Вы здесь

Насколько точен ДНК-тест на отцовство


Женщину заинтересовал четырехлетний мальчик по имени Эрик. Он жил в детском доме уже несколько лет. Мать его умерла, родственников найти не удалось.


«Но имя... Имя малыша какое-то немецкое!» — думала женщина. Она как раз приехала из Германии в Беларусь с гуманитарной миссией в качестве переводчицы. Видела уже много разных детей и слышала много историй, но история этого мальчика из головы не выходила. Переводчица решила подробнее узнать о матери Эрика. Выяснилось, что она работала в Германии, приехала в Беларусь решать какие-то дела с документами и умерла. Так Эрик оказался в детском доме. Переводчица стала искать людей, которые знали его мать в Германии. Через два года нашелся такой мужчина. Он приехал в Беларусь, чтобы сделать ДНК-тест. Экспертиза подтвердила отцовство. Так маленький Эрик перестал быть сиротой и поехал с папой домой в Германию... Такие истории надолго врезаются в память, считает заместитель начальника отдела генетических экспертиз центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз Николай КУЗУБ. Он рассказал, насколько точны современные ДНК-тесты и почему важно регистрировать своих детей своевременно.

— До 90-х годов наука только накапливала знания в этой области, чтобы добиться более-менее адекватных оценок в установлении факта отцовства. Первая громкая экспертиза, проведенная на постсоветском пространстве, — это исследование останков царя и его семьи в России. С этого момента началось победное шествие генетики по нашим странам. Например, до 90-х годов точность ДНК-анализа на отцовство была 50–80%, а сейчас — 99,9 %.

— Тесты в вашей лаборатории считаются самыми точными в Беларуси. На экспертизу к вам можно попасть по желанию или есть какие-то ограничения?

— Конечно, можно и по желанию граждан. Правда, чаще всего мы работаем по решению суда. Суд выносит его для установления биологического отцовства и взыскания алиментов с отца. Экспертиза поручается областному управлению или центральному аппарату государственного комитета, как правило, по территориальным признакам. К нам, в центральный аппарат, поступают наиболее сложные случаи. Но граждане могут обратиться и самостоятельно. Правда, есть условия: это должно быть добровольно и анализы нужно сдавать лично.

— Вы сказали, что в ваше учреждение могут направлять особо сложные случаи...

— Да. Например, возникает необходимость установить материнство. Так случается, когда женщина по каким-либо обстоятельствам рожала дома или в другом месте. Это довольно простая процедура. В общем, когда дело касается живых людей, когда есть трио: мать, отец и ребенок, — это отработанная и относительно несложная манипуляция. Но существуют ситуации с более сложными задачами, стоящими перед экспертами. Самая распространенная — когда люди в течение какого-то времени живут в незарегистрированном браке и даже не задумываются о последствиях. Вдруг случается, что мужчина погибает или исчезает куда-то и возникает необходимость установить факт отцовства при отсутствии прижизненных образцов биоматериала.

В таких случаях мы работаем с образцами крови или гистологического материала, когда было патологоанатомическое исследование умершего или погибшего. Обычно материалы находятся в архивах государственного комитета, либо это могут быть биологические ткани, взятые при жизни с целью диагностики, например, биопсийные материалы. Мы можем их получать по определению суда.

А есть ситуации, когда нет возможности получить биологический материал умерших или пропавших. Тогда нам приходится работать с какими-то вещами этого человека. Из потожировых отделений выделяем генетические характеристики. Естественно, мы сравниваем полученные материалы с материалом родственников умершего, чтобы убедиться, что это не случайный человек, только тогда делаем выводы. Генетика как наука уже довольно хорошо развилась, закономерности передачи генетической информации известны, но такие сложные тесты делаются только у нас, в центральном аппарате. Это очень сложное исследование, и в рамках гражданских дел они проводятся редко.

— Вы сказали, что к вам нередко обращаются женщины, которые жили в гражданском браке, и у них часто возникают проблемы...

— Это касается женщин, которые при рождении ребенка в таком браке не регистрируют ребенка на отца. При расставании с мужчиной, естественно, возникают проблемы с доказательством отцовства. И хорошо, если человек жив, можно организовать получение биоматериала. А если мужчина умер или пропал? Получать пособие по потере кормильца может ребенок, официально зарегистрированный на такого человека. Поэтому сначала нужно доказать, что умерший является отцом малыша. Установить в таких случаях факт отцовства очень сложно. Хорошие отношения с мужчиной? Чудесно. Мы только рады. Но зарегистрируйте ребенка на отца, ведь потом эксперты не всегда смогут вам помочь, особенно если отсутствует биоматериал.

— Возможны ли ошибки при оценке генетической экспертизы?

— Объективно говоря, мы не можем гарантировать точность материала, полученного из архивов моргов и больниц. Уверенно можно говорить о тех материалах, которые получили в своей лаборатории и движение которых от отбора экспертизы можем отследить. Но все факты мы учитываем.

Ведь бывает, что двое мужчин с похожими генетическими характеристиками могли зачать одного ребенка. У нас такой был случай. Женщина сначала приходила с одним мужчиной, который по нашей схеме мог быть отцом малыша, а потом — с другим, который... тоже мог быть отцом. Оказалось, эти мужчины были близнецами, а определить в таких случаях, кто же из них отец, очень сложно. Бывает, что сами люди сознательно совершают подделки. Например, у нас тут один мужчина возмущался: мол, как вы могли подтвердить мое отцовство, я же набрал в рот чужой слюны! Но, чтобы не ошибиться, мы делаем не один тест. Разные истории бывают. Помню мужчину, который пришел делать экспертизу по отношению к ребенку подруги. Мы сделали вывод, что это не его ребенок. Но через два дня после получения экспертизы он снова обратился к нам. Оказывается, его подруга изменила слова в выданном ей экземпляре экспертизы, и получилось, что отец ее малыша — он. Мы перепроверили документ и раскрыли обман.

— Сколько стоит такой тест?

— Около 300 рублей, если это стандартная тройка — мама, папа и ребенок. Тесты проводим по двум источникам — анализу крови и слюны. Чем сложнее исследование, тем дороже это стоит. Если его назначает суд, то цена практически не меняется, но платит человек, назначенный судом, — как правило, это тот, кто заявил о необходимости теста. Результаты анализа готовы обычно через месяц.

— Это довольно доступно... А как же борьба между свекровью и невесткой? Обращались ли за экспертизой женщины, чтобы узнать точно, что невестка не обманула сына?

— Конечно, были и неспокойные бабушки, которые хотели принести образцы биоматериалов внука и своего сына. Мы в таких случаях отказываем в экспертизе, потому что работаем с материалом, добровольно представленным конкретными людьми с согласия всех сторон или по решению суда. Мы делаем все возможное, чтобы помочь людям узнать правду, но только в рамках закона.

Наталья ТАЛИВИНСКАЯ

Название в газете: Пераможнае шэсце генетыкі

Выбор редакции

Общество

Арктическое вторжение на смену теплому воздуху. Когда ждать первый снег? Прогноз от Дмитрия Рябова

Арктическое вторжение на смену теплому воздуху. Когда ждать первый снег? Прогноз от Дмитрия Рябова

С чем связана такая осенняя изменчивость погоды и когда ждать первый снег.

Экономика

С «серыми» выплатами сейчас лучше не рисковать

С «серыми» выплатами сейчас лучше не рисковать

КГК выявили 30 преступлений по выплате зарплаты в конвертах.