Вы здесь

Доверие не падает с неба. В чем причина непонимания между школой и родительским сообществом?


Недавно в России случилась трагедия, которая облетела все СМИ. Отца-одиночку Романа Гребенюка средь бела дня в главном отделении Сбербанка Волгограда жестоко избил Арсен Мелканян. Через неделю пострадавший скончался в реанимации, не приходя в сознание. Все произошло из-за ссоры в родительском чате между Романом и Анной, матерью одноклассницы его дочери, которая касалась задания по русскому языку. Роман предложил «вопрос решать, а не сопли жевать». Женщина восприняла это как оскорбление в свой адрес. «Ты что, бессмертный??? Такое мне писать», — через несколько сообщений заочной ссоры Анна перешла к угрозам. На разборки к «обидчику» отправились ее муж и брат. Последний и нанес раковые удары, а затем еще и плюнул на свою жертву.

Учительница была в курсе конфликта, но в какой-то момент покинула чат. Почему она не остановила перепалку, которая разгоралась между родителями, в самом начале, пока разъяренные муж и брат не начали жестоко мстить «обидчику»?.. Ведь, возможно, трагедии можно было избежать. Этим вопросом задались и в школе, и в городском департаменте по образованию... Согласитесь, ситуация дикарская, но за последние годы школа как социальный институт по самым разным причинам неоднократно оказывалась в центре общественного внимания. И претензий к ней накопилось много. Конфликтные ситуации в последнее время все чаще выходят за стены учебных заведений и благодаря современным технологиям быстро становятся достоянием общественности.

Доверие как ценность в отношениях людей и роль доверия в педагогической практике оказались в центре внимания участников очередного образовательного бранча, организованного Центром образовательных инициатив и инноваций. Образовательные бранчи — это серия профессиональных встреч педагогов в неформальной обстановке, куда приглашаются неравнодушные учителя, которым есть что сказать. Как подчеркивают инициаторы таких встреч-соучредители частной средней школы LuCh Евгений Луферчик и Валентина Чекан, «у нас нет готовых ответов, а наши бранчи — это шанс подрасти в профессиональном плане через взаимодействие с носителями интересных идей».


В поисках альтернативы

На этот раз учителям предложили поразмышлять над вопросами, можем ли мы утверждать, что в системе образования наблюдается кризис доверия? В чем он проявляется и на что влияет? Какова роль доверия в педагогической практике и как можно повысить доверие родительского сообщества к школе?

Тезисно сформулируем мнения, которые были озвучены участниками дискуссии. Кризис доверия действительно имеет место, причем буквально на всех уровнях системы образования: от детского сада и до высшей школы. Руководители не доверяют педагогам, учителя — родителям, родители — педагогам и детям, дети — учителям и родителям, а наниматели — тем, кто готовит в учреждениях образования кадры для них. В интернет-пространство постоянно выливается недовольство родителей школой и педагогами и недовольство учителей той ролью, что отвели себе родители, а также давлением на них со стороны родительского сообщества. Взаимные претензии звучат постоянно. Недоверие друг к другу проявляется и в экстремизме коммуникаций, когда исчезают этические формулировки, нарастают крайности и агрессия, происходит поляризация.

Есть один интересный нюанс: недоверие со стороны родителей касается не только государственных учреждений образования, но и негосударственных. Последние авторитет еще не приобрели, а государственные — на глазах родителей его теряют. Кризис доверия проявляется в том числе и в поиске альтернативных способов получения образования. Мегазанятость детей кружками, секциями, работой с репетиторами — красноречивый пример недоверия к «провайдеру» образовательных услуг. С другой стороны, поиск альтернативы — это и позитивный процесс, поскольку дает толчок к появлению новых интересных частных педагогических инициатив. Таких, например, как школа LuCh: ее создатели предполагали набрать в первый год около полусотни детей, но в итоге пришло вдвое больше, чем они планировали.

— Мы долго дискутировали, привлекали экспертное сообщество к работе над концепцией нашего учебного заведения, — подчеркивает директор школы LuCh Евгений Луферчик. — Пытались найти ответ на вопрос: Какого же выпускника мы видим на выходе из школы. И сформулировали три важные для нас позиции. Во-первых, это должна быть сознательная личность, молодой человек, который с опорой на научный аппарат может описать свой внутренний и внешний мир. Во-вторых, он хорошо знает свои следующие шаги уже вне школы. Мы все дальше отходим от слова «профориентация», оно нам не очень нравится. Ведь ответы на вопрос, А чем ты будешь заниматься после школы, могут быть очень разные. Это может быть, например, спасение животных, а не только поступление в учебное заведение. Наша задача — подготовить молодого человека к комфортному выходу из школы в то будущее, которое он себе нарисовал. И мы сегодня не можем говорить о получении профессии на всю жизнь. И третий важный момент — коммуникация, взаимодействие в социуме, социализация с сохранением своих личных особенностей. Подросток должен научиться справляться с токсичностью, не быть самому токсичным, уметь жить среди людей, но оставаться при этом уникальной личностью.

Закрыться от детей бумажками

Евгений Луферчик считает, что кризис и отсутствие доверия очень сильно влияют на психику детей, могут спровоцировать у них страх или агрессию. Родители выбирают ребенку «занятие по душе», а ребенок не хочет быть ни музыкантом, ни балериной. Индивидуальные запросы малыша никак не учитываются. Он не рассматривается родителями как партнер.

Между прочим, доверие — это и репутация, и авторитет. Он добывается и укрепляется, а не падает сверху. На свою репутацию надо работать.

«Верьте мне, что знания за плечами не носить!» — сколько раз каждый из нас слышал эту фразу, когда еще был школьником, и сколько раз повторил ее, когда стал взрослым. А теперь давайте подумаем, а почему дети должны нам просто поверить?

В классе ученики, как правило, переносят отношение к педагогу на его предмет. И если не складываются отношения с учителем математики, значит, эту дисциплину ребенок отказывается учить. В общем результатом отсутствия доверия между учениками и учителем становятся скука на уроке, безынициативность и в результате — низкое качество преподавания.

— Кто-то из коллег сказал, что мы часто свой непрофессионализм камуфлируем чрезмерным документооборотом, нам проще закрыться от детей и родителей бумажками. Лучше пойти по частным домам проверять дымоходы, чем решать проблемы конкретного Вани, у которого есть трудности с химией, и которому остро требуется наша помощь, — заметил Евгений Луферчик. — А вы попробуйте написать отчет не общий по классу, а по каждому ребенку: чего он достиг в прошлой учебной четверти и какого движения вперед вы от него ждете дальше. Обеспечьте обратную связь с ним и его родителями.

С другой стороны, оценивание работы и школы, и учителя — очень больной вопрос. Для этих целей у нас по-прежнему используется информационно-статистический метод: сколько отчетов написано, в каком количестве конкурсов поучаствовали, сколько олимпиадников подготовили, сколько метров ограждения покрасили и так далее. Баллы, рейтинги, проценты — вот что не дает учителю расслабиться... Педагогов мотивируют соревноваться, а не делиться идеями. Отделы и управления образования не доверяют руководителям учебных заведений, а те, в свою очередь, педагогам. Школа сегодня практически не открыта для новых идей, непрозрачна для общества и для своих учеников.

Одна из основных проблем связана с границами, а точнее, с неумением их выстраивать и выполнять. У нас невнятно определены границы ответственности — за что отвечает учитель, за что — ученик, а за что — семья в целом... «А что нам задали?» — часто спрашивают родители. Вам не задали ничего, но задали вашему ребенку! Вся школьная жизнь ученика, включая его домашние задания, является зоной его личной ответственности. Ребенок просит помощи, если нужно, или не просит, если считает, что справится самостоятельно.

Сегодня мы наблюдаем взаимное недовольство родителей — педагогами и работой школы, педагогов — родителями, перекладывание вины с больной головы на здоровую, мол, родители не досмотрели и не проконтролировали, школа не учит, а только требует, программы сложные, учебники непонятные и так далее. Все «тыкают пальцем» на школу. Вместе с тем родители, бабушки, дедушки — не сторонние наблюдатели. И они имеют право знать, что происходит в системе образования, как меняются учебники, учебные программы, какие инновации осваиваются, какие психолого-педагогические открытия вводятся в практику, а что уже, как говорится, отжило свой век — поэтому все важные вопросы обязательно нужно выносить на общественное обсуждение, чтобы сделать родителей своими союзниками, причем союзниками ответственными. Морализаторство родители никогда не примут. А без доверия наладить сотрудничество с родителями почти невозможно.

Тот интерес к школе, которая присуща родителям учеников младших классов, очень важно сохранить и впредь. В школе, на родительских собраниях, где промахи и неудачи детей обсуждаются публично, родители чувствуют себя неуютно и с нетерпением ждут их окончания. В большинстве случаев они просто отмалчиваются, стесняются задавать вопросы, не видя в учителе союзника и не зная, где искать помощь.

Прозвучала интересная мысль. Появившиеся во всех учебных заведениях турникеты — упрощают или усложняют родительское партнерство с педагогами? Или они стали еще одним символом уменьшения открытости школы?

Не вызывать, а приглашать

Кстати, в прошлом году в России был проведен масштабный онлайн-опрос, посвященный изучению доверия и доверительных отношений в образовательной практике «глазами учителя». Оно охватило 18,5 тысячи педагогов из всех федеральных округов.

Отвечая на вопрос «Что мне мешает доверять учащимся?», практически половина учителей отметила, что препятствием выступают негативные качества школьников, установки их родителей, безответственное отношение к учебе и установки учителей на соблюдение статусной дистанции с учениками. Опыт заставляет педагогов придерживаться правила «доверяй, но проверяй».

При ответе на вопрос «А что мешает налаживанию доверительных отношений с родителями?» были сформулированы следующие причины: неискренность, лживость, желание выгородить своего ребенка, оправдать его, неверны, с точки зрения учителей, воспитательные установки родителей, отсутствие или недостаток общения с родителями, разница в ценностях и возрастные различия. Был и такой ответ, как «агрессия, неуважение, потребительское отношение к учителям, образование рассматривают как сферу услуг» (так считают 11 % опрошенных).

На вопрос «Что мешает доверять администрации?» большинство респондентов позитивно ответили: «Ничего» (80,6 % учителей). Но есть основания полагать, что на самом деле педагоги (хотя и не все) боятся давать честные и искренние ответы на этот вопрос, боятся применения к ним санкций. Некоторые учителя признавались, что их могут уволить, наказать, снизить стимулирующую надбавку или вообще лишить ее. На это указало хоть и небольшое количество учителей относительно всей выборки, но это почти 1000 человек. Насторожило также большое количество учителей, отказавшихся отвечать на данный вопрос, что также можно трактовать как избегание риска санкций.

Забеспокоились проблемой отношений между родителями и школой и во Франции. Сегодня большинство педагогов в этой стране — выходцы из успешных семей. Все реже они живут в тех кварталах, где преподают, и поэтому плохо понимают социальные особенности местных жителей. Часто педагоги, общаясь с родителями, используют малопонятные для них выражения. Родители учеников считают, что учителя недоступны, а сами учителя считают, что родители предъявляют к школе чрезмерные требования. После многочисленных обсуждений и исследований депутаты комиссии по делам культуры и образования при Национальной ассамблее внесли ряд предложений: нужно учить учителей общению с семьями, лучше формулировать и доводить свои ожидания, стараться проводить неформальные встречи с семьями учеников, включать родителей в мероприятия, направленные на то, чтобы подростки не бросали школу; обращаться в ассоциации родителей. Кроме того, они посоветовали учителям не «вызывать» родителей в школу, чтобы сообщить им неприятные известия о ребенке, а «приглашать» их, в том числе и в тех случаях, когда новости хорошие, и не пользоваться малопонятными терминами, чтобы объяснить родителям, чего от них ждут и какие проблемы есть у их ребенка.

Надежда НИКОЛАЕВА

Фото из открытых источников

Выбор редакции

Общество

Белорусский Красный Крест продолжает оказывать помощь во время пандемии и других чрезвычайных ситуаций

Белорусский Красный Крест продолжает оказывать помощь во время пандемии и других чрезвычайных ситуаций

Около миллиона человек получило поддержку в виде продуктовых наборов, ваучеров, которые можно было «отоварить», денежных средств, доставки продуктов на дом, а также простого разговора по телефону «горячей линии» со специалистом.

Общество

Мотивация через геймификацию, или как работают механизмы игры в образовании

Мотивация через геймификацию, или как работают механизмы игры в образовании

Известно, что игра способна захватить все внимание человека и не отпускать ее долгое время.

Общество

Как военные на захваченном немецком автомобиле прорывались к партизанам и спасли людей от расстрела

Как военные на захваченном немецком автомобиле прорывались к партизанам и спасли людей от расстрела

Наш давний друг — житель Большой Берестовицы-Михаил Москальчук прислал нам очередной интересный рассказ, который был записан со слов отца Михаила, Василия Москальчука.

Общество

Елку можно рубить, но нельзя сжигать в печи. Чем опасны хвойные деревья и что с ними делать, особенно после праздников

Елку можно рубить, но нельзя сжигать в печи. Чем опасны хвойные деревья и что с ними делать, особенно после праздников

Ели, вывезенные на мусорные полигоны, во время гниения выделяют в среду вредные вещества не хуже пластика.