Вы здесь

Как содержатся нежилые дома и брошенные стройки


Заброшенные дома как магнитом тянут к себе школьников и людей без определенного места жительства. В идеале они должны быть надежно ограждены из-за того, что представляют собой источник опасности. Но в реальности так не всегда. Только во Фрунзенском районе мы попали во время рейда с сотрудниками Минского городского управления Министерства по чрезвычайным ситуациям на территории трех таких объектов.
Находятся они в «молодых» микрорайонах с большим количеством детей. И неизвестно, какие тайны могут скрывать отселенный частный дом или приостановленная ​​стройка — глубокие провалы, арматуру, торчащую, или просто кирпич, что осыпается от любого неосторожного прикосновения.


Одеколон на столике

Бывшая деревушка Кунцевщина сейчас активно сносится. Вместо добротных коттеджей и деревенских домов вырастают новые высотки. Однако не бывает, чтобы семья сегодня оставила частный дом и переехала в другое жилье, а назавтра пришли рабочие и разобрали старую постройку. Некоторое время отселенный дом так и продолжит стоять. Сколько продлится такой период межвременья — неизвестно. Зато лучшего объекта для того, чтобы переночевать человеку без определенного места жительства или тихонько собраться молодежной компанией, искать не надо.

— В этом году в столице было уже 23 пожара в таких домах, — говорит официальный представитель Министерства по чрезвычайным ситуациям в Минске Ольга Мельченко. — А вот в прошлом году, например, один из домов «отметился» в сводке МЧС трижды. Сами сколько раз видели, что отселенный дом как будто закрыт. Но отбрасываешь потайной гвоздь — и двери гостеприимно раскрываются. На то, что внутри кто-то живет, показывают одежда, сигареты, бутылки, спальное место.

...Когда-то на улице Ивенецкой стоял добротный коттедж — два этажа, просторный подвал. Старые хозяева уже выехали отсюда. Так, возле коттеджа есть ограда, но она чисто символическая — открывается рукой на раз-два. Сразу видно, что этим трюком пользуемся не мы одни — вокруг коттеджа набросаны целые горы мусора. Такое ощущение, что дом начинали сносить, но по какой-то причине это приостановилось — на бывшем входе в подвал лежит груда битого кирпича. Зато его облюбовали местные подростки — стены раскрашены граффити так, что живого места нет. Вместо стекол сияют черные прогалины. Попасть в коттедж несложно — достаточно только не упасть, карабкаясь по склону на уровень второго этажа. Зато внутри чего только нет — битое стекло, бутылки, окурки... Посередине сияет пробел шириной около метра, в который человеку легко провалиться.

— Несколько раз сотрудники столичного МЧС направляли информацию в строительную организацию о существующих проблемах, — говорит Ольга Мельченко. — И они принимали наши замечания к сведению. Вот только через некоторое время проблема снова возникла.

Рядом с коттеджем — еще один частный дом. Внешне здесь все хорошо. Окна старой деревянной избушки плотно забиты досками, причем так, что здесь и кошка не пролезет. Территория вокруг тоже чистенькая — мусора здесь нет. Но дьявол, как говорится, кроется в мелочах.

И вот находится то, что мы искали. Окно в пристройке вовсе не забито, а заложено картонкой. Ольга Мельченко снимает картонку. Из помещения начинает нести амбре, в котором смешались запах плесени, застарелой немытой одежды, какой-то кислятины. Но оказывается, что в этом отселённом доме кто-то все же живет. Кровать аккуратно застелена, на столике рядом стоит несколько средств гигиены, среди которых попадается даже... одеколон.

— Первый раз такое вижу, — удивляется старший инспектор инспекции надзора и профилактики Фрунзенского районного отдела по чрезвычайным ситуациям Николай Туровец. — Какой-то «эстет» поселился. Но как же он сюда влезает?

Дверь в дом закрыта наглухо. Разгадка нашлась на заднем дворе. Одна доска прибита просто для видимости. На самом деле она едва держится на одном гвоздике. Легким касанием руки доска отводится в сторону. Защелка, на которой держится рама, отводится также легко. И оконный проем свободен.

Кстати, в некоторых отселенных домах окна заложены кирпичом. Это сделано уже для того, чтобы стопроцентно туда никто не пролез. Но кирпича на всех не хватит. И поэтому окна в остальных домах заложены досками.

«Тайник» для прогульщиков

Где-то на рубеже десятилетий сразу за Сухаревским кладбищем началась реконструкция здания гаражей с пристройкой паркинга и административно-торговых помещений. Строительство оплачивали дольщики, был создан кооператив. Но было выдано предписание на приостановку работ. А теперь и генподрядчик, и заказчик объекта проходят процедуру банкротства. Сам же паркинг «застрял» на уровне четырех этажей. Вверху он оскалился в небо арматурой, словно пиками.

Охраны на объекте мы не заметили. Стройка обнесена оградой высотой в несколько метров. Перелезть через нее сложно. Но стоит она не везде, на что и указывает хорошо протоптанная тропа. Так и есть — за метров 10 до глухой бетонной стены ограда неожиданно обрывается.

Именно здесь и ходят местные подростки. Оно и не удивительно — от соседней школы до брошенной стройки не будет и 200 метров. Горожане говорят, что увидеть их там можно ежедневно. Так и произошло — даже в полдень мы увидели спину подростка, который стремительно убегал от нас по лестнице.

— Сквозные шахты проходят через все четыре этажа недостроя, — замечает Николай Туровец. — В полу сияют отверстия различных размеров. Провалиться туда в темноте, как в былой телевизионной игре, — можно на раз-два. В одном из отсеков плавает в воде мусор. Какая там глубина — неизвестно. Все стены раскрашены граффити. Много где — осколки битого стекла... А рядом стоит бытовка, горевшая две недели назад.

Ситуацию немного прояснил руководитель в производстве по делу о банкротстве жилищного кооператива Алексей Шило.

— Ограждение появится тогда, когда будут средства. У банкрота на сегодня таких денег нет. Пока что временно поставим охрану... Здесь есть и свои нюансы — например, был случай, когда мы в два часа дня поставили пролеты, скрепили их проволокой. Приходим через два часа и видим, что проволока разорвана и люди, в том числе и взрослые, снова на объекте. В следующий раз повесили цепь. Так кто-то приехал с «болгаркой» и распилил ее. Поэтому надо думать, что делать с этим объектом...

А вот в бывшей военной части в микрорайоне Масюковщина сотрудники ЖРЭО № 2 Фрунзенского района ошибки прошлых лет учли. Как и в случае с отселенными коттеджами, территория готовится под застройку. Но окна старых казарм заложены кирпичом как на первом, так и на втором этаже, а для надежности в проемах установлены очень толстые решетки. Одним словом, сюда уже бродяга или ученик просто так не попадет. Как результат — полное отсутствие пожаров в этих заброшенных зданиях. Хотя ранее спасатели приезжали сюда на боевые вызовы несколько раз в год.

Валерьян ШКЛЕННИК

Фото Анны ЗАНКОВИЧ

Выбор редакции

Калейдоскоп

Гороскоп на эту неделю

Гороскоп на эту неделю

ОВЕН. Высокая работоспособность, предприимчивость и уверенность в себе помогут добиться успеха. 

Общество

Поколение Z реального леса боится?

Поколение Z реального леса боится?

Каждый гриб в руки берут, да не всякий в кузов кладут.

Общество

Книга, которую следует открыть каждому. В издательском доме «Звязда» вышло в свет уникальное издание о воссоединении Беларуси

Книга, которую следует открыть каждому. В издательском доме «Звязда» вышло в свет уникальное издание о воссоединении Беларуси

Автором книги стал известный историк и коллекционер, лауреат премии «За духовное возрождение» Владимир Лиходедов.