Вы здесь

Дорогами Славы. «Мы были простые солдаты...»


«Звязда» продолжает проект «Дорогами Славы», который запустила совместно с музеем истории Вооруженных Сил. В рамках проекта мы рассказываем о военном пути полных кавалеров ордена Славы, которые родились в Беларуси или связали с ней свою дальнейшую судьбу.

Призываем вас, уважаемые читатели: если среди ваших родных и близких кто-то или был полным кавалером ордена Славы, или лично их знал и сохранил воспоминания или фотографии, то делитесь вашими историями с нами! Наш адрес: улица Б. Хмельницкого, 10а, Минск, 220013. адрес электронной почты: info@zviazda.by. Ни одно письмо не останется без внимания!

Сегодня мы рассказываем о двух солдатах. Они прошли через всю войну. Один из них был в действующей армии с сентября 1941 года, второй несколько времени партизанил, прежде чем его отряд соединился с частями Красной Армии. Свои награды они завоевали в тяжелых боях, в том числе — и на территории нашей страны.


Прошло более тридцати лет с тех пор, как состоялись мои встречи с легендарными земляками, которые во время войны как настоящие мужчины взяли в руки оружие — сначала пополнили ряды народных мстителей, потом храбро сражались на передовых рубежах, гнали оккупанта с нашей земли. И Владимира Корнеенко, и Льва Ходановича можно по праву назвать освободителями Отечества. Девятнадцатилетний юноша Лева Ходанович овладел умением разведчика-подрывника (с тех пор у него остался нагрудный знак «Отличник разведки»), а Володя Корнеенко в таком же самом возрасте заслужил уже первые свои награды — две звезды солдатской славы, причем на территории Беларуси — в Быховском районе. Недаром сегодня, накануне праздника, их портреты украшают «Звязду» — газету-партизанку и подпольщицу. Сколько бы ни прошло времени, я по-прежнему с теплотой и волнением вспоминаю те непродолжительные, но душевные встречи и разговоры.

Благодаря жене фронтовика Владимира Корнеенко — Ульяне Дмитриевне — мне посчастливилось увидеть и сфотографировать самого полного кавалера. Дело в том, что в то время Владимир Яковлевич был прикован к постели — результат тяжелого инсульта. Семь лет Ульяна ухаживала за ветераном — кормила, учила говорить, ходить, читала ему газеты и книги. Когда попал в их квартиру — а жили Корнеенко в то время в Могилеве — хозяйка вспомнила мне кое-что из фронтовой биографии мужа. Сам фронтовик, слушая нашу речь, постоянно плакал, старался что-то сказать, возможно, дополнить — он все осознавал и понимал.

— У Володи на войне был тяжелый пулемет — «Максим», пронес его на плечах от Быхова до Белостока, поэтому всегда говорил: самое тяжелое на войне — передвижение, — пересказывала от имени мужа Ульяна Дмитриевна. — У него было четыре ранения, в плен он не попадал. Их учили: чтобы в плен не попасть, так гранату под живот...

Часто в мирные годы ветерана донимали сны о войне, о том, как немцы шли в контратаку. Корнеенко говорил, что на фронте никогда не было страха, хотя приходилось стрелять открыто — окоп был только до пояса. Не верил, что убьют, хотя видел, как погибали другие…

А еще Ульяна Дмитриевна вспомнила, как они до войны вместе ходили в одну деревенскую школу: она — в седьмой класс, он — в девятый. Поженились в 1947 году, жили дружно — пели, танцевали. Владимир работал секретарем сельского совета и председателем колхоза. Для фотоснимка Ульяна переодела мужа, посадила на диван, но ордена не пристегнула, потому что их у ветерана на то время уже не было.

— Награды пропали, когда мы переезжали из Кричева в Могилев, — рассказала женщина. — Но об этом деду мы не говорим, чтобы не ранить его душу.

Совсем другая встреча состоялась в Пинске со Львом Ходановичем. Ветерану на то время было уже шестьдесят шесть лет, как говорят, время заслуженного отдыха. Но он совсем не собирался отдыхать, по-прежнему работал на речном флоте.

— Я вырос на Соже и с детства мечтал быть моряком, носить тельняшку. Только после войны, наконец, приблизился к своей цели — поступил в Гомельский речной техникум, — говорил полный кавалер.

О себе, своих партизанских и фронтовых буднях Лев Сергеевич не слишком стремился рассказывать — мол, он человек довольно известный, о нем многие газеты много писали, и вообще не любит он хвастаться. Чувствовалось, что за этими словами стоит человеческая скромность. Даже для этого портрета Лев Сергеевич неохотно накинул на себя праздничный пиджак.

— Мы были простые солдаты и не всегда знали, за что нас награждали, — говорил ветеран. — Делали много чего, но командиры все знали о наших подвигах и подавали рапорты.

Среди белорусских полных кавалеров ордена славы Лев Ходанович — один из титулованных: на его пиджаке, кроме трех звездочек «славы», были приколоты еще четыре ордена — два ордена Красной Звезды, орден Красного Знамени и орден Отечественной войны. Увидев мое удивление, ветеран объяснил, как отбирали претендентов на парад Победы в сорок пятом в Москве: нужно было иметь четыре боевых ордена, рост не менее метра семьдесят, быть без физических недостатков и получить положительную характеристику от командира.

Мы отправились в Пинский порт, где работал ветеран, — он хотел показать свою нефтеналивную баржу, на которой нес матросскую вахту. Дорогой старый солдат вспоминал разные жизненные истории: «Однажды, в шестидесятые, я чуть не потерял свои ордена, а все потому, что ветераны были не в почете — фронтовикам перестали платить деньги за боевые награды. В то время в моей семье росли три сына, двое из них поступили, но не было денег на их учебу. Поэтому и решил обменять свои «славы», понес в скупку. Скупщик проверил металл, но посоветовал не сдавать ордена, сберечь на память. Очень благодарен тому мудрому человеку!»

Анатолий КЛЕЩУК


Лев Ходанович

У героя нашего рассказа был очень извилистый военный путь. Судите сами: Льву Ходановичу еще не было восемнадцати лет, когда немцы оккупировали его родную Кормянщину. Все, что было за его плечами, — окончены 9 классов. Впрочем, ждать совершеннолетия, которое наступило бы в конце ноября, юноша не стал. Он добавил себе немного лет и так попал в сентябре 1941-го в состав 45-го стрелкового полка на Брянский фронт.

...Орловско-Брянская операция, которая шла в это время, имела целью сковать наступление немцев на тульском направлении, чтобы не дать им окружить Москву с юга. Семнадцать дней Красная армия сдерживала там оккупантов. За это время удалось подготовить оборону рубежей возле Тулы и Москвы. На самом же Брянском фронте обстановка была очень напряженная. Вермахт сумел окружить части Красной Армии, но и сам нес тяжелые потери.

В числе тех, кто прорывался из окружения поздней осенью 1941-го, был и Лев Ходанович. Ему повезло — остался жив. Но выйти к своим так и не смогли. Сперва он вместе с несколькими боевыми товарищами организовал небольшой партизанский отряд, который в мае 1942-го влился в 1-ю Гомельскую партизанскую бригаду. Лев Ходанович был направлен в состав диверсионной группы. Благодаря юному подрывнику под откос полетел не один немецкий эшелон.

В конце 1943 года Лев Хаданович второй раз в жизни был призван в Красную Армию — его партизанская бригада воссоединилась с частями регулярной армии. Далее судьба юноши была связана с 718-м стрелковым полком, который входил в состав 139-й стрелковой дивизии 2-го Белорусского фронта. Вот только пришлось сменить квалификацию — подрывник стал разведчиком.

...В ночь на 23 июля 1944 года помощник командира взвода сержант Ходанович выполнял важное поручение командования — уничтожить двух вражеских корректировщиков огня, которые засели на одной из высот вблизи деревни около Гродно. Сделал он это успешно, а вернулся с ценными сведениями о том, как располагаются огневые средства врага. Приказом по дивизии он был награжден за это орденом Славы III степени.

В конце 1944 года бои переместились уже на территорию Польши. В ночь на 1 декабря наш герой вместе с группой бойцов совершил дерзкий рейд. Они преодолели реку неподалеку от города Ломжа и проникли в расположение противника. Немцы не успели понять, что к чему, как в их блиндаж одна за другой полетели гранаты. На личном счету старшего сержанта Ходановича — уничтоженный станковый пулемет и два «языка». А через три недели — и орден Славы II степени.

А вскоре Лев Ходанович стал и полным кавалером ордена. В одном из боев в феврале 1945-го, шедших на подступах к Гдыне, он вблизи деревни Славна сумел захватить немецкого офицера в плен. При нем были очень ценные документы, где содержались все сведения о переднем крае обороны противника. Документы уже готовились на подпись командующему 2-го Белорусского фронта Маршалу Советского Союза Константину Рокоссовскому, как в копилку заслуг Лев Сергеевич положил еще один поступок, который нельзя было миновать, — в конце марта 1945 года он доставил в советское расположение 35 пленных немцев.

Старшину Ходановича представляли и к званию Героя Советского Союза. Но так сложилось, что приказом по 49-й армии он был награжден орденом Красного Знамени. В апреле 1945-го усиленный взвод разведки форсировал реку Одер и удерживал небольшой плацдарм, пока не подоспели советские основные силы. Тех, кто сумел выжить в той мясорубке, было немного. Среди них — и Лев Ходанович.

...Еще в школе у юноши была одна мечта — работать на флоте. К сожалению, из-за военного вихря он сумел осуществить ее только в 1947 году, когда демобилизовался из армии. Он поступил в Гомельский речной техникум. После того как его окончил, был направлен в Пинск, где и работал старшим диспетчером Днепро-Бугского технического участка. Там же и вышел на пенсию.

Участник трех Парадов Победы — 1945, 1985 и 1990 годов. Умер в июле 2007-го.


Владимир Корнеенко

Довоенный жизненный путь Владимира Корнеенко мало чем отличался от биографии сотен тысяч его молодых соотечественников. Родился в середине июля 1924 года в деревне Губинщина Кричевского района. До войны успел получить среднее образование и пошел работать в местный колхоз — крестьянская семья жила несостоятельно. Там его и застала война. На то время возраст Владимира Корнеенко был непризывным — ему только-только исполнилось семнадцать. Но это не стало препятствием для него, чтобы пойти в партизанский отряд. Воевал он там до освобождения Кричевщины в конце 1943 года. Оттуда же и был призван в Красную Армию.

Владимир Корнеенко попал в пулеметную роту, которая воевала на 1-м Белорусском фронте в составе 1262-го стрелкового полка 380-й стрелковой дивизии. И уже через два месяца 19-летний юноша обрел орден Славы III степени. 28 февраля 1944 года бои шли возле деревни Яново Быховского района. Пулеметчик Корнеенко вел по немцам прицельный огонь, уничтожил около десятка захватчиков.

Усиленные бои на востоке Быховщины продолжались и через месяц. Немцы ожесточенно бились за каждый населенный пункт, так как советские войска угрожали перерезать важную артерию — железную дорогу Могилев-Жлобин. Во время освобождения деревни Красница ефрейтор Корнеенко лично уничтожил 25 немцев и заставил навсегда замолчать ручной пулемет. Вражеская пуля зацепила и его, но с поля боя он не ушел и продолжал строчить из пулемета и дальше. Командование дивизии оценило мужество и отвагу, повторно наградив Владимира Яковлевича Орденом Славы III степени.

...5 июля 1944 года Минск был уже освобожден. Но вблизи главного белорусского города немцы еще оставались на своих позициях. В этот день вместе со своим отделением Владимир Корнеенко осуществил очень дерзкий рейд. Вместе со своим отделением он тихонько проник в расположение врага и, дождавшись удобного момента, начал метко вести огонь по оккупантам, уничтожив их несколько десятков. Благодаря панике, которая поднялась среди немцев, деревня Белая Лужа Смолевичского района была освобождена с минимальными потерями. А вот младшему сержанту Корнеенко, получившему за эту операцию орден Славы II степени, повезло меньше. Он был тяжело ранен и полгода провел в больнице. После возвращения в родной полк его еще ждали бои в Польше и на Дальнем Востоке — против Японии.

Как же он стал полным кавалером? Через 25 лет после окончания Великой Отечественной, в 1970-м, Президиум Верховного Совета СССР перенаградил Владимира Корнеенко орденом Славы I степени — за образцовое выполнение заданий командования. Тем самым был отменен приказ о повторном награждении орденом Славы I степени — ведь фактически старшина Корнеенко был отмечен дважды за один подвиг. Орден ему лично вручил военный комиссар Кричевского района 9 мая 1971 года — после окончания боевых действий Владимир Яковлевич вернулся к себе на родину. Потом жил в Могилеве, где и умер 10 мая 1996 года.

Валерьян ШКЛЕННИК

Анатолий КЛЕЩУК (фото)

Выбор редакции

Экономика

Всемирная прачечная: евразийские барьеры на пути отмывания грязных денег

Всемирная прачечная: евразийские барьеры на пути отмывания грязных денег

Расширение сотрудничества ЕЭК и Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ) 10 июля обсудили министр по экономике и финансовой политике ЕЭК Тимур Жаксылыков и директор Росфинмониторинга, председатель ЕАГ Юрий Чиханчин.

Экономика

Как защищаться от риелторов, которые не хотят работать по закону

Как защищаться от риелторов, которые не хотят работать по закону

Лицензия агентства «Готовые решения» упразднена, «Империи недвижимости» — приостановлена, а «Твоей столице» выписано предписание.

Общество

«Я искал вас всю жизнь». История любви фронтовой медсестры

«Я искал вас всю жизнь». История любви фронтовой медсестры

В свои восемьдесят она была вполне элегантной женщиной.