Вы здесь

Экс-посол Беларуси в Китае Кирилл Рудый: Современный Китай — это прагматичный коммунизм со своей спецификой


«Непохожие» — это про отношения Беларуси и Китая, про плоды политики реформ и открытости, объявленной в Поднебесной более 40 лет назад. В беседе с бывшим Чрезвычайным и Полномочным Послом Беларуси в КНР Кириллом Рудым мы вышли за рамки его книги, поговорив о том, какие выводы (и дивиденды) эта страна сумела извлечь на фоне мировой пандемии, и о полезном для Беларуси опыте в борьбе с распространением опасной инфекции. Не оставили за кадром и тему кулинарных предпочтений европейцев в азиатской кухне и нынешней профессиональной деятельности экс-дипломата. 


Где найти деньги и как стать богаче

— Кирилл Валентинович, в нашем издательстве не так давно вышла ваша третья книга, в центре внимания которой — белорусско-китайские отношения. Уже начиная с заголовка — «Непохожие» — вы даете понять: между нами большая разница — или все-таки не такая уж и большая?

Фото Яна Хведчина.

 Разница между Беларусью и Китаем есть, и она увеличивается. Китай растет опережающими темпами и его количественный рост превращается в качественный. Раньше мы были похожими. В 90-х, как и Китай, мы росли за счет дешевой рабочей силы (у нас тогда более квалифицированной). В 00-х — тоже похоже росли за счет инвестиций. Но в 10-х Китай перешел к инновационному росту, а мы исчерпали свой инвестиционный потенциал и остановились. За последние десять лет разница между нами стала разительной. Теперь уже не белорусы, а китайцы, приезжая к нам, испытывают культурный шок, например, когда видят наличные деньги (которых в Китае уже практически нет), когда не находят у нас дорогих магазинов (например, Рrаdа или Lоuіs Vuіttоn), когда видят наше отношение к СОVІD-19.

Если резюмировать, то, думаю, что разница в доходах делает нас непохожими. Хотя Китай по-прежнему разный, и, например, некоторые северо-западные районы, города Китая все еще похожи на нас, решают те же вопросы: где найти деньги, как стать богаче.

— Современный Китай — по-прежнему коммунистический или с экономической точки зрения его можно причислить к числу стран с капиталистическим укладом?

— Это интересный вопрос. Он показывает наши стереотипы о Китае.

На самом деле даже политически в Китае коммунизм со спецификой. Там менее централизованная система, чем в Беларуси. Большие полномочия есть не только у Коммунистической партии, но и у правительства, министерств, регионов, руководителей предприятий, банков, начальников отделов, даже менеджеров. Например, Председатель КНР Си Цзиньпин не может дать поручение предприятию. У всех свои интересы, регламенты и компетенция. Решения порой долго принимают, часто внутри обсуждают, спорят, но вовне идут единым фронтом, вместе отстаивают принятое решение.

Да и китайская экономика далека от плановой. У Коммунистической партии есть долгосрочное видение развития страны на 10-20-50 лет вперед, например, проекты «Сделано в Китае — 2025», «Китайская мечта», «Пояс и Путь». Под это создаются не жесткие показатели, а «плавающие ориентиры», которые постоянно корректируются исходя из реалий. В этом смысле Коммунистическая партия Китая очень прагматична. И, кстати, китайцы порой думают, что политические силы в других странах такие же рациональные. Но потом сталкиваются, например, с торговой войной Дональда Трампа, и оказываются в замешательстве, как можно одновременно вредить и себе.

Мавзолей Мао Цзэдуна на площади Тяньаньмэнь в Пекине.

В целом, китайская экономика неотрывна от политики. И первостепенны в стране политическая лояльность и суверенитет. Под это подстраивается вся экономика, и корпорации из США, ЕС. Когда-то Fасеbооk это не понял, и он, и Gооglе потеряли этот рынок. Китайские власти понимают, что экономика — это залог успеха в политике, а однозначно эффективной для экономики является конкуренция, поэтому в стране очень сильная конкурентная среда (особенно внутренняя). Нет ни одного города, провинции, отрасли, где была бы монополия. Всегда есть несколько корпораций (даже государственных), которые сражаются друг с другом если не на внутреннем, то на внешних рынках. Глядя на это, нам кажется, что это капитализм. Нет, это прагматичный коммунизм со своей спецификой.

Государство не может само себя контролировать

— За сорок лет реализации реформы открытости Китай сделал колоссальный рывок из состояния глубоко отсталой (когда в 1978 году подавляющее большинство сельского населения выживало на 1,9 $ в день) до экономически развитой и процветающей страны (740 миллионов человек в пределах одного поколения преодолели порог бедности). Позволю себе вспомнить диалог, который у меня состоялся с руководителем администрации одной из китайских провинций. На вопрос, как удалось достичь роста ВВП почти в 80 раз (такие цифры были озвучены на встрече), в то время как в Беларуси сомневаются в возможностях роста ВВП в два раза к 2025 году, в ответ лаконично прозвучало: «Мы просто работали». На ваш взгляд, чем опыт Китая в достижении поставленных целей может быть полезен нашей стране?

В Китае нет такого засилья спецслужб и контролеров в экономике. Даже на государственных предприятиях в Китае госорганы перестают осуществлять владельческий контроль и передают его международным аудиторским компаниям. Как мне сказал один из руководителей крупной китайской госкорпорации: «Государство не может само себя контролировать». Постоянная игра в «кошки-мышки» отвлекает от главного — получения прибыли и повышения зарплат работников, приоритетом становится угадать, как ту или иную норму будет трактовать контролер. В Китае такого нет.

Кроме того, есть большие налоговые льготы для малого бизнеса. Действует правило: «Вначале накорми и одень себя, а потом будешь платить налоги и кормить других (государство)». Так малый бизнес становится средним.

Еще одна важная причина высокого экономического роста в Китае — это низкая база. Предшествовавшая политике реформ и открытости культурная революция привела к катастрофе в экономике и создала предпринимательский заряд, который выстрелил в условиях появившейся в экономике свободы.

Можно назвать много полезных для Беларуси китайских реформ. Они есть в книге «Непохожие». Это и реформа госпредприятий, рассмотренная в главе с само собой объясняющим названием «Похоронить зомби». Или реформа ІT отрасли. Но здесь хочу отметить такой механизм экономического роста, как финансовый рынок. Капитализация финансового рынка к ВВП в Китае составляет более 100 %, в Беларуси — всего 22,6 %. При этом капитализация рынка акций в Китае в 2019 году была 44,6 % к ВВП (в 2017 году — 71,7 %), в Беларуси — 0,6 %. Здесь наш резерв роста.

«Великий камень» должен стать примером мирового тренда урбанизации

— Четыре года вы возглавляли дипломатическую миссию Беларуси в Китае, жили в этой стране около 10 лет, наверняка у вас есть свой собственный взгляд на перспективы дальнейшего развития белорусско-китайских взаимоотношений (и не только в торгово-экономическом направлении)?

Перспективы белорусско-китайских отношений зависят от двух сторон.

С одной стороны, если мы будем отставать в развитии от Китая и наш рынок, технологии, продукция будет проигрывать конкурентам, то и хорошие перспективы будут декларативными. Китаю, думаю, нужна страна-партнер, который растет, имеет дружественные отношения со странами-соседями, чтобы можно было открывать производства в Беларуси для экспорта в Россию и ЕС. У нас сильный политический фундамент в двусторонних отношениях, который так же сложно разрушить, как перечеркнуть советскую историю Беларуси и наше месторасположение.

С другой стороны, Китай однозначно растет геополитически. Это видят США, думаю, играют на предупреждение, начав с Китаем торговую войну. Кроме США, для Китая реальной альтернативой в технологиях и в рынке может быть только ЕС. Торговые (железнодорожные) пути между ними проходят через нас. Поэтому для нас все это очень удачно. Если же США перейдут к обострению не только торговых, но и иных политических вопросов с Китаем, по которым на сторону США перейдет и ЕС, тогда Китай сконцентрируется в Азии, Африке, Латинской Америке, и для нас это станет невыгодно.

— Каким вам видится дальнейшее развитие Белорусско-китайского индустриального парка «Великий Камень»?

Чтобы он стал успешным, яркой «жемчужиной» Шелкового пути, как о нем говорит китайская сторона, надо создать новый город, которого в Беларуси и в ЕАЭС нет. В книге «Непохожие» этому посвящена отдельная глава, которая называется «Белорусский Гонконг».

Так же как Гонконг для Китая был примером развития и функционировал по модели «одна страна — две системы», так и «Великий камень» должен стать чем-то непохожим на Беларусь. Стать примером мирового тренда урбанизации. Если же создавать очередную СЭЗ или технопарк, то такие структуры уже есть, и все представляют потенциал их развития.

Белорусы в Китае и кулинарная ностальгия

— Много ли наших соотечественников сейчас работают в Китае, и в каких видах деятельности они преимущественно заняты?

По-моему, наших соотечественников больше учится в Китае, чем работает. И это неразрывно связанные процессы. Без обучения в Китае, пребывания там, погружения в среду, культуру, изменения вместе со страной потом сложно работать. В основном белорусы работают в китайском бизнесе с русскоязычными странами. Знание китайского и русского языков — большое конкурентное преимущество. Есть и иные профессии, где в Китае можно встретить белорусов — танцовщицы, певцы в ресторанах, бармены, репетиторы английского языка, домохозяйки. После введения взаимного безвизового режима с Китаем (и с Гонконгом) открылось больше возможностей.

Кстати, интересно, что в прошлом году еще до СОVІD-19 больше белорусов съездило в Китай (33,8 тысячи), чем китайцев в Беларусь (32,3 тысяч).

— Любая страна имеет свои специфические особенности и колоритные традиции, и Китай в этом отношении — не исключение. Мой вопрос касается кулинарных традиций: во время пребывания в этой стране мне, например, очень не хватало нашей «бульбы» и мяса цыплят-бройлеров. Какие кулинарные предпочтения китайцев вы не разделяли или, наоборот, ввели их в свой привычный рацион, и была ли ностальгия по белорусским продуктам?

Мое любимое китайское блюдо — это «самовар», когда на газовой горелке стоит кастрюля с супом, и там ты сам варишь сырое мясо, рыбу, овощи, грибы, лапшу. Очень вкусно, особенно зимой. Часто самая вкусная — это уличная еда, которой в Китае из-за роста доходов и падения такого спроса становится все меньше. Правда, иногда на китайских пешеходных улицах продают еду, помазанную каким-то то ли соусом, то ли кремом с невыносимым запахом, и тогда это место быстро проходишь.

Часто самая вкусная еда — это уличная.

В Китае скучал скорее по европейской кухне, чем именно по белорусской. Драники настоящие сложно было там приготовить, картофель не такой, как у нас. В целом еда — это культ в Китае. И в Пекине всегда можно было найти хороший итальянский ресторан. Поэтому ностальгировали по еде чаще всего там.

 В целом еда — это культ в Китае.

Опыт и дивиденды

— В советские времена в Китае изучали русский язык. Сейчас на улицах Пекина останови любого прохожего в возрасте от 10 до 40 лет и задай ему вопрос по-английски, он не растеряется и обязательно тебе ответит. Понятно, что с распадом Советского Союза, который для стран социалистического лагеря был «старшим братом», ситуация кардинально изменилась... Но все же, сложно ли сегодня найти китайца, владеющего русским языком?

С объявлением Председателем КНР Си Цзиньпином инициативы «Пояс и Путь» в Китае пошла новая волна изучения русского языка. Но это лишь первое впечатление. Ведь доля России во внешней торговле Китая не превышает 3 %. Зачем китайцам учить русский, если мало где можно его применить и на этом заработать. Вы правы, для китайцев английский язык является главным иностранным языком. Это и перспектива попасть в США, и язык общения в Европе.

Но с ростом доходов китайцев и открытия китайского рынка отмечается новая тенденция, когда иностранцы вынуждены учить китайский, а китайцы теряют стимулы и охоту изучать иностранный язык.

— Вы покидали страну в разгар первой волны пандемии коронавируса, и мне запомнился момент, описанный в завершении книги, в котором вы говорите про абсолютно пустую улицу, где сосредоточена торговая жизнь Пекина. Я хорошо знаю это место, сложно поверить, что это не постапокалиптическая фантастика. Какие, на ваш взгляд, шаги по противодействию распространению коронавирусной инфекции китайской стороны стоило бы взять на вооружение в Беларуси?

Пустые улицы и угнетающая обстановка в Китае во время СОVІD-19 отличаются от нашей и ряда других стран. Это вопрос отношения и результатов. Китай отнесся к ситуации очень серьезно, для него это не первая эпидемия, раньше был «птичий грипп». И, кстати, Гонконг, Тайвань, Вьетнам, где раньше были эпидемии, также быстро среагировали и получили хорошие результаты. Там всего сотни заразившихся, и десятки, а то и единицы умерших за все время. На их фоне в США, в России, в ЕС все выглядит, как катастрофа, которую мы до сих пор не осознали.

Да и экономика показывает, что китайский подход оказался правильным. До конца года мировая экономика, по оценке МВФ, упадет более чем на 4 %, американский экономический рост будет, по разным оценкам, от минус 3 до минус 7 %, в ЕС — тоже от минус 7 до минус 8 %, а в Китае — подъем более 3 %.

Китай растет опережающими темпами и его количественный рост превращается в качественный.

Поэтому, увы, если нам не получается учиться на чужих ошибках, то тогда надо на своих, на основе опыта первой волны коронавируса.

От себя уйти невозможно

— С завершением вашей дипломатической миссии в Китае (знаю, что статус Чрезвычайного и Полномочного Посла сохраняется пожизненно) чем занялись на родине? 

Даже уйдя с госслужбы, от себя не уйдешь. Учился на финансы и кандидатскую защищал по финансам. Поэтому логично в итоге оказался в этой сфере. В целом, на родине сохранил привычно активный образ жизни. В основном работаю в Банке БелВЭБ, помогаю развивать их бизнес с китайскими компаниями (из-за СОVІD-19 пока только в Беларуси). Также вошел в состав совета директоров криптобиржи Fіnstоrе, которая с помощью блокчейн-технологий помогает размещать и инвестировать в токены. Такие технологии также привлекают китайцев, где все это давно стало нормой. Еще оказался востребован в Наблюдательном совете Банка развития Республики Беларусь. Ну и по вечерам делюсь практическим опытом в магистратуре БГЭУ.

— Я упомянула в самом начале нашей беседы, что это третья книга, вышедшая в издательском доме «Звязда» с вашим участием. Две предыдущие «Финансовая диета: реформа государственных финансов в Беларуси» и «Потому что так решили мы: поведенческая экономика Беларуси и ее раскодирование» посвящены экономической модели нашей страны, в то время как «Непохожие» — книга о Китае. Стоит ли читателям ожидать новых публикаций и о чем?

В этом году занимался обновлением и переводом этих книг, и первые две уже вышли 1 ноября на международном рынке, продаются в книжных магазинах в США, ЕС, на Аmаzоn. «Непохожие» тоже в работе в британском издательстве. Что касается новых публикаций, то обычно такие книги вырастают из статей. Пока критическую массу не набрал. Это длительный процесс, написание порой занимает года, а публикация — пару месяцев. Перефразируя В. Ленина: «Есть десятилетия, когда кажется, что ничего не происходит, и недели, за которые случаются десятилетия».

Ольга АНУФРИЕВА, фото автора

Выбор редакции

Общество

Если вор молчит, за него «говорят» следы. Разоблачить преступника поможет трасология

Если вор молчит, за него «говорят» следы. Разоблачить преступника поможет трасология

Банда грабителей «попалась» благодаря отпечаткам специального инструмента.

Калейдоскоп

Гороскоп на эту неделю

Гороскоп на эту неделю

ОВЕН. На этой неделе вы сможете выгодно проявить ваши деловые качества, что благоприятно скажется на профессиональных успехах.

Общество

Старинные усадьбы Гродненщины. Ищем балы, приведений и вдохновение

Старинные усадьбы Гродненщины. Ищем балы, приведений и вдохновение

Одни из самых интересных уголков нашего края зачастую не видны с трасс и, бывает, к ним не ведут специальные указатели, а лишь проселочные дороги.

Общество

Журналист «Звязды» проконтролировал ношение масок в общественных местах

Журналист «Звязды» проконтролировал ношение масок в общественных местах

Почему наш корреспондент в Витебске прицепился к покупательнице в магазине?