Вы здесь

Марина Мулявина: После развода родители оставались близкими людьми


Каково это — быть дочерью одного из самых знаменитых музыкантов Советского Союза? Как складывалась его семейная жизнь? Как развод Лидии Кармальской и Владимира Мулявина повлиял на судьбы других людей? Об этом и многом другом рассказала старшая дочь народного артиста СССР, основателя ансамбля «Песняры» Владимира Мулявина Марина. Сама она уже 41 год живет в счастливом браке.


Нижний ряд: Олег Гутор (муж сестры), внук Миша, Ольга и ее дочь Ксения, пес Перец, Марина и Анатолий, верхний ряд: старший сын Павел, крестный внука Глеб, сын Иван и его жена Анна.

— Лидия Кармальская и Владимир Мулявин активно гастролировали, часто оставляли вас на бабушку. Наверное, скучали по маме и папе?

— Конечно, скучала. Но когда они приезжали, просто млела от счастья. В СССР гастроли длились месяцами, иногда они приезжали, чтобы только взять одежду по сезону. И все равно пусть редко виделись, я знала, чувствовала, как они меня любят. Когда уезжали, оставляли меня на бабушку по линии мамы — это тоже очень значимый человек в моей жизни. Именно бабушкой заложены многочисленные семейные традиции: мы до сих пор лепим пельмени, устраиваем общие обеды в выходные.

— Интересно, а можно ли было во времена вашего детства спокойно пройтись по улице рядом с Владимиром Мулявиным? Наверное, от поклонников прохода не было.

— Вырваться куда-то с родителями было трудно, но не из-за поклонников, а из-за занятости. Но с папой часто бывали в цирке — у него там были свои дела с музыкантами оркестра, а я сидела рядом с ними и смотрела представление. На улице, конечно, на него внимание обращали, но поклонники вели себя сдержанно — видели, что он с ребенком.

— На наши времена сказали бы, что вы — представитель «золотой молодежи». А тогда это чувствовалось?

— Родители, особенно папа, меня баловали. С гастролей привозили очень красивые вещи. Сейчас смешно об этом говорить, Но да, я была «крутой» девочкой — легко угощала одноклассников жвачкой. Конечно, свой круг общения был, в какой-то мере он формировался семьей — дети друзей родителей, одноклассники. Я счастливый человек — мои подруги остались с детства.

— Были ли какие-то предвестники развода родителей?

— Абсолютно никаких. Тем более это произошло сразу после рождения Володи-младшего, а папа так мечтал о сыне. Для меня просто потух свет, когда родители разошлись. Я — папина дочка. Тогда и сильно похудела, и сознание теряла. Уже потом, когда стала взрослой, мы много говорили с папой на разные темы. В том числе о разводах. Второй его брак был же совсем недолгий. Папа не был однолюбом. И вместе с тем он очень честен. Вот как некоторые живут? Есть семья, и параллельно есть романы. А папа — нет: влюбился — женится. Как-то он сказал, что от таких, как моя мама, не уходят... Но это понимание появилось потом, а когда разводился, может, даже ему хотелось совершить какой-то взрослый поступок? По жизни мой папа — ребенок по натуре, как руководитель «Песняров» — совсем другой человек. До сих пор думаю, что тот развод изменил жизнь не только в нашей семье: вокруг стало много несчастных людей, да и у «Песняров» появилось несколько составов. Мама ведь тоже поспособствовала успеху коллектива, а музыканты называли ее матерью.

— Подруга вашей мамы, певица Нелли Богуславская, рассказала мне, что врачи запрещали Лидии рожать второго ребенка. Вот думаю: это же какая должна быть мощь любви, чтобы рискнуть своим здоровьем, а то и жизнью, чтобы исполнить мечту мужа, — родить сына?!

— Это была невероятная мощь. Знаете, и после развода родители оставались близкими людьми. Не могу сказать, что папа нас бросил. Хотя чаще мы его, конечно, видели по телевизору. Сейчас в Минске я живу в квартире родителей. После развода папа построил два кооператива — по одному в каждом новом браке, но как-то при этом оставался прописанным на улице Сурганова. Он выписался оттуда буквально за два-три года до смерти. В больницу после аварии он попал, когда мы делали ремонт. Тогда была уверена, что папа выживет, но предусматривала, что передвигаться будет все-таки в коляске, поэтому весь ремонт был с расчетом на то, чтобы ему было удобно. А он говорил: «Выпишусь, приеду домой, посмотрю, что ты там натворила».

— Марина, по сути, вы растили своего младшего брата Володю.

Лидия Кармальская с детьми Мариной и Володей.

— Да, я всегда говорю, что он — мой первый ребенок. Мама работала, поэтому нянчила брата я, так сложилось, что все домашние дела — убрать, приготовить — были на мне с 12 лет. Володя — и самая большая моя боль из-за того, что так трагически сложилась его судьба. Вова был талантливым музыкантом, папа сам признавался, что сын его переиграл еще во время обучения в специальной музыкальной школе при консерватории. Но отец никак не помогал ему в карьере. Не знаю, почему. Может, музыкальная ревность, может, чувство вины, что сразу после его рождения ушел из семьи...

— То есть юность у вас была не как у всех — без дискотек и других развлечений?

— Нет, что вы. Не так все беспросветно. И подруги были, и дискотеки — наверное, только более дозировано, чем у других. Поклонники тоже были. Первый раз мне сделали предложение в 17 лет. Я отказалась, потому что не было чувств к этому человеку.

— А со своим мужем как познакомились?

— Совершенно случайно. Вместе с подругой заехали к ее знакомому отдать долг, а у него дома был приятель. Так мы познакомились. Мне очень нравится актер Виталий Соломин, и когда у Толи на лице я увидела «соломинскую» родинку, просто растаяла. Мы начали встречаться.

— Как прошло знакомство родителей с вашим женихом?

— Мама сразу его приняла, а вот папа был недоволен, что во время свадьбы я уже была беременна. Но потом увидел, что у нас все хорошо складывается, тоже смягчился.

— Ваш супруг имеет профессиональное отношение к музыке?

— Он инженер. В свое время учился в музыкальной школе по классу баяна. А потом его инструмент подарили «Песнярам» для исполнения «Вологды».

— Между вашими сыновьями разница 10 лет. Так получилось, или вы планировали второго ребенка?

— Мы всегда хотели двоих детей. И к рождению младшего серьезно готовились, муж даже бросил курить. Мне вообще нравится такая разница в возрасте детей, потому что отцовство в 20 лет и в 30 — это совершенно разный опыт.

— А как мальчишки себя вели? Дружили или соперничали?

— Младший постоянно провоцировал конфликты. И это, наверное, естественно. Самое главное, какими они выросли. Сейчас, когда им 40 и 30 лет, братья каждое утро созваниваются. Они очень красиво дружат. Всегда старалась воспитать у них чувство семьи, даже клана, потому что это здорово, когда есть большая дружная семья. Моя мама всегда говорила: ничего не держите в себе, все проговаривайте. Вот и я этому учу детей, внуков. У нас принято делиться планами, переживаниями, сомнениями. Это очень важно, если есть кому рассказать о том, что волнует, и знать, что тебя услышат и поддержат.

— У Владимира Георгиевича от трех браков четверо детей: вы и Володя-младший от Лидии Кармальской, Ольга — от брака со Светланой Слизской, Валерий — от брака со Светланой Пенкиной. Это тоже семья? Вы общаетесь?

Свадьба Марины и Анатолия.

— К счастью, в нашей семье не было такого, чтобы мама запрещала общаться с детьми от других браков папы. Маленького Валеру мы помогали растить — нам часто его оставляли, тем более что жили мы с папой по соседству.

С Ольгой и ее семьей мы дружим. Наши дети друг у друга крестные. Валера, может, потому что самый молодой среди нас, держится немножко обособленно. На мой взгляд, как бы ни сложилась жизнь родителей, на общении детей это не должно сказываться. Поэтому мы должны дружить, вместе держаться, вместе принимать какие-то решения, касающиеся памяти папы.

— Говорят, что дети повторяют судьбу родителей. У вас крепкая семья, которой уже...

— 41 год. Думаю, что моя семья — это работа над ошибками родителей. Наши сыновья шутят: вы до сих пор ходите, взявшись за руки. Даже когда я устраиваю девичник с подругами, они просят: пусть и Толя будет с нами. То есть, он и муж, и друг. Конечно, через 40 лет нет той страсти, которая была в молодости. Теперь другое: взаимный интерес, уважение. Вот он ходит по саду на нашем хуторе, собирает яблоки, я смотрю из окошка и просто любуюсь им, думаю, как хорошо, что он рядом.

— Довольны ли вы своими невестками?

— Конечно! Хорошие девочки, любят наших сыновей — о чем еще можно мечтать? Правда, когда «вручала» их невесткам, просила: не попортите парней. Они у нас умеют все: готовить, убирать, утюжить рубашки.

— А в вашей семье было распределение обязанностей? Например, жена моет посуду, мусор выносит муж...

— Основная домашняя нагрузка была на мне, но все мужчины легко могли подменить, тем более — помочь. Так сложилось, что по магазинам в основном ездит Толя, я люблю делать покупки на Комаровке. Быт никогда не был какой-то неразрешимой проблемой.

— Как распоряжаетесь финансами?

— Это еще из семьи родителей пошло. У них была копилка, в которой хранили деньги. Отдельно папа собирал на инструмент. А семейные деньги — надо сходить за продуктами — взял из коробочки. Крупные покупки планируются заранее. Мы с мужем зарплаты тоже так складывали. Теперь уже наличные заменили карточки. Но традиция вместе обсуждать расходы сохранилась.

— Вы говорили, что устраиваете «день бабушки и деда» для внуков. Что это такое?

— Это когда внуков, у нас их трое: Лидочка, Ульяна и Миша, дети привозят к нам. Я считаю, что это должно быть не только тогда, когда родителям нужно куда-то по делам, но и просто, чтобы они могли побыть вдвоем, немножко отдохнуть, свободнее себя почувствовать.

— Марина, расскажите, как появилась идея написать книгу о ваших родителях?

Владимир Мулявин с женой Лидией и дочерью Мариной.

— Когда не стало папы, российское издательство практически сразу предложило мне опубликовать их письма с небольшими комментариями. Знаете, я не была готова все это вынести на публику. Мне казалось, что таким образом я «отдам» свою семью всем. Всерьез о книге я начала думать, когда родился первый внук. Мне хотелось, чтобы он знал историю семьи. Долго вынашивала эту мысль, а потом обратилась к своей подруге-музыковеду Ольге Брилон, чтобы она мне помогла. Ольга начала делать запросы, работать в архивах, и мы поняли, что к семейной истории добавляется и профессиональная. Так у нас в соавторстве получилась книга «Владимир Мулявин и Лидия Кармальская. Недосказанное...» Она о моих родителях и, как мне кажется, о самом успешном периоде «Песняров».

— Известно, что будет сниматься мини-сериал о вашем отце...

— В России уже есть двухсерийный документальный фильм о «Песнярах», но он пока не озвучен. Планировали сделать к 50-летию ансамбля, но сейчас, думаю, хотя бы успели к 80-летию папы. Что касается белорусского сериала, здесь собралась очень хорошая команда, и я уверена, что получится достойная работа.

Оксана ЯНОВСКАЯ

Фото из личного архива Марины Мулявиной

Выбор редакции

Общество

Жизненный путь Якова Крейзера. Первый комдив, получивший Звезду Героя, заслужил ее, защищая Борисов

Жизненный путь Якова Крейзера. Первый комдив, получивший Звезду Героя, заслужил ее, защищая Борисов

В начальный период Великой Отечественной войны упорные бои развернулись при обороне Борисова — старинного белорусского города на Березине.

Экономика

Цифровая экосистема платформенной экономики

Цифровая экосистема платформенной экономики

 Именно в платформенной среде будут формироваться цепочки создания стоимости.