Вы здесь

Почему большинству из нас лучше полностью отказаться от алкоголя


Наша страна по-прежнему среди лидеров по употреблению алкоголя, несмотря на то, что в последнее время, согласно статистике, пить белорусы стали немного меньше. Что заставляет нас обращаться к спиртному и можно ли это делать без вреда для здоровья? В каких случаях близкие должны бить тревогу и какие методы лечения синдрома зависимости считаются успешными? Об этом и другом рассказал главный врач Городского клинического наркологического диспансера г. Минска Александр Алишевич.


Фото Анны ЗАНКОВИЧ

— Александр Сергеевич, почему люди вообще употребляют алкоголь?

— В каждом из нас есть потребность в изменении своего сознания. На него по-разному можно влиять, но самое первое, что приходит в голову, — алкоголь, так как он легализован, его можно приобрести в любое время суток и по очень доступной цене. Поэтому большинство людей обращается именно к нему.

— Но почему мы пьем так много?

— Основные причины — доступность, о которой я сказал, и сформированные традиции. У нас принято употреблять крепкие спиртные напитки. В странах с традициями виноделия, например Молдове, Грузии, Франции, Испании, другая картина: там предпочитают слабый алкоголь. В Польше структура употреблния в 90-е годы прошлого века была очень похожа на нашу: также пили много крепких спиртных напитков. Но там приложили усилия и сумели изменить ситуацию — в основу была положена ценовая политика.

Все мы должны помнить: чтобы выпить смертельно опасную дозу, водки нужно значительно меньше, чем вина или пива. Поэтому употреблять крепкие спиртные напитки более опасно для здоровья. На примере Польши, которой удалось изменить структуру употребления, видно, что сократилась смертность по причине случайного отравления алкоголем, повысилась продолжительность жизни.

— Алкоголизм — болезнь определенных социальных слоев? Много среди пациентов диспансера людей с достатком?

— Их количественно меньше. Но алкоголю все равно, какое у вас образование, пол, цвет кожи, религиозные взгляды. Этому заболеванию подвержен каждый человек — так устроен наш организм.

— Есть больные алкоголизмом подростки?

— К сожалению, есть. Первое пробование спиртного у большинства людей происходит до несовершеннолетия. И у некоторых реакция на это выражена сильнее. Есть единичные случаи, когда подростки, не достигнув совершеннолетия, успевают заработать себе синдром зависимости.

— По каким критериям определяется наличие синдрома зависимости? Когда близкие должны начать бить тревогу?

— С подростком все очень просто: он всегда должен быть трезвым. Это не сформированный до конца организм, где продолжают развиваться органы и системы, и алкоголь, вмешиваясь в эти процессы, существенно их нарушает. Люди, которые начинают систематически употреблять алкоголь в подростковом возрасте, рискуют выйти на злокачественный ход — синдром зависимости, который стремительно развивается. Они быстро деградируют и умирают очень рано. В моей практике пациент, которого с диагнозом «слабоумие» направили в дом-интернат, был 30-летним алкоголиком. Употреблять он начал на границе совершеннолетия.

У взрослых изменение способа или интенсивности принятия алкоголя — это причина для тревоги. Международная классификация болезней четко определяет критерии, на которые близкие могут ориентироваться. Если в наличии один из них — есть риск, а если три и более — скорее всего, синдром зависимости сформирован. Первый критерий — тяга или попросту желание выпить. Оно может ощущаться в виде эмоционального фона, когда человек в период неупотребления чувствует определенное эмоциональное напряжение, а алкоголь его хорошо снимает. Либо появляется навязчивая мысль о том, что нужно употребить. А может быть четкий сигнал, который для этого человека означает, что надо выпить. Тягу сложно описать точно, но со стороны видно, что человек стремится встретиться с алкоголем: в магазине, в гостях, выискивает повод, напрашивается. Некоторые пациенты описывают это состояние так: головой понимаю, что нельзя, а ноги сами несут и руки сами наливают.

Второй критерий — потеря контроля, ситуационного и количественного. Есть ситуации, когда употреблять нельзя: за рулем, перед работой, перед визитом к важному для нас лицу. Так вот, люди с зависимостью теряют способность контролировать ситуацию. Они употребляют и идут на работу или приходят и употребляют. Что касается количественного контроля, то у каждого есть своя доза, которая большинству людей не позволяет дальше наращивать объем. С синдромом зависимости она является лишь спусковым моментом: выпив 50 грамм, невозможно самостоятельно остановиться.

Третий критерий — рост толерантности. Когда человек только начинает злоупотреблять, чтобы достичь состояния опьянения, нужна одна доза. Со временем она все больше и больше. Рост этого количества на 50% и более означает выполнение критерия. Начинали со 100 грамм, а теперь и 150 не доставляют того чувства — критерий выполняется.

Четвертый признак — наличие состояния отмены, когда на следующий день плохо «после вчерашнего», и его купирование новой дозой алкоголя. Если человеку плохо, он принял немного алкоголя и это привело его в работоспособное состояние, то критерий выполняется. Пятый критерий — неоднократные безуспешные попытки бросить или перейти к контролируемому приему. Человек понимает, что переходит границы, стремится что-то сделать, но не справляется. И последний, шестой, — альтернативное забывание интересов. Каждый из нас имеет свои увлечения, у нас есть обязанности в семье в отношении детей, жены. Так вот время, которое отводится на употребление и поиск алкоголя, становится все большее и большее и, соответственно, вытесняет все остальные занятия.

— Сколько тогда алкоголя можно выпить за раз, чтобы не навредить себе? Есть безопасная доза для мужчин и женщин?

— До недавнего времени Всемирная организация здравоохранения давала условно безопасные дозы алкоголя. Сегодня она определила, что безопасных доз не существует. Абсолютно любое количество алкоголя, поступающее в организм, вызывает повреждение и гибель нейронов — клеток головного мозга. Даже если это лекарственный настой на спирту. Головной мозг при рождении имеет колоссальный запас прочности. У каждого человека в среднем около 100 миллиардов нейронов. С возрастом они отмирают, и с каждым годом у нас их меньше и меньше — это естественный процесс. И если бы мы могли жить в идеальных условиях, то, учитывая естественную потерю, нейронов хватило бы более чем на тысячу лет. Алкоголь, к сожалению, его безжалостно уничтожает. И чем интенсивнее употреблять, тем быстрее.

— В старости такого человека ждет слабость ума?

— Если доживет до этого возраста — да. Алкогольное слабоумие нередко встречается. Алкоголь очень легко из крови всасывается в головной мозг и начинает свое воздействие, ему даже не нужно через кишечник проходить. Всасывание происходит еще в ротовой полости, и в первые полторы минуты алкоголь уже проявляется в головном мозге — без участия пищеварительной системы. По принадлежности к классу соединений алкоголь — это депрессант, он подавляет не только нервную систему, но и желудочно-кишечную и другие. В больших дозах он начинает разрушать слизистую желудка. Некоторые считают, что язва рубцуется алкоголем, и специально употребляют. Это миф. Кишечник, толстая, тонкая кишки — все страдает, и у наших пациентов часто возникают злокачественные опухоли — рак желудка, кишечника. Панкреатит — воспаление поджелудочной железы — случается не только у тех, кто любит острое и жирное, это и болезнь алкоголиков, причем до состояния панкреонекроза, когда поджелудочная железа отмирает. Уничтожается иммунная система — наши пациенты болеют не только простудой, но и пневмонией. Острая пневмония — распространенное осложнение алкоголизма. Защитный барьер просто смывается алкоголем. Каждый приступ белой горячки сопровождается кровоизлиянием: оно маленькое, капельное, но ведет к уничтожению головного мозга... Какую бы систему ни взяли, от алкоголя она будет страдать.

— За какой срок у мужчин и женщин развивается алкогольная зависимость?

— Это очень индивидуально. Проблема в том, что женщины обращаются за помощью значительно позже, чем мужчины. Здесь феномен более социальный, чем биологический. Вот пример: если в общественный транспорт заходит пьяный мужчина, обычная реакция — уйти и не находиться рядом, и даже найдутся те, кто уступит место. Какова реакция на пьяную женщину? Преимущественно агрессивная. Люди не преминут возможности выразить свое отношение. Общественное мнение по отношению к женщине, которая пьет, более беспощадное. И это часто заставляет их прятаться, скрывать. И обращаются за помощью женщины намного позже, чем мужчины. Наркологи получают их в более запущенном состоянии, и работать врачу в такой ситуации намного сложнее. В моей практике была семья: муж обратился за помощью, когда, как выяснилось впоследствии, женщина в течение семи лет злоупотребляла алкоголем, и он не замечал. Представьте, насколько тщательно маскируется женщина, когда самый близкий человек, который видит ее каждый день, не замечает.

Согласно советскими учебниками, по которым мы учились, первая стадия развивается через 5-10 лет злоупотребления алкоголем. Вторая более длинная — 15-20 лет. После этого наступает 3-я стадия, когда человек деградирует. Но так было в советские времена. С каждым годом мы наблюдаем феномен ускорения. Время на то, чтобы заработать алкогольную зависимость, значительно уменьшилось. Это можно сделать и за полтора года. У нас был всплеск употребления спайсов, дизайнерских наркотиков. Когда идет сочетание алкоголя с ними, то намного быстрее все происходит. Молодое поколение живет в такое время, когда доступны самые различные психоактивные вещества. И, к сожалению, некоторые пробуют разные из них и сочетания. А это еще более пагубно.

— Более склонны к употреблению алкоголя и психоактивных веществ те, кто имеет соответствующую генетику?

— Склонность может быть генетической. У людей, имеющих близких кровных родственников с алкогольной зависимостью, риск развития зависимости большее. Но само заболевание не передается генетически, только предрасположенность. И именно от самого человека зависит, реализует он этот риск против себя или это послужит ему дополнительной защитой от алкоголизма. Важна социальная ситуация, в которой человек воспитывается и растет. Родители должны демонстрировать здоровый образ жизни и трезвость. Когда ребенок — не важно, какого он возраста, — видит, как чокаются за столом, у него складывается стереотип поведения: всем хорошо, весело и это ассоциируется с чем-то светлым. Даже такие мелочи имеют значение.

— Какие сейчас популярны методы лечения алкоголизма?

— Подход во всем мире одинаков — биопсихосоциодуховный. Алкоголизм — не только медицинская проблема, а социальная. Подход также должен быть комплексный, одного медика здесь недостаточно. Во всем мире формируют мультидисциплинарные команды, куда, кроме врачей, входят психологи, социальные работники, юристы — специалисты, которые необходимы, чтобы охватить все проблемы больного. Реабилитация — это возвращение человека с синдромом зависимости к жизни. За годы алкоголизма нарушаются социальные связи: возникают проблемы с работой, в семье, если она еще сохранена, с окружением, друзьями, соседями, с законом. Если за это берется только врач, то и результат будет однобоким. Он поможет восстановить внутренние органы: подлечить печень, «почистить» кровь, проведет подшивку. Но не наладит семейные отношения, отношения с друзьями и не найдет работу... Если все эти проблемы не будут решены, то со временем пациент вернется к употреблению алкоголя.

— Сколько из тех людей с синдромом зависимости, которые обращаются за помощью, можно успешно вылечить?

— Если занимается только медик и не применяется реабилитация — до 30%, пациенты восстанавливаются и в следующий год после лечения ведут трезвый образ жизни. Остальные 70% срываются. Если применяется реабилитация, то 40-45%. А если брать во внимание полный курс реабилитации, то цифра возрастает до 75-80%. Не все, к сожалению, проходят полный курс.

— Опыт каких стран в борьбе с алкоголизмом мог бы быть для нас полезным?

— Польши и Швеции. И по менталитету они близки к нам, и по тем методам, которые применяли. Это сочетание ограничительных мер с профилактическими — воздействие на доступность и на ментальность. В Швеции на 50 тысяч населения приходится всего один магазин, торгующей алкоголем. В Минске — один на 500 человек. Можно сколько угодно рассказывать о вреде алкоголя, но если человек видит его в продаже в самом широком ассортименте, то все воздействия обнуляются.

Елена КРАВЕЦ

Выбор редакции

Общество

Хормейстер Нина Ломанович: Можно выходить замуж, если жизнь женщины после этого улучшится

Хормейстер Нина Ломанович: Можно выходить замуж, если жизнь женщины после этого улучшится

Главному хормейстеру Большого театра 27 августа исполнилось 70 лет.

Общество

Если помощь нужна экстренно, ее всегда смогут оказать волонтеры Красного Креста

Если помощь нужна экстренно, ее всегда смогут оказать волонтеры Красного Креста

Громкий гул сирены врасплох застал пенсионерку Веру Васильевну дома.

Политика

Лукашенко: Мы должны принять дополнительные меры по защите интересов многодетных семей

Лукашенко: Мы должны принять дополнительные меры по защите интересов многодетных семей

Об этом Президент заявил во время совещания с руководством Совета министров.

Общество

Как развиваются торфяное и газовое хозяйства

Как развиваются торфяное и газовое хозяйства

Беларусь занимает четвертое место в мире по добыче торфа и экспортирует продукцию из него в 25 стран.