Вы здесь

Владимир Новицкий: К сожалению, я так и не научился отдыхать


Самый узнаваемый голос белорусского спортивного телевидения, безусловно, принадлежит Владимиру Новицкому. В прямом эфире он 37 лет. Причем начинал еще на советском Центральном телевидении, учился и работал рядом с легендами спортивной журналистики, такими как Николай Озеров, Владимир Перетурин, Владимир Маслаченко... За время своей карьеры и сам стал легендой: одних только Олимпиад за его плечами — 12! Накануне чемпионата мира по футболу мы расспросили у комментатора об ожиданиях от этого турнира и нюансах комментаторской работы.


Фото: sputnik.by

— Владимир Николаевич, скоро стартует чемпионат мира по футболу, и это, безусловно, большой праздник для болельщиков. А для комментатора здесь больше праздника или напряженной работы?

— Разумеется, турнир такого ранга, как чемпионат мира, для каждого комментатора прежде всего большая ответственность и очередная проверка на профессионализм. С тех пор, как возник спортивный телеканал «Беларусь 5», у нас достаточно комментаторов, в том числе и футбольных, поэтому сверхнагрузки не будет. В основном комментировать будем «под картинку» — отсюда, с Макаенка, 9. Но на несколько стартовых матчей и на заключительные встречи — матчи за бронзу и финал, коллеги поедут в Москву и Санкт-Петербург.

Меня ждут 8-9 репортажей. Уже сейчас к ним готовлюсь, собираю информацию. Хочется, чтобы она была интересной, эксклюзивной — слава богу, сейчас, в эпоху интернета, ее найти легче. Не хочется рассказывать о тех фактах, которые болельщик может прочитать в утренней газете. Благодаря тому, что знаю английский язык, а жена Светлана, которая окончила институт иностранных языков, владеет английским и французским, стараюсь найти «фишки» и «изюминки» на зарубежных сайтах.

— Рискнете сделать прогнозы на турнир? Кто выиграет?

— Из меня неважный прогнозист. Есть фавориты, а это сборные, которые по статусу, звездной обойме игроков превосходят остальных, но в жизни всегда есть место подвигу, всегда может быть сюрприз. Поэтому когда перед матчем, турниром болельщики при встрече спрашивают, кто выиграет, отвечаю: вскрытие покажет. Уверен только в одном: мы станем свидетелями ярких, интересных, зрелищных матчей и нестандартные командные действия будут хорошо приправлены проявлениями индивидуального мастерства игроков.

— Вы комментируете матчи еще с советских времен, представляли Центральное телевидение на чемпионате мира по футболу 1990 года...

— В моей длинной комментаторской жизни, а она продолжается уже 37 лет, два чемпионата мира стоят отдельно. Это турниры, на которых я работал с места событий. Действительно, в 1990 году от Центрального телевидения, единственного в большой стране, в числе шести советских комментаторов мне выпала честь поехать на мировое первенство. Работал вместе с Владимиром Маслаченко, Владимиром Перетуриным, Евгением Майоровым, Котэ Махарадзе и Геннадием Орловым. В живых на сегодня, к сожалению, остались только Орлов и я. Чемпионат проходил в Италии в разных городах. Мне посчастливилось рассказывать о 13 матчах.

Еще был чемпионат мира 2014 года в Бразилии, куда я был командирован уже как комментатор Белтелерадиокомпании, работал на матчах на финише турнира: встрече плей-офф, четвертьфинале, полуфиналах, игре за бронзу и финале. Каким бы опытом и профессионализмом комментатор не обладал, гораздо легче работать, когда ты находишься на стадионе: видишь все поле, картину целиком. Кстати, многие думают, что если мы комментируем отсюда, с Макаенка, то у нас экран на большую стену. Это совсем не так — средних размеров монитор.

— Что стоит за комментаторской работой? После матча комментаторскую позицию оставляете эмоционально опустошенным или, наоборот, с воодушевлением?

— Все зависит от содержания матча. Если там шквал эмоций, твоя задача соответствовать событиям. А бывают же и не очень интересные матчи, тогда важно за счет комментария, подачи, собственной экспрессии постараться сделать зрелище более ярким. Но какой бы ни был матч, по-прежнему для меня это праздник, за столько лет работа не стала рутиной.

— На матчах вы часто работаете в дуэте с известными спортсменами или тренерами. Однажды вместе с вами в эфире появился даже Президент Беларуси Александр Лукашенко...

— Это был 1998 год, зимние Олимпийские игры в Нагано. Причем таких матчей, когда мне удалось получить комментарий Александра Григорьевича, было даже два. Первый — со сборной Японии. На хоккейной арене в Нагано комментаторская позиция была не в отдельной кабине, а непосредственно на трибуне. Вот я занял свое место, а после заметил, что на трибунах, на несколько рядов выше меня, появился Президент. И я спросил через лиц, которые сопровождали, можно пригласить его на комментаторскую позицию. Знал, что утром Александр Григорьевич посетил биатлонную гонку, после побывал на тренировке наших хоккеистов. Хотелось узнать его мнение и по поводу биатлона, и насчет хоккейного турнира. Предполагал, минут 10-15 удастся поговорить, а получилось, что наш разговор продолжался больше хоккейного периода.

Вторая встреча была короткой, в конце той же Олимпиады, когда было больше впечатлений от выступлений спортсменов. Я снова не смог не воспользоваться преимуществом прямого эфира... Безусловно, волновался. Российские коллеги потом говорили: «Володя, мы тебе завидуем: нам с Владимиром Владимировичем никогда не приходилось вести репортаж».

— Какими еще гостями эфира гордитесь?

— Раньше, когда хоккейные чемпионаты мира мы преимущественно комментировали с места событий, мне удавалось пригласить в комментаторские кабины многих авторитетных советских и российских тренеров. Это Владимир Юрзинов, Зинэтула Билялетдинов, Вячеслав Быков. Очень приятно это вспоминать, так как, когда подходил и говорил, что я комментатор Белорусского телевидения, у всех ответ был примерно одинаков: «Вас, белорусов, везде любят и уважают, как я могу отказать?» В общем же знаменитых собеседников было много, и всех перечислить не удастся.

— Сколько Олимпиад у вас за плечами?

— Нынешняя в Пхенчхане стала уже 12-й. Не работал я только на одной — в 1996 году в Атланте. Отсчет начался с 1994-го, когда впервые Беларусь выступила отдельной командой на зимних играх в Лиллехаммере. Причем если на большинстве последующих Олимпиад у нас была большая команда журналистов, то в 1994 году были только двое — я и Лена Данильченко из «физкультурника Белоруссии». Тогда еще мы не закупили телевизионные права и не вели прямые трансляции. Но я понимал историчность момента — это были первые для суверенной страны Олимпийские игры. И с видеокамерой, которую дал мне главный тренер наших воднолыжников Виктор Новожилов, я поехал в Лиллехаммер. Была небольшая делегация — около 30 спортсменов. И у каждого тренера и спортсмена мы взяли интервью: я в роли оператора, коллега Елена — в роли интервьюера. Снимали и на трибунах, и в городе, на улицах. После возвращения в эфир вышли три программы «Эхо Олимпиады» по 40 минут. Они есть в фондах Белтелерадиокомпании, и тот наш олимпийский дебют не остался за кадром.

В 1994 году, кстати, за сборную Беларуси в фигурном катании в соревнованиях танцевальных пар выступала знаменитая Татьяна Навка с партнером Самвелом Гезаляном. Я у совсем юной тогда фигуристки брал интервью. Поскольку у нас не было телевизионных прав, ой, как меня гоняли! Наш конькобежец Игорь Железовский завоевывает медаль, и мне хотелось эти эмоции снять! Где-то удавалось, где-то нет.

Разумеется, каждая Олимпиада — это прежде всего работа. Какой бы многочисленной ни была наша телевизионная команда, нагрузка на всех приходится приличная. Когда вернулся из Нагано в 1998 году, жена спрашивает: «Володя, ты суши, саке пробовал? — Света, о чем ты говоришь? Не до того было».

— Сколько стран мира объездили?

— Не подсчитывал, но немало. Больше всего жалею, что не вел статистику, сколько за это время было репортажей. Тогда думал, что это не важно, в молодые годы комментаторская карьера, да и жизнь — все кажется вечным... Сейчас заграничных командировок у меня, кстати, немного. Вот в этом году была Олимпиада в Пхенчхане — и пожалуй, все. К сожалению, за эти десятилетия я научился работать, а отдыхать — нет.

— Читала в вашем интервью, что отдых вы берете накануне значимых спортивных событий, чтобы подготовиться к ним...

— Да, в этом году был три недели в отпуске в январе и готовился к Олимпиаде. А семейный отдых — не для меня. Если бы вернуть все назад, возможно, жил бы по-другому, больше внимания уделял жене, сыну, внучкам...

— Ваш сын, кстати, тоже пошел в журналистику, но выбрал не спортивную, а другую сферу. Влияли на его выбор?

— В том, что он выбрал журналистику, возможно, и мое влияние — он видел особенности комментаторской деятельности. Виталий любил и знал спорт, но, когда закончил журфак, сказал: не хочу, чтобы думали, что я чего-то достиг благодаря отцовской поддержке. И выбрал свой путь, работал на ОНТ, на белорусском радио, а после его пригласили в Министерство по чрезвычайным ситуациям. Я им горжусь, мне очень приятно, что пресс-служба МЧС на хорошем счету.

— Вы, кстати, в журналистику пришли случайно, до этого закончили политехнический институт...

— В детстве я был эрудированным болельщиком. Трансляции, спортивные издания входили в круг моего интереса, я вел статистические тетради. Но поступил в политехнический институт, окончил энергетический факультет, три года работал инженером и понял, что это не мое — не шел на работу как на праздник. В 1981 году написал письмо в спортивную редакцию белорусского телевидения о том, что передачи можно делать более интересными, и расписал как. К счастью, мое письмо, как произведение очередного графомана, не выкинули, а пригласили на собеседование и дали шанс. Начинал в качестве внештатного автора радиожурнала «Спортивный арбитр». Одно из первых интервью брал тогда у совсем юного Виталия Щербо. На телевидение пришел на должность администратора в редакцию информации. За пять дней успел подать документы и выдержать экзамен на заочное отделение журфака, который, кстати, закончил с красным дипломом. Если студент-заочник обычно согласен и на «трояк», то я был первым студентом-заочником, окончившим факультет с отличием.

— Вы имеете звание заслуженного деятеля культуры. Остается ли время на культуру? Театр, кино, книги  что есть в вашей жизни?

— Я очень люблю театр и кино. Ранее ни одни гастроли московских, питерских театров в Минске не пропускал, всеми правдами и неправдами старался достать билеты. Последние лет 5-6 я не такой киноман и театрал, как раньше. На книги, к сожалению, — и это моя боль — времени остается также немного.

Елена КРАВЕЦ

Выбор редакции

Культура

Минск 1941. Как это было

Минск 1941. Как это было

Небо почернело от самолетов.

Культура

22 июня 1941 года разделила жизнь белорусов на «до» и  «после»

22 июня 1941 года разделила жизнь белорусов на «до» и «после»

Они еще не знали, что впереди — долгие три года жизни под оккупацией.

Общество

Игорь Петришенко: ЦТ — соревнование, и победа в нем должна быть честной!

Игорь Петришенко: ЦТ — соревнование, и победа в нем должна быть честной!

Социальное дистанцирование и наполняемость до 50 человек — таковы требования к аудиториям ЦТ.