Вы здесь

Профессор Николай Запрудский: Вера в ребенка — главный подарок


Для успешных школ характерен климат высоких ожиданий.

Профессор кафедры педагогики и менеджмента образования Академии последипломного образования Николай ЗАПРУДСКИЙ — настоящая звезда в профессиональном сообществе. Вот уже более 30 лет его методический лагерь на берегу реки Страча возле деревни Ольховка проходит с бессменным аншлагом. За это время идея повышения квалификации на лоне природы нашла много поклонников и обросла множеством интересных традиций. Попасть в «зеленый класс» мечтают многие, но конкурс составляет два-три человека на место. К тому же Николай Иванович является руководителем инновационных проектов, ментором дистанционных курсов по медиаобразованию и активной оценке. А еще профессор Запрудский — постоянный член жюри республиканского конкурса профессионального мастерства педагогов «Учитель года». Поэтому неудивительно, что именно он стал героем первой программы «Разговоры об образовании».


Ключевые компетенции

— Я вхожу в жюри с самого первого конкурса, который состоялся в уже далеком 1990 году, — рассказывает он. — Поэтому могу сравнивать, как на протяжении трех десятилетий менялись наши конкурсанты. В 90-е годы учителя должны были демонстрировать, какие они эрудированные, какие умные, как умеют донести до детей учебный материал современными средствами. Но за последнее десятилетие наметилась другая тенденция. Конкурсанты в первую очередь стараются продемонстрировать, как они умеют организовать работу детей, как работают ученики на уроке под их руководством. И это классно, потому что качество образования напрямую зависит от того, насколько активны на уроке дети, ведь если учитель заботится только о том, чтобы донести свой материал, то урок превращается в театр одного актера. Современным детям не слишком интересен учитель, который просто умеет пересказывать материал, потому что они все могут найти в интернете. Им нужен тот, кто интересно организует их работу. Вынужден констатировать, что учителя сегодня очень отличаются и целями, и ценностями, и уровнем подготовленности.

Начало 90-х годов было интересно тем, что старые ценности уже ушли, а новые еще не сформировались, и школа оказалась довольно автономной и самостоятельной площадкой, где у учителей появилось много пространства для творчества. Это очень ценно. Представьте себе, что все педагоги будут работать только по прописанным в разных документах нормативам, которые де-юре закрепляют то, что уже существует де-факто. Но чтобы продвинуться, нужно выходить за рамки и делать по-другому. Поэтому и существуют инновационные площадки, которые ежегодно утверждаются Министерством образования. В таких школах разрешено то, что пока нормативно нигде не прописано. Это фактически полигоны, где опробуется передовой педагогический опыт, который затем транслируется на всю страну.

От современных учителей лично я жду мобильности и постоянного развития. Ключевыми компетенциями в XXI веке являются критическое мышление, креативность, коммуникация и кооперация. Чтобы развивать эти компетенции у учеников, педагог должен сам ими обладать. Но мы, учителя, привыкли работать на то, что проверяется на ЦТ, во время мониторинга, министерской контрольной работы и так далее. А компетенции проверяет международное исследование образовательных достижений 15-летних подростков PISA. Оно проводится только раз в три года. Охватывает не всех, поэтому на развитие компетенций нацелены мало кто из наших учителей.

Информация для размышления

Николай Запрудский признался: ожидал, что результаты, которые продемонстрируют белорусские подростки во время первой попытки участия страны в PISA, будут хуже, чем в конце концов получилось. Напомним, что наши школьники оказались где-то в середине мирового рейтинга. «Но это не повод для того, чтобы успокаиваться», — подчеркивает он.

В исследовании детям предлагаются задания шести уровней сложности: пятый и шестой — самые высокие. Так вот, только совсем незначительный процент белорусских школьников с ними справляется. Задания пятого и шестого уровней по математике выполнили 7 % учащихся, по естественным наукам — 3 % и только 4 % справились с заданиями на понимание текстов. Нужно объяснить, что на этих уровнях ученики могут усваивать большие тексты, оперировать абстрактными понятиями, находить нарушения в логике, отличать факты от мнений, идентифицировать источники информации.

Также проявилась прямая зависимость успеваемости детей в школе от материального положения их семей и соответствующий ему существенный разрыв в знаниях.

— Я считаю, что полученные данные нельзя игнорировать, — подчеркивает Николай Запрудский. — Для Германии их первое участие в исследовании PISA в 2000 году завершилось шоком. Но руководители системы образования не отмахнулись от полученных результатов и приняли соответствующие решения, чтобы исправить ситуацию и уменьшить свое отставание от самых успешных образовательных систем в мире. В статье 91 Кодекса об образовании перечисляются требования к организации образовательного процесса, среди них указывается на необходимость руководствоваться в практической деятельности компетентостным подходом. Хотелось бы, чтобы он декларировался не только на бумаге, ведь страны, где такой подход стал нормой в образовательном процессе, демонстрируют высокие достижения во всех международных исследованиях качества школьного образования: PISA, PIRLS, TIMSS.

Зачем рейтинги?

Николай Запрудский высказал следующую мысль: раньше учителя были более ответственны. Сейчас есть, например, календарно-тематическое планирование, которое можно просто скачать с сайта Национального института образования и не напрягаться. А раньше педагоги решали сами, когда, что и как они будут делать на своих уроках. Но чем больше мы нормируем деятельность учителя и загоняем его в определенные рамки, чем больше пишем разных инструкций, тем меньше будет его ответственность за конечный результат. Зато для представителей контролирующих органов создается очень удобное пространство для проверок.

Николай Запрудский признался, что ему очень импонирует финская система образования. Там все строится на доверии. Правительство доверяет местным муниципалитетам, местные органы власти — директору школы, директор школы — учителям, родители — педагогам, а педагоги — детям. Один из важных моментов — отсутствие проверок школ и конкуренции за счет каких-то цифр. Там нет необходимости доказывать, что твое учебное заведение лучше соседнего.

— Если бы была моя воля, то я убрал бы из нашей действительности все рейтинги и соревновательные элементы и дал бы школам и учителям большую свободу действий, — подчеркивает он. — Возвращаясь к тому же календарно-тематическому планированию, хочу заметить, что Министерство образования позволяет вносить в него изменения, но есть проверяющие, которые считают, что все, что издано с грифом Министерства, — это закон, которым нужно руководствоваться. Поэтому учителя вынуждены идти на хитрость: документацию заполняют так, чтобы их не наказали во время проверок, а на уроках делают то, что считают нужным.

Доверие — очень важное условие, существенно влияющее на успехи и учеников, и педагогов. От учащихся, оцененных как неспособные, учителя не ждут успешной учебы. И наоборот, позитивный эффект наблюдается тогда, когда учитель верит в возможность развития ученика и достижения им более высоких результатов.

— Некоторые учителя уходят из школы после распределения не только по причине невысоких зарплат, — рассуждает Николай Запрудский, — а потому, что они не слышали от своих руководителей: «Я верю в тебя « У тебя есть педагогическая жилка». Если работаю в Академии последипломного образования с заместителями директоров и руководителями учреждений образования, то прошу их: «Чаще говорите такие слова своим подчиненным!»

Общие цели и ценности

— Мне когда-то довелось познакомиться с практикой эффективных школ в США. Под эффективной подразумевается учреждение, максимально удовлетворяющее образовательные запросы заказчиков: учащихся, родителей, социума и государства. Исследователи изучали общие характеристики успешных школ не только в Америке, но и в Канаде и Европе, искали, что в их философии, деятельности было общее и что отличало от неуспешных школ. Первый вывод был следующий: эффективные школы имели сильного директора — лидера в организации образовательного процесса. В этих учебных заведениях было сильное чувство миссии общей (ее принимали и разделяли все работники школы). Крайне важно достичь общего понимания целей, задач и ценностей всеми членами школьного сообщества. Один из способов убедиться, что у школы есть ясная цель, — это спросить у каждого учителя, что больше всего беспокоит школу. Вы получите один ответ или много разных. И чем больше они будут отличаться, тем меньше согласовано понимание миссии школы.

В эффективной школе коллектив верит и демонстрирует, что все учащиеся могут овладеть учебным материалом. Школы высоких результатов имеют климат высоких ожиданий. Самый главный подарок, который мы можем сделать нашим детям, — это глубокая убежденность в том, что они могут стать успешными.

Еще одна важная характеристика эффективных школ — партнерство с родителями, когда те являются частью общей команды и разделяют ответственность с педагогами. Включить родителей в образовательный процесс — задача непростая. Вспоминаю, как в одной из американских школ решили вовлечь во встречу обязательно всех родителей, даже тех, кто раньше никогда туда не заходил. Были сделаны красочные приглашения с программой. Родителям обещали демонстрацию достижений их детей( и не только в учебной сфере), вкусный сладкий стол, подарки... Правда, за полгода до этого события педагогам пришлось совершить маленький подвиг — найти подход к каждому ученику и помочь детям сделать что-то исключительное: написать стихотворение, компьютерную программу, выиграть конкурс, записать сингл в студии звукозаписи. Пришли все! Это был переломный этап, после которого началось активное взаимодействие школы и родителей, а также их обучение на специальных семинарах. Надо добавить, что школа не может считаться эффективной, если в ней много технических средств, компьютерной техники, но низкие общие учебные достижения, или достижения разных групп учащихся существенно отличаются. Важно, чтобы результативность была высока независимо от технической оснащенности учебного заведения, пола учащихся, их этнической принадлежности, доходов семьи и т. д.

Лекции — дома, «домашка» — в классе

Николай Запрудский рассказал, что в Академии последипломного образования проводили опрос 200 учителей, директоров школ и их заместителей:

— Им было предложено проранжировать различные формы повышения квалификации, среди которых упоминались курсы, семинары, взаимное обучение учителей, открытые уроки, посещение уроков заместителем директора, самообразование. Нас интересовало, что имеет наибольший эффект для профессионального и личностного роста педагогов? На первом месте оказалась самообразование, а на втором — курсы. Это наша действительность. 10-11 лет в школе, потом 4-5 лет в университете обучали нас одинаково. И у учителей сложились определенные ментальные модели: нужно учить или индивидуально, или фронтально. Они индивидуально писали курсовые, дипломные работы. В команде ничего не делалось. В частности, зарубежные коллеги провели основательные исследования, свидетельствующие, что наибольший эффект для профессионального развития имеет взаимное обучение. А наши учителя боятся и не хотят делиться секретами своей «кухни», не приглашают к себе на урок. Мы привыкли показывать на открытом уроке безупречную картинку, но, чтобы происходил процесс взаимного обучения педагогов, нужно приглашать коллег к себе, если что-то у вас не получается.

Николай Запрудский уверен, что белорусской школе нужно применять такие технологии, которые обеспечивают качество образования в соответствии с вызовами времени. Один из таких трендов — перевернутое, или смешанное обучение. По мнению экспертов ЮНЕСКО, к 2025 году уже 60 процентов детей в мире будут обучаться по модели перевернутого урока, когда вся теоретическая и лекционная программа изучается дома, а в классе с учителем подробно разбираются задания и упражнения по теме. То есть лекции — дома, а «домашка» — в классе.

При традиционном обучении учитель передает готовые знания, а ученики выступают отчасти пассивными слушателями, при перевернутом — лидерская позиция на уроке принадлежит не педагогу, а детям. У учащихся есть широкие возможности для поиска истины, выражения своих мнений и идей. Ученикам делегируется ответственность за образовательные результаты, создаются условия для их самореализации. Урок превращается из места, где дают знания, в место, где знания используются для их закрепления и углубления.

Есть мнение, что школьное образование в будущем претерпит значительные изменения: из школы исчезнут отметки, замечания в дневниках и вызовы родителей. А в качестве альтернативы оцениванию останется лишь фиксация прогресса успеваемости учащихся.

«Уроки могут быть без оценок в баллах, — уверенно говорит Николай Запрудский, — но оценка работы ученика обязательно должна присутствовать, причем не только со стороны педагога, но и со стороны одноклассников. Пока что мы «танцуем» вокруг оценок: высоких, средних и низких. Вот только может ли низкий балл мотивировать ребенка к обучению?»

Надежда НИКОЛАЕВА

Фото Надежды БУЖАН и автора

Выбор редакции

Общество

Как действовали партизаны в Усакинском лесу на Кличевщине

Как действовали партизаны в Усакинском лесу на Кличевщине

Пишет сын одного из партизан Геннадий Сахрай.

Общество

«Беларусь в моих глазах». Блогер Полина Амельянчик выбирает малоизвестные маршруты для путешествий

«Беларусь в моих глазах». Блогер Полина Амельянчик выбирает малоизвестные маршруты для путешествий

Кроме фотоснимков храмов и руин бывших усадеб, практически каждый пост Полины сопровождается яркими биографиями земляков.

Общество

Почему в старости портится характер, появляются бессонница и тревожность

Почему в старости портится характер, появляются бессонница и тревожность

О проблемах старения и том, как заметить и, возможно, предотвратить различные психологические заболевания у пожилых, мы поговорили с врачом-психотерапевтом Городского клинического психиатрического диспансера Мариной Счастленок.

Общество

Конфуций «прописался» в Минске. Беседуем с директором Республиканского института китаеведения имени Конфуция БГУ, бывшим послом Беларуси в Китае Анатолием Тозиком

Конфуций «прописался» в Минске. Беседуем с директором Республиканского института китаеведения имени Конфуция БГУ, бывшим послом Беларуси в Китае Анатолием Тозиком

20 января Беларусь и Китай отмечают 29-ю годовщину установления дипломатических отношений между нашими странами.