Вы здесь

Иосиф Рутский – создатель униатской церкви


С полным правом Иосифа Рутского считают создателем униатской церкви. Он продолжал дело первых униатских митрополитов Рагозы и Потея, укрепил ее, расширил и сделал настоящей церковью. Уния церквей была попыткой компромиссного решения проблемы разделения христианства в Речи Посполитой на две конфессии католичество и православие.


Иосиф Рутский (1574—1637)

«Литвинская нация» (как называл Рутский белорусов) была разобщена религией. Чтобы избежать этого разделения, православные епископы и представители Папы Римского в 1596 году заключили в Бресте церковную унию. Православная церковь Польши подчинялась Папе Римскому, но сохраняла все свои прежние прерогативы и особенное богослужение.

По-христиански благочестивый и по-светски деятельный теолог, мыслитель, политик и просветитель, имея за спиной прекрасное образование в Карловом университете в Праге и Греческом коллегиуме в Риме, этот юноша из имения Рута около Новогрудка жаждал применения своим талантам и силам, что и предопределило реформаторский и созидательный характер его деятельности. Он представляется человеком будущего (того будущего, когда христианство осознавало необходимость сближения христианских конфессий), который попал во время, когда общество просто не созрело для восприятия его идей и целей, его неистовой деятельности, – оно было враждебным, воинственным к тому, кто осмеливался менять старый образ жизни. И в каких бы неблагоприятных условиях ни пришлось делать Рутскому «свою церковь», его энергия, внутренняя сила и убежденность объединяли вокруг него единомышленников, а они были той творческой силой, которая строила духовную жизнь Беларуси.

В униатской деятельности Рутский смог проявить себя как новатор и создатель. Именно эти качества рассмотрел в нем Папа Римский Климент VІІІ во время учебы Иосифа в Греческом коллегиуме и настоял, чтобы он послужил униатской церкви. После возвращения из Рима в 1601 году Рутский возглавил Виленскую униатскую семинарию. Тогда же он задумался, как укрепить новую церковь. «Настоящая святость имеет свое гнездо в Духе. К ней ведет монашеский образ жизни, который не только в отказе от общества мирян, но и в выполнении трех обетов – нищеты, целомудрия и послушания». Обновленное монашество и должно было, по замыслу Рутского, совершить реформу униатства.

Новый этап в жизни Рутского начался после принятия монашества в Виленском Свято-Троицком монастыре. Вокруг Рутского объединился круг молодых монахов знатного происхождения. Он щедро делился с ними своими богатыми знаниями, вел их дорогами святости и благочестия. Благодаря радению Рутского монастырь стал образцом монашеской жизни и центром паломничества. В 1608 году униатский митрополит Ипатий Потей назначил Рутского «головным намесником митрополии» и отдал под его «зупольную силу» черное и белое священство. Против этого назначения были протесты и даже судебные разборки. Сам хозяин Сигизмунд Ваза вынужден вступиться за Рутского, подтвердить его назначение и выдать ему привилегию на игуменство в Свято-Троицком монастыре.

Перед Рутским раскрылись широкие перспективы для деятельности. Бывшие ученики стали его соратниками. Рутский направил их в Минск и Новогрудок для основания там униатских монастырей. Под влиянием Рутского смоленский комендант Иван Мелешко принял униатство и в своей деревне Жировичи основал униатский монастырь, который в будущем станет одной из святынь Беларуси.

Став в 1613 году униатским митрополитом, Рутский развернул активную деятельность уже со значительным размахом и разработал программу развития униатской церкви. В 1617 году на съезде представителей Бытенского, Виленского, Жировицкого, Минского и Новогрудского монастырей в Новогрудке Рутский изложил свой взгляд на «новую схему церковных отношений» и представил написанный им устав униатского ордена. После десяти заседаний статус наконец был принят. Патроном ордена выбрали св. Василия (Василия Великого), поэтому и орден назвали базилианским. Рутский передал ордену униатское просвещение «для увиченя людей молодых». Вскоре по уровню образования униатские школы сравнялись с лучшими на то время иезуитскими школами. Для преподавания Рутский приглашал профессоров из других учебных заведений, сам составлял учебные программы. Не только наукам хотел обучать молодежь Рутский, но и святости. «Нужны учителя не только в науке, но в благочестии и добродетели».

Успехи унии тревожили как католиков, так и православных. Так что строить униатскую церковь Рутскому приходилось в неблагоприятных условиях. Православные фанатики убили униатского епископа Иосафата Кунцевича и игумена киевского Выдубицкого монастыря Антона Граковича. И на самого Рутского было покушение. На сеймах православная шляхта требовала расторжения унии. Митрополит даже грудью встал на пути виленского воеводы Кристофа Радзивилла, который вознамерился по сеймовому постановлению отобрать у униатов Свято-Троицкий монастырь. «Мы скорее позволим убить себя, чем допустим схизматиков владеть святыми местами».

Защищал Рутский унию и словом. В своих книгах он полемизировал с апологетом православия, полоцким епископом Мелетием Смотрицким. Не раз он обращался к Смотрицкому, желая сделать его своим единомышленником. Однако только после поездки в Константинополь (Стамбул), когда воочию увидел запущенное состояние и ничтожество константинопольского патриарха, Смотрицкий убедился в правоте мнений деятелей униатства, которые видели спасение православия в союзе с апостольским престолом. Приняв унию, Смотрицкий стал соратником Рутского, помогал ему в создании патриархата в союзе с православными. Но православные иерархи в 1629 году не приехали на учредительный съезд во Львов, и это намерение так и не удалось.

Не все задуманное осуществил Иосиф Рутский, но и сделанное им стало прочным фундаментом, на котором более двух веков стояла униатская церковь, которая была «народной церковью» большинства белорусов и позволила им сохранить свою белорускость – национальную идентичность. Незадолго до смерти, в 1637 году, Рутский в ​​письме к Папе Римскому Урбану Седьмому подвел итоги своей деятельности: «Почти тридцать городов приняли унию: Вильнюс, Новогрудок, Луцк, Владимир и другие. У нас уже до двадцати монастырей и более, которые занимают наши монахи-базилиане (на то время уже было 36 базилианских монастырей. - Авт.). Эти монахи держат школы для воспитания юношей, и с Виленской нашей школы или семинарии начали выходить богословы, опытные в греческом и латинском языках, чего при наших родителях на Руси не бывало». Основанный Рутским Орден базилиан сыграл заметную роль в духовной жизни Беларуси, ее культуре, искусстве, зодчестве. И теперь белорусские города украшают бывшие униатские храмы (самый известный из которых – перестроенный униатами знаменитый Софийский собор в Полоцке). Уния – уникальное историческое явление, значимое событие в нашей истории. Если понять это, то и фигура Иосифа Рутского приобретает монументальную величину. Хотя Папа Римский и называл Иосифа Рутского «атлантом унии» и «столбом церкви», сам он скромно считал себя «викарием его в этом царстве».

Витовт ЧАРОПКА

Выбор редакции

Общество

«Здесь был...» Что писали пятьсот лет назад на стенах и камнях

«Здесь был...» Что писали пятьсот лет назад на стенах и камнях

Инна Калечиц — первый и пока единственный специалист в Беларуси, занимающийся эпиграфикой.

Общество

Какой хлеб любят в Беларуси?

Какой хлеб любят в Беларуси?

В советские времена торговля предлагала покупателю ограниченный ассортимент хлебобулочных изделий. В 1980-е даже в крупных магазинах было всего 3–4 наименования хлеба.

Общество

Дышать полной грудью. Мифы и правда о маммопластике

Дышать полной грудью. Мифы и правда о маммопластике

Представительницам прекрасного пола всегда хочется что-то изменить в своей внешности. И иногда женщины решаются на кардинальные шаги.