Вы здесь

Константин Качан: Если бы не стал художником, это была бы не жизнь, а мучения


В конце января художник Константин Качан готовится представить выставку в Национальном художественном музее Беларуси. Это результат большого проекта, который начался еще в 2018-м и длился в течение всего периода, который прошел у нас под знаком Года малой родины. В рамках проекта «Радзімаю зачараваны» произведения художника путешествовали по стране и выставлялись в областных и других крупных городах Беларуси. Очередная остановка — в столице, где можно будет увидеть живописные работы, созданные в последние 15 лет. Многие из ранних произведений приехали из Новогрудка, где у художника мастерская и галерея. Там его родина. Как ощущение родины влияет на творчество? Об этом рассуждает Константин Иванович:


Тема

— Тема мая неизменна, — признается автор. — Так совпало, что был объявлен Год малой родины, и мне ничего не пришлось писать специально...

Я не соглашаюсь, когда меня называют пейзажистом. Что такое пейзаж? Поле, речка, луг... В этом тоже есть смысл: человек природу чувствует глубоко. У меня немного другое, природа, окружающая среда — это как декорация в театре. Для меня все же доминанта — жизнь людей. Да, она разворачивается в историческом времени, имеет этнографические особенности, ментальное определение. Во всяком случае, я ставлю такую задачу, чтобы, глядя на мое произведение, человек мог понять, в каком времени это происходит, на каком клочке земли. Я выставлялся в разных странах, но везде по моим произведениям чувствовали жизнь белоруса с его таинством, философией, бытом. На самом деле все сходится в особом энергетическом и чувственном течении, а я это стараюсь перенести на полотно.

Произведение не родится из ничего. Я очень много путешествую по Беларуси, особенно люблю посещать городки. Местечковая жизнь — это мой мир, чувствую его мотив, там ищу свои образы. Начинаю с карандашика, когда хочется как можно быстрее передать первые впечатления на бумаге, после иду дальше — пишу этюды, а когда накоплен материал, с ним работаю в мастерской, создаю более глубокий образ. Бывает так, что люди узнают какой-то пейзаж, но говорят: а вот этого там нет, и здесь не так... Особенно если там родились, живут сейчас, знают и любят свои родные места, то задают вопросы. Отвечаю: я же не фотограф, имею право на вымысел. Бывает, что необходимо усовершенствовать композицию, бывает, когда хочется добавить больше личного ощущения через цвет. Главное, чтобы был передан дух местности.

Больше всего произведений я написал на Новогрудчине. Родился в деревне Лавришево, с 70-х годов живу в Минске. А лето обычно провожу в Новогрудке. Там я работаю в мастерской, там моя галерея. И в Лавришево часто бываю. Заимел хобби: пчеловодство. Поэтому в мае и в начале июня обычно нахожусь там, потому что также есть возможность рисовать. Когда-то у меня была мечта — иметь свой дом, и не в городе. Думал поселиться где-то под Минском. Но однажды произошел несчастный случай: сгорел дом родителей, мать тогда в больницу попала. После надо было все восстанавливать, то я решил не искать ничего для себя, а построить дом родителям. Но я отстроил дом, чтобы и мне было в нем удобно: второй этаж отвел под мастерскую.

Выбор

— Я не сразу стал художником. Окончил физический факультет БГУ, но уже на втором курсе понял, что это не то... Все хвалили меня еще со школы: с детства я постоянно рисовал. И когда вырос, подсознательно чувствовал, что во мне живет художник. На втором курсе начал интересоваться искусством, ходить в музеи, на выставки — не пропускал ни одной. Конечно, надо было учиться, пошел в студию в Минске. Но, думаю, окончу физфак, потому что родители гордились, особенно мать. Не говорил им, что собираюсь бросать, понимал, что будут переживать. В университете много факультетов, а физический был один из наиболее престижных, поступить было непросто. Мы очень гордились, что станем физиками, считалось, что это наука, которая приближает будущее. Тогда еще модно было говорить о разделении на физиков и лириков. Да только как объяснить простым сельчанам, чем занимаются художники и зачем они нужны? Притом что у родителей было чувство прекрасного, особенно у папы. Что бы он ни делал, получалось хорошо, дом поставил красивый на селе, сам оформлял. Но моего решения они не понимали.

Правда, оно созрело окончательно, уже когда окончил университет. Я же наивно думал, что получу диплом физика и сразу буду поступать в театрально-художественный институт. И подготовка у меня была, знал, какие требования для поступления, готовил рисунок, работал над композицией. Но когда принес документы, в приемной комиссии объяснили, что я не имею права поступать, потому что только что окончил вуз и должен отработать как молодой специалист. Но... Если министерство образования даст открепление, тогда — пожалуйста... Пошел в министерство, а мне дали отлуп: «Ваше образование стоило денег, идите работайте...» Тогда как раз физиков не хватало. Год отработал по распределению в минской школе. А после заведующий районо понял меня, когда увидел произведения, с которыми я к нему пришел. Дал разрешение меня отпустить.

Но как говорят: не пускают в дверь — так я через окно... Работал художником по рекламе в кинотеатре «Октябрь». Рядом был театрально-художественный институт, я наладил связи со студентами. С одной группой живописцев посещал занятия — а у них преподавали Данциг, Крохалев, Громыко. Они меня допускали как свободного слушателя. Показал произведения Данцигу, познакомились с ним на всю жизнь. С этой группой я фактически готовился в течение трех лет. Знал всю программу и решил: зачем уже получать диплом, если главное я освоил? Видел, как Данциг и Крохалев работали со студентами. Бывало, соглашался с замечаниями, а бывало, что и нет. У меня была своя мысль, свой взгляд. В это же время начал участвовать в выставках — республиканских и всесоюзных.

Конечно, мать жалела, что я сменил профессию. Даже когда у меня стало получаться: уже выставлялся в составе молодых художников Советского Союза, приняли меня в Союз художников Беларуси. Ведь что такое работа художника? Это существование без стабильного заработка — мама это видела. Жалела меня. И до конца не соглашалась с тем, что я чего-то добился. И когда начали выставлять, печатать мои произведения, выпускать каталоги, и я даже привозил ей деньги, она говорила: «От, повезло червяку на веку!» Эта фраза уже стала крылатой среди художников.

Путь

— Конечно, надо было много работать, крутиться, и действительно важно, чтобы еще и повезло. Когда не было мастерской, в ЖЭСе давали комнату, где я мог рисовать. Впоследствии, уже в зрелом возрасте, получил мастерскую в центре Минска через Союз художников. И я никогда не обижался на зарплату. В результате смог построить большой дом в Новогрудке за свои деньги. Был период — на грани 2000-х, — когда мои работы очень хорошо продавались и за рубежом, и здесь. Даже если и не очень продавались, все равно я не жалел. Если бы не стал художником, то это была бы не жизнь, а мучения. Не думал, к чему приду — просто был одержим. Сказали бы: «Голодный будешь...» — я все равно сделал бы этот выбор.

Все зависит от самого человека. Вот сейчас у меня растет внучка. Она рисует, а меня просят: научи. А я не знаю, как учить. Мне кажется, с этим надо родиться. А если нет зерна у человека, то что его учить? Я с внучкой разговариваю, спрашиваю, что нравится, она рассуждает. Хорошо рисует, богатая фантазия. Если Бог дал, то будет рисовать. Неужели надо учить ее смотреть на мир так, как я его вижу?

Тем более что я тоже менялся. Тема одна, она действительно вечная, но ее можно по-разному чувствовать в разные периоды жизни, по-разному подать. Пластика письма, цвет, тон — все это с годами менялось. А теперь я вижу, что ранний я был интереснее — в тех произведениях больше эмоций. Действительно, есть работы, в которых глубина и философия. Не один мой коллега на это обращал внимание. Вот большая выставка и поможет посмотреть со стороны на себя. А зрителям, возможно, даст ощущение жизни: в ней есть место и радостным, ярким моментам, и тоскливым мыслям, и прощаниям, и новым надеждам.

Выставка уже проехала Беларусь, она непростая с точки зрения реализации. Началась она с довольно масштабной экспозиции в галерее Савицкого. До того я довольно давно не был в публичном пространстве, обо мне уже и забыли. На выставку были хорошие отзывы и со стороны обычных зрителей, и со стороны ответственных лиц. Предложили провезти ее по областным и крупным городам, где хорошие выставочные залы. Министерство культуры и Национальный художественный музей определяли маршрут. Я не на все открытия сумел попасть, но было очень приятно видеть, что людям нравится. В настоящее время в Национальном художественном музее произведений будет выставлено еще больше — около 80. Очень переживаю, как их разместить, чтобы человек пришел — и чувствовал себя в живом пространстве. Ведь во всем, что я стараюсь отразить, есть жизнь. Именно она нас так привлекает своими разными сторонами, тайнами, цветами.

Записала Лариса ТИМОШИК

Выбор редакции

Калейдоскоп

Гороскоп на эту неделю

Гороскоп на эту неделю

ДЕВА. Задача на неделю — добросовестно выполнять свою работу, деловой хватки и способностей вам хватает. 

Общество

Лето выходит на финишную прямую! Чего ждать от погоды в августе? Прогноз от Дмитрия Рябова

Лето выходит на финишную прямую! Чего ждать от погоды в августе? Прогноз от Дмитрия Рябова

В августе тепла будет вдоволь, но без дождя и молнии не обойдется.

Культура

Лилия Лукашенко: любовь к искусству была повсюду и во все времена

Лилия Лукашенко: любовь к искусству была повсюду и во все времена

Глава галереи «АртХаос» поделилась опытом участия в фестивале «Вытокі. Крок да Алімпу» и рассказала, почему современное белорусское искусство стоит внимания.