо ориентируюсь на улицах и в помещениях, но бывают моменты, когда могу врезаться, задеть что-то, но при этом извиниться и сделать вид, что я тут чисто случайно. У меня даже молодой человек не понимает, почему я всегда все трогаю, а потом вспоминает, что я не вижу. Действительно, я и сама об этом забываю, потому что не хочу жалости, чтобы меня водили, чтобы со мной ходили. Жизнь научила меня самостоятельности.

— Чем увлекаетесь в свободное время?

— Люблю рисовать, сейчас есть очень классные картины по номерам. Мне сложно долго сидеть и держать концентрацию, но я успокаиваюсь именно так. Люблю гулять по паркам. Могу отправиться в любой город Беларуси, чтобы узнать что-то новое. Я была во многих странах, но чем больше ездишь, тем больше хочется узнать что здесь, на родине. Когда я работала в гостинице, часто слышала, как иностранные туристы восхищались нашими красотами, а жить в этой стране и не видеть их — стыдно. К тому же, я когда-то училась в высшей школе туризма, было очень интересно составлять туры, программы. Кстати, люблю еще различные походы, полевые условия.

— О чем вы мечтаете?

— Сейчас, честно говоря, все мои мечты сбылись. Все, что я хотела, у меня есть, и я даже не знаю, какую планку ставить перед собой дальше. Время позволит подумать. Я хочу семью, это, наверное, главная цель, а потом уже вторая Паралимпиада.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Выбор редакции

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на эту неделю

Восточный гороскоп на эту неделю

ВЕСЫ. Вам необходимо вооружиться фантазией и творчески реализовать свои замыслы по поводу летнего отдыха.