Вы здесь

Фармакология vs спортивные принципы. Борьба с допингом — утопия или общая цель?


В сентябре от участия в соревнованиях на несколько лет были отстранены легкоатлеты Виктория Колб и Дмитрий Набоков, тяжелоатлетка Дарья Вежновец. Причины — запрещенные препараты в допинг-пробах — самая большая проблема современного спорта. О том, что представляет собой допинг и как с ним бороться, рассказал директор Национального антидопингового агентства Республики Беларусь Денис Мужжухин.


Врага надо знать в лицо

На самом деле, допинг — это не только запрещенные в спорте препараты. А, в первую очередь, нарушение различных правил — приема и хранения препаратов, месторасположения и других. Всемирное антидопинговое агентство (WADA) предлагает десять определений допинга. В 2021 году вводится еще одно, связанное с сокрытием информации о нарушении антидопинговых правил.

Препарат становится запрещенным для спортсменов, если он улучшает спортивные результаты, наносит вред здоровью, и его применение нарушает этические принципы спорта. В черный список он попадает при соблюдении минимум двух критериев. Некоторые препараты запрещены полностью, некоторые — только на время соревнований. Спортсменам запрещается принимать вещества, улучшающие образование клеток и тканей (анаболизм), метаболические и мочегонные вещества, последние маскируют применение допинга. Для честной спортивной борьбы запрещены практически все известные гормоны, стимуляторы факторов роста и рецепторов к адреналину и другим гормонам.

Разнообразие видов спорта и медицинских препаратов не позволяют выделить самое популярное запрещенное вещество. По словам Дениса Мужжухина, все зависит от специфики спорта: «В скоростно-силовых видах, например в легкой атлетике, чаще всего применяются анаболические стероиды. Они помогают там, где нужна сила. Кстати, с этими препаратами связано больше всего нарушений. В велоспорте, лыжных гонках, где важна выносливость, помогают препараты, улучшающие перенос кислорода в крови — эритропоэтин и другие. Это мировая статистика. В Беларуси количество нарушений не так велико, чтобы создать общую картину. Важно, что запрещенные препараты у нас не зарегистрированы, поэтому легально купить их нельзя».

Первый среди равных

Самым известным допингом сегодня является мельдоний — метаболический препарат, который упрощает усвоение кислорода, тонизирует и защищает клетки сердца. С 1 января 2016 года WADA признало его запрещенным. Агентство посчитало, что он повышает выносливость организма при физических и нервно-психических нагрузках. В марте того же года начался «парад» спортсменов, обвиняемых в применении мельдония и за это отстраненных от соревнований. Одной из первых стала известная российская теннисистка Мария Шарапова. Многие спортсмены утверждали, что принимали препарат, когда он был еще разрешен. Это вызвало много споров. Неприятности, связанные с мельдонием, затронули и белорусских спортсменов. В 2016 году накануне Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро Международная федерация гребли на байдарках и каноэ обвинила белорусов в применении этого препарата. Позже с гребцов сняли обвинения, но в Рио они не выступили.

Споры вокруг мельдония не утихают и сегодня. Среди специалистов разгораются дискуссии об эффективности препарата. «Многие врачи считают мельдоний пустышкой. Конечно, производители будут утверждать, что он хорошо влияет на сердечную мышцу, это же их деньги. По сути, мельдоний — это общеукрепляющее средство для сердечно-сосудистой системы. Его принимают при восстановлении после операций, при стрессах. Но не доказано, что он влияет на спортивный результат. Прежде чем включить препарат в запрещенный лист, его мониторят. И WADA забеспокоилось тем, что его объемы в пробах спортсменов зашкаливают, что ненормально. Среди победителей и призеров и Европейских игр в Баку было 40 % спортсменов с мельдонием в пробах», — рассказывает Денис Мужжухин.

Все ли средства хороши?

Для совершенствования результатов любой ценой спортсмены прибегают не только к медицинским препаратам, но и к всевозможным манипуляциям. В ХХ веке многих спортсменок обвиняли в том, что они специально беременели перед важными соревнованиями. Врачами доказано, что беременность на третьем месяце расширяет физиологические способности организма, женщина становится более выносливой. Свою лепту вносит и гормон харионического гонадотропина (ХГЧ), который активно вырабатывается во время беременности, особенно в первые месяцы. Он же влияет на повышение уровня тестостерона, что и делает организм сильнее. Подобное влияние оказывают и анаболические стероиды. «Допинговые» беременности были окружены скандалами и сплетнями.

Кроме такого тяжелого по многим параметрам метода, нашлись и другие. Например, переливание собственной крови. WADA запрещает любые манипуляции с кровью и ее компонентами. По словам Дениса Мужжухина, все дело — в физиологии: «Этот метод применяется в условиях высокогорья. При недостатке кислорода организм вырабатывает больше гемоглобина. Кровь становится более насыщенной красными тельцами, быстрее переносит кислород. Ее хранят и перед соревнованиями возвращают в организм. Искусственным образом повышают уровень гемоглобина, создавая дополнительный приток кислорода к мышцам. Собственную кровь переливают, чтобы избежать проблем с совместимостью. Но это очень опасный метод. Организм знает, сколько ему нужна гемоглобина, и вырабатывает его в зависимости от условий. А если его многовато, начинаются сбои».

Безграничные способности человеческого разума и хитрости. Некоторые спортсмены даже идут на изменение структуры генов и клеток. Это манипуляция называется «генным допингом», очень опасный и дорогой метод. Препараты генного допинга могут «включать» и «выключать» гены, заставлять клетки работать быстрее за счет изменения их молекулярной основы.

Лучше поздно, чем никогда

В 2018 году белорусская пятиборка Анастасия Прокопенко получила бронзовую медаль Олимпийских игр 2008 года. Этому содействовала перепроверка проб участников Олимпиад 2008 и 2012 годов. В анализах украинки Виктории Терещук, опередившей Анастасию в Пекине, нашли анаболический стероид туринабол и аннулировали ее результаты. Оказывается, допинг-пробы хранятся десять лет и в любой момент их могут проверить снова, чтобы установить справедливость. «Есть такое понятие как „атипичная проба“, в которой нет ничего запрещенного, но параметрам нормы она не соответствует. Причины могут быть разные — соотношение определенных веществ, последствия допинга или особенности организма. Но за такими спортсменами пристально наблюдают, сравнивать их разные пробы. С развитием лабораторного оборудования, методик их досконально изучают. Старые пробы могут проверить по случайной выборке или поднимают пробы того, чей тренер имеет много нарушений», — говорит директор Национального антидопингового агентства.

Возникает логичный вопрос, если тогда ничего не нашли, зачем ворошить прошлое, победителей же не судят. Денис Мужжухин считает, что к этому нужно относиться спокойнее: «Если спортсмен ни в чем не виноват, ему нечего бояться. А нарушители будут точно знать, что правда обязательно проявится. По сути, перепроверка проб защищает тех, кто невиновен. В современном спорте идет своеобразная гонка вооружений. Как нет страны без преступности, так нет и страны без допинга. Особенно сейчас, когда в спорте крутятся большие деньги».

Разрешить нельзя запретить

Запрещенные вещества есть даже в обычных лекарствах, витаминах. Как поясняет директор Антидопингового агентства, главное, чтобы содержание вещества в организме не превышало суточную норму. Но если по состоянию здоровья спортсмен вынужден принимать запрещенные препараты, это можно узаконить. Существует система терапевтических исключений-разрешение на употребление вещества из запрещенного списка WADA. Такое разрешение выдается, когда врачи доказывают, что альтернативного лечения не существует. Его имеют многие звезды мирового спорта: теннисисты Рафаэль Надаль и сестры Уильямс, велогонщик Фабиан Канчелло, гимнастка Симона Байлз. Разрешения часто получают спортсмены, больные астмой, в основном это лыжники и биатлонисты.

Система терапевтических исключений стала предметом спекуляций и скандалов. Денис Мужжухин считает это неправильным: «У нас слабо используют механизм получения разрешений. А он всем известен и одинаков для всех. Никто не запрещает получить заключение от врача и разрешение. Другой вопрос в том, что у нас врачи не хотят этим заниматься. В регионе ко мне подошел тренер и пожаловался, что спортсмен на тренировках задыхается от астмы. А врач отговаривает их от получения разрешения, мол, это невозможно. Врачам нужно подтянуть свои знания. Многие жалуются, что норвежские биатлонисты прикрываются астмой и принимают допинг. Но это болезнь и развивается у людей, которые бегают на лыжах в условиях перепадов температур и давления. Это объективно, у них такой климат. Национальное антидопинговое агентство выдало белорусским спортсменам около десяти таких разрешений, и все нормально. Правила для всех одинаковы, и спекулировать на том, что кто-то ими пользуется, а кто-то нет, на мой взгляд, плутовство».

Кто виноват и что делать?

Однозначного ответа на вопрос, почему спортсмены употребляют допинг, нет — халатность, незнание, упование на удачу. При рассмотрении каждого нарушения рассматривается и мотив. «В любом обществе обязательно найдется спортсмен, который захочет обойти систему и применить что-то запрещенное. Будет утопией сказать, что мы когда — то это изменим», — отмечает директор Антидопингового агентства.

Денис Мужжухин считает, что рассказывать о допинге и его последствиях для здоровья и карьеры нужно в первую очередь начинающим спортсменам: «Молодые спортсмены должны сразу понимать, что они должны соблюдать антидопинговые правила. Это важно, чтобы они работали над собой, а не думали, какую таблетку принять. Национальное антидопинговое агентство начинает активно сотрудничать со спортивными школами».

Ответственность за нарушение правил должен нести не только спортсмен, но и его тренер. В Беларуси его могут привлечь даже к уголовной ответственности. Тренер одинаково причастен к победам и неудачам спортсмена. «Если в ходе расследования доказано, что виноват тренер, он получит наказание вдвое большее, чем спортсмен. А если спортсмен не знал, что ему давал тренер, с него вообще могут снять дисквалификацию. Национальное антидопинговое агентство рассматривает не только препарат, а как построена борьба с допингом в спортивной федерации или школе. Мы тесно с ними сотрудничаем и даем свои рекомендации", - рассказывает Денис Мужжухин.

Развитие допинговой индустрии, появление новых способов нелегально улучшить результаты выводят на спортивные площадки еще одного участника соревнований — фармакологию. Но пока главными там остаются спортсмены, за ними и последнее слово. Всем с детства известно, что все тайное становится явным. Да и таблеток для спокойного сна совести пока нет.

Валерия СТЕЦКО

Превью: kubnews.ru

Выбор редакции

Общество

Начинается сезон аттракционов. Кто и как следит за их состоянием?

Начинается сезон аттракционов. Кто и как следит за их состоянием?

В  Беларуси отработало 65 % аттракционов (160 штук), а многие работают и свыше 30 лет.

Экономика

Как выбрать квартиру на вторичном рынке

Как выбрать квартиру на вторичном рынке

За последние несколько месяцев рынок вторичного жилья заметно оживился.

Общество

Чтобы приобретать товар безопасно, или Как защитить права потребителя

Чтобы приобретать товар безопасно, или Как защитить права потребителя

В стране на 11 % снизилось общее количество обращений граждан, связанных с нарушением прав потребителей.

Общество

В Беларуси исследуют вакцину против рака

В Беларуси исследуют вакцину против рака

Продолжается научное исследование ДНК-вакцины против рака в рамках белорусско-американского проекта.