Вы здесь

Что должны знать родители о наказании и поощрении детей


Стоит ли наказывать детей? Можно ли ляпнуть ниже спины или дать по рукам, если он «не понимает по-другому»? Что вырастет из ребенка, которого никогда не наказывали? Стоит ли материально поощрять хорошие оценки? И почему в войне между родителями и детьми не бывает победителей? Об этом мы расспросили психолога Городского детского клинического психиатрического диспансера Галину СТАНЧИК.


Казнить нельзя объяснить

— Галина Антоновна, нужно ли наказывать детей? Возможно ли их воспитать без наказания?

— Наверное, все слышали о целой системе воспитания без наказания, ей посвящены многочисленные статьи и книги. Но на этот счет есть анекдотическая история, когда в транспорте сидит ребенок и пачкает обувью белое пальто женщины, которая находится напротив. Она просит мать его успокоить, на что та отвечает: мол, своего ребенка она не наказывает, а воспитывает по особой системе. Тут к этой мамаше подходит молодой человек, достает изо рта жвачку и приклеивает ей на лоб со словами: «Меня тоже воспитывали без наказания»... Наверное, родители, когда решают для себя этот вопрос, с ужасом представляют, как их любимое чадо может вырасти монстром, поэтому используют наказание как неизбежный и надежный метод воспитания. Как же они теряются, когда однажды ребенок сам приносит ремень и говорит: можете меня убить, но за уроки я не сяду. Или сам встает в угол: я буду стоять хоть всю ночь, но спать не пойду. Поэтому родителям нужно понимать, что такие методы хоть и работают, но очень ограниченное время. А воспитывая без физического воздействия, мы все-таки думаем и работаем на будущее.

Физическое наказание, тот же угол или лишение чего-то эффект приносят не всегда. Иногда наказание для детей бывает перенести легче, чем сделать то, чего от них требуют. Для родителей это повод задуматься, почему ребенок что-то не выполняет: не хочет или не может? Чаще всего он просто не может выполнить определенные требования. Иногда родители пытаются управлять ребенком, который не может управлять собой. Например, вы кричите: «Сейчас же перестань плакать!» А он продолжает. И делает это не назло вам. Оно просто не может управлять собой. Часто от родителей приходится слышать мнение, что важно наказать ребенка, чтобы он знал, что за проступки обязательно наступит кара. По принципу «украл — должен сидеть в тюрьме». Но в отношениях родителей и детей это работает плохо. И надо четко осознавать, что дети, особенно современные, быстро понимают, что наше воздействие ограничено. И вопрос «А что ты мне сделаешь?» Часто задают не подростки, а дети 7-8 лет, а иногда и меньше.

— Почему же тогда распространены такие методы воспитания?

— Эти методы родители используют, так и их так воспитывали. Есть такое понятие, как «сундук наследия», который мы несем всю жизнь. И даже очень внимательные родители, которые находятся в контакте с ребенком, в определённый момент из-за своей тревоги не успевают подумать, как подействуют те или иные методы. Вместо этого у них «на автопилоте» срабатывает схема, по которой действовали с ними. Но это часто работает в обратном направлении. «Не съешь суп, я тебе его за воротник вылью», — кричит рассерженный папа. Возможно, сейчас это ребенок и съест суп, но подумает, куда его девать, когда папы не будет рядом.

Поэтому важно все же думать, чему мы хотим научить ребенка. И если говорить о воспитании без наказания, то я за него. Надо различать наказание как возмездие и установление границ. Кто нас наказывает во взрослой жизни? Кто нас ставить в угол? Никто не будет нам читать морали, как делаем это мы в отношении наших детей. Когда мы регулярно опаздываем на работу, нас лишат премии, причем скорее всего без всяких разговоров. Если в отношении других людей мы ведем себя неприлично, наверное, с нами просто перестанут общаться, но наказывать нас никто не будет. Поэтому если вспомнить, что мы готовим детей к будущей жизни, то думать о последствиях от дел куда более важно. Более того, детям очень нужны границы.

Родители часто говорят, что ребенок «сам нарывается» и пока не достанешь ремешок, ничего не помогает. А почему это происходит? Прежде всего наши дети нуждаются в защите и защитнике. Они осознают, что пока не очень сильные, и именно родители — это те, кто может их защитить. Представьте, что мы идем по краю пропасти и знаем, что привязаны веревкой, которая нас держит и страхует. Мы уверенно себя чувствуем. Подошли к краю и почувствовали, что веревка не держит, начинаем волноваться. И чтобы проверить, натягиваем ее. Так делают и наши дети. Им нужно почувствовать, что их держат. Это очень хорошо прослеживается у подростков: они подходят к краю, и им важно, чтобы взрослый сказал: стоп! И самое главное, им важно почувствовать, что у взрослых есть силы их остановить. А иногда родители теряются, причем начиная с раннего возраста. Мать говорит: нельзя, а ребенок продолжает делать то, что он делал. Если вы уже использовали слово «нельзя», значит должны остановить ребенка. Кстати, «нельзя» очень сильное слово, с ним следует обращаться осторожно. Вы сказали ребенку, что нельзя есть конфеты, а он съел и получил удовольствие. Затем вы говорите, что нельзя выбегать на дорогу — и оно уже не воспринимает это слово.

По зеленой и красной границах

— Как следует устанавливать границы и в каких случаях?

— Вводить в жизнь детей правила, которые вокруг нас существуют. Границы — это все же не о наказании, а о дисциплине, которая с латинского переводится как обучение. Нам следует научить ребенка, что в жизни есть правила и границы. И мы все вынуждены их придерживаться, чтобы нам самим было комфортно. Мне очень нравятся зоны дисциплины в популярных у родителей книгах профессора Юлии Гиппенрейтер. Есть красные зоны — это границы, которые нельзя переходить ни в коем случае. Очевидно, что это что-то, связанное с безопасностью. Лучше, если красной зоны будет немного. Разумеется, ребенка мы никогда не выпустим на дорогу. Если ваш ребенок выскочил на дорогу, а вы его предупреждали, что нельзя, то дать шлепок ему, наверное, придется. Но стоит честно себе признаться, что это не воспитательная методика. Таким образом мы снимаем собственное напряжение, так как сами ребенка не удержали.

Зеленая зона — это, разумеется, все то, что ребенку можно. Чем шире эта зона, тем лучше. Когда дети чувствуют уважение к их чувству свободы и самостоятельности, они легче принимают родительские ограничения. Есть желтая зона: можно, но с определенными условиями. Ты можешь играть в своем дворе, здесь безопасно, а в соседний ты пойти не можешь. Можно рисовать в альбоме, а на обоях нельзя. Этих условий достаточно много, и их надо обсуждать с ребенком, и он каждый раз проверяет границы. Но здесь не жесткие условия: в определенном возрасте уже можно и со двора выйти, и зоны постепенно расширяются. И родители должны задумываться, что, возможно, ребенок готов за определенные границы выходить. Есть оранжевая зона: такие действия ребенка, которые вследствие особых обстоятельств разово допускаются. Например, мы обычно ложимся спать до 10 часов, но сегодня папа вернется из длительной командировки и ему хочется увидеть детей, и мы им позволяем лечь позже. И если родители детям правила объясняют именно таким простым языком, это хорошо воспринимается. Родители часто грешат тем, что много говорят, сложно объясняют законы. А ребенок их не выполняет, так как не понимает. Он включает «режим спама» и отключается.

— Должен ли ребенок что-то заслуживать? Как-то я наблюдала на отдыхе мамочку, которая на любую просьбу дочери — купить мороженое или взять планшет — отвечала: ты не заслужила...

— Нет сомнений, что эта мама несет груз многих поколений и ее воспитывали так же. Хотя основная потребность ребенка как раз больше, чем планшет и мороженое — это потребность в принятии, в ощущении, что я достоин любви и подарков. Дети — наше зеркало, и такая мама рискует однажды на свою просьбу услышать от дочери: «А чем ты это заслужила?» И потребность в безусловной любви и принятии дают именно родители. Любовь не нужно заслуживать, мы достойны ее просто потому, что мы есть в этом мире. И это очень важно транслировать детям, особенно в подростковом возрасте, когда приходят кризисы, неуверенность в себе. Любовью ребенка невозможно испортить, ее не бывает слишком много, но это не означает вседозволенности. Истинная любовь к ребенку и в том, чтобы поставить перед ним четкие границы дозволенного. Понятно, что невозможно все просьбы удовлетворить. Но надо иметь несколько способов реакций, когда ребенок требует невозможного, тем самым мы учим его быть гибким. Мы не спешим сказать «нет», а ищем, как эту потребность удовлетворить по-другому. Нельзя рисовать на обоях, но можно где-то в другом месте, например, на прикрепленной на обоях бумаге.

Что касается поощрения, то иногда родители платят за хорошие оценки. Сейчас много говорят о мотивации, особенно материальной. Между тем есть много исследований, особенно по поводу того, что касается интеллектуальной деятельности. Двум группам людей предлагают решать задачки. Одной группе говорят, что заплатят деньги, а вторая делает то же самое за спасибо. А потом им предлагают прийти порешать такие же задачки назавтра. Как думаете, кто соглашается прийти завтра? Совсем не те, кому заплатили, хотя это кажется более логичным. Тот, кто работает на интересе, может и еще раз прийти. Если же нам заплатили, мы это начинаем воспринимать, как тяжелую работу. А после нее хочется отдохнуть — зачем приходить на следующий день? Эффективность решения во второй группе опять же была выше.

— Значит, неправильно обещать ребенку что-то купить, если он закончит четверть с хорошими оценками? Учеба будет восприниматься как тяжелая работа?

— Да. Другое дело, когда мы рады хорошим отметкам и действительно что-то, о чем ребенок мечтал, приобретаем в подарок. Но заранее договариваться не стоит, так как тогда учиться ребенок будет не для себя, а для родителей. Здесь тоже есть интересная история: когда взрослому человеку надоели дети, которые играли в футбол в его под окнами. И как он их ни уговаривал поиграть в другом месте, они не соглашались. И тогда он сказал: мне так нравится, как вы играете, что я готов платить вам за каждую игру 10 долларов. Дети радостно согласились. Через неделю он сказал, что у него нет столько денег и теперь он будет платить только пять долларов. Дети стали приходить реже. Если еще через какое-то время он вышел и сказал, что деньги закончились, и спросил, не могли бы они играть бесплатно, дети ответили: нашел дураков, ни в коем случае! И ушли. Более того, даже следили, чтобы он не видел, где они играют... Даже взрослым, когда им начинают платить за хобби, оно становится не таким интересным.

В войне победителей не будет

— Давайте вернемся к наказанию. Поругаться на ребенка — это наказание?

— Иногда дети говорят, что лучше бы меня в угол поставили, чем ругались. За что можно ругать ребенка?

— Например, за неубранные вещи и беспорядок в комнате.

— Мы не можем изменить ребенка, но можем изменить его поведение. Наша задача — научить его, чтобы он убирал свои вещи. От того, что вы кричите, если они не убраны, ничего не меняется, вы только выражаете свои эмоции. Да, есть дети, которым не хочется обижать маму, и, возможно, в следующий раз они уберут. Другой ребенок может подчиниться из-за страха. Но как только возникнет возможность избежать наказания, он этого делать не будет. Если он убирает из-за страха или по принуждению, как бы вы его ни контролировали, он будет стремиться приложиться как можно меньше. Еще бывает, что ребенок старался и убирал, но не совсем хорошо это сделал, и на него снова наругались, и у ребенка желание пропадает. Надо признать, что большинство родителей не считает крик эффективным методом воспитания. Они и рады, призывая ребенка к порядку, вести себя ласково и терпеливо, но, когда доходит до дела, накопившиеся усталость и гнев берут верх. Если мы хотим повлиять на поведение, важно установить контакт с ребенком, а на пике эмоций это сделать сложно. Поэтому лучше взять паузу. Воспитывать мы можем позже, когда чувства улягутся и отношения восстановятся.

— Из нашего разговора следует, что, применяя наказание и силу, мы наоборот демонстрируем собственную слабость и беспомощность...

— Это так. Некоторые родители почему-то уверены, что воспитывать нужно таким образом, чтобы ребенок чувствовал, что за каждый плохой поступок наступит расплата. И в этой системе им важно всегда успеть наказать. Получаются такие отношения злого следователя и преступника. На самом деле мы всегда должны быть на стороне ребенка. Заставить его раз и навсегда хорошо кушать или качественно делать уроки мы не сможем. И если мы начинаем с ним воевать, следует осознавать, что победителей в этих боевых действиях точно не будет. Мы всегда рядом с нашими детьми, даже если они не подчиняются. И границы мы должны устанавливать потому, что для ребенка что-то вредно и он в силу возраста не может предвидеть последствия своих поступков, а не потому, что мы сильнее.

Родителям непросто, они часто слышат противоречивые послания от социума. С одной стороны, они должны любить, быть терпеливыми и добрыми. С другой, ребенок не должен причинять никому беспокойства. Важно эти послания распознавать и напоминать себе, что мы и наши дети не можем соответствовать ожиданиям окружающих и быть идеальными. Полезно относиться к себе более сочувственно, не следовать жестким рецептам, а отталкиваться от ситуации. Тогда можно почувствовать себя более комфортно в родительстве.

Сегодня много исследований о раннем травматическом опыте в детско-родительских отношениях и его влиянии на будущую жизнь. И родители начинают тревожиться, что где-то сорвались, дали шлепок. Иногда мамам кажется, что сейчас жизнь ребенка пойдет наперекосяк. Но когда привязанность сформирована, когда малыш чувствует, что его любят, это тоже не самый плохой опыт. Ребенку нужно видеть, что родители тоже люди со своими желаниями и чувствами, именно у них они учатся способам проявления различных эмоций. Полезно признать, что мы и наши дети, к счастью, не роботы: у нас нет кнопки для управления, и это делает жизнь интересной, непредсказуемой и радостной.

Елена КРАВЕЦ

Выбор редакции

Экономика

Продовольственная безопасность. Овощей и картофеля хватит всем

Продовольственная безопасность. Овощей и картофеля хватит всем

Кстати, часть этой продукции направим на экспорт, в частности клюкву.