Вы здесь

Почему раскритиковали проект закона «О противодействии домашнему насилию»?


«Экономическое насилие», «преследование» и «домогательство», официальный запрет бить детей и другие нововведения и термины могли появиться в Беларуси, если бы в стране утвердили разработанную в Министерстве внутренних дел (МВД) концепцию проекта закона «О противодействии домашнему насилию». Но подготовленный документ жестко раскритиковали и Президент, и различные официальные ведомства, и обычные белорусы.


Семья: ценность или опасность

В МВД считают, что концепция направлена ​​на укрепление традиционных для белорусского общества семейных ценностей. Их оппоненты настаивают, что предложенные идеи вводят новую уголовную ответственность и подрывают само понятие семьи.

— Некоторые нововведения этой концепции изменят всю нашу жизнь, если они будут приняты. Начиная от обустройства нашей семьи и взаимоотношений между детьми и родителями и между супругами и заканчивая отношениями между людьми в обществе. Некоторые моменты концепции изменят сами основы нашего общества, — уверен Петр Шапко, председатель объединения «Город без наркотиков». — Последний год в прессе тема домашнего насилия так широко обсуждается, что у многих граждан, наверное, уже сложилось мнение, что семья — самое опасное место для существования человека.

Концепция имеет колоссальный дисбаланс между правами и обязанностями мужчин, которые чаще всего представлены как агрессоры, и женщин, которые позиционируются как жертвы. А родители, как правило, выступают умышленными обидчиками своих детей. Проектом данного документа дела домашнего насилия фактически выводятся за пределы административного и уголовного процесса — единственного способа с помощью закона выяснить, какие происходили события, считает Игорь Марзалюк, председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по образованию, культуре и науке, и добавляет, что определенные предложения концепции противоречат и Кодексу о браке и семье, и Концепции национальной безопасности:

— Разработанная органами Министерства внутренних дел концепция — вредное и опасное сотрясение воздуха. Это антиконституционный документ, что противоречит белорусскому законодательству. Есть фундаментальные права, гарантированные человеку государством. И одно из таких прав и ценностей — семья — союз мужчины и женщины.

Насилие экономическое, сексуальное и физическое

Какие же предложения концепции вызывают наибольшее возмущение и почему? Есть претензии к расширению понятия «насилие». В концепции изложены определения понятий «домашнее насилие», «сексуальное насилие» и «физическое насилие». Под экономическим, в частности, понимаются умышленные действия, которые ставят человека в зависимость через лишение его жилища, пищи, денег, а также когда ему запрещают работать или учиться.

— Я не увидел в концепции точных дефиниций! Что такое психологическое насилие? Нельзя прожить всю жизнь в браке и ни разу не поссориться. А что такое экономическое насилие? Не дал денег на бриллианты? — эмоционально высказывается Игорь Марзалюк.

Недоволны специалисты и увеличением возможностей представителей МВД и посторонних людей, включая общественные объединения, вмешиваться во внутренние дела семей, что также следует из концепции. Такое расширение возможностей для нашей страны беспрецедентное, подчеркнул Петр Шапко.

Вызывает эмоции и предлагаемое решение расширить круг лиц, на которых будет распространяться работа по предупреждению домашнего насилия. Это не только те, кто живет вместе и ведет совместное хозяйство, но и бывшие супруги и дети.

Официальный запрет бить детей — норма, которая также не должна была стать революционной, так как известно, что так делать в принципе нельзя и неподобающе. Однако это также вызвало искреннее возмущение. «Почему я как отец не имею права наказать своего ребенка, я не имею в виду физическое наказание, за вещи, которые он делает неправильно?» — задается вопросом депутат.

В концепции предложены и способы защиты от агрессоров. Обидчик должен будет покинуть дом на 15 суток, взяв только личные вещи и оставив ключи от квартиры пострадавшим. Предполагается, что агрессору вынесут защитное предписание и запретят выяснять места нахождения его жертвы, а также иметь с ней отношения и распоряжаться совместным имуществом. Домашний насильник должен пройти специальную коррекционную программу, направленную на изменение поведения. Концепция предусматривает, что дети, пострадавшие от насилия, по возможности будут уезжать к родственникам, пока будут решаться семейные проблемы.

Точка невозврата

Думается однако, что, сколько бы законов ни существовало и как бы ни звучали их формулировки, все равно самое главное — то, как они применяются на практике и насколько действенными остаются для людей. Например, определить границы, где кончается семейная ссора и начинается методическое ежедневное попрание (читай — психологическое насилие), очень трудно, и в каждом случае границы свои, их не прописать никакими концепциями.

— В некоторых европейских странах концепции подобного типа были приняты, однако последствия их применения за последние 10-15 лет не изучались. Значит, разработчики них не исследовали и, по моему мнению, это ошибка, — добавил председатель объединения «Город без наркотиков». — Предложенная нам концепция основана на зарубежном опыте, а зарубежный опыт базируется на Стамбульской конвенции.

Учитывая критику на всех уровнях, концепция, вряд ли будет принята. Однако остается вопрос: что делать, чтобы противодействовать домашнему насилию? С одной стороны, нельзя замалчивать проблему его существования. С другой — не нужно преувеличивать ее масштабы, призывают специалисты.

— Сегодняшнее законодательство гарантирует нормальное человеческое существование и все права в рамках семьи и за ее периметром. Я не понимаю, зачем придумывать дополнительный законодательный акт, когда достаточно современных инструментов, чтобы наказать дебошира, насильника, хулигана, в том числе и того, что занимается домашним хулиганством, — недоумевает Игорь Марзалюк. — Меня оскорбляет реклама в белорусских супермаркетах с плакатами, откуда я узнал, что живу в стране патологических семейных садистов. Когда читаю, что трое из четырех белорусов подверглись домашнему насилию, я не понимаю, откуда эти цифры, насколько безупречна эта социологическая статистика. Если это результат судебных расследований, то наказаны ли агрессоры?

Вместе с тем в МВД свидетельствуют, что в органы внутренних дел ежегодно поступает около 120 тысяч обращений о домашнем насилии, или каждое десятое обращение. И это только зафиксированные цифры. Ежегодно около 100 человек погибают от рук родственников, а это каждая третья смерть от насильственных действий других людей. А еще статистика свидетельствует, что около 80% насилия в семье совершается под влиянием алкоголя.

— Если мы говорим об искоренении домашнего насилия как явления, то, по нашему мнению, никаких реальных способов борьбы концепция в себе не несет. Если мы хотим достичь результата в противостоянии насилию в семье, то нужно понять, что его источник — не мужчина, не женщина, не ребенок, а человек. И от того, какие качества заложены в ребенка, будут зависеть все его социальные отношения во взрослой жизни и его влияние на нашу жизнь. И именно на это нужно направить государственные программы, — уверен Петр Шапко. — Главное — не перейти точку невозврата, за которой, как показывает история, идет исчезновение народа.

Ирина СИДОРОК

Выбор редакции

Общество

Краски войны. Пять картин художников-очевидцев

Краски войны. Пять картин художников-очевидцев

Война — одна из тех тем, которые никого не оставляют равнодушными.

Спорт

Алексей Талай: Я себе поблажек не даю

Алексей Талай: Я себе поблажек не даю

Черный пояс по таэквондо и светлый путь по жизни пловца-паралимпийца.

Экономика

Поиск новой съемной квартиры — вопрос всегда волнующий. Как избежать обмана «арендаторов»?

Поиск новой съемной квартиры — вопрос всегда волнующий. Как избежать обмана «арендаторов»?

В недвижимости, где крутятся большие деньги, попасть на мошенников довольно легко.