Вы здесь

Загадочная Чечня. Как средневековые традиции сочетаются с современностью?


«Наше поколение — дети войны. У нас не осталось улицы, по которой мы шли в первый класс, нет двора того дома, где прошло детство. У нас нет друзей той поры, ведь добрая половина моего класса погибла в бомбоубежище в 1995 году, когда бомбили Грозный. Но я не озлоблена на весь мир, потому что знаю, что с теми, кто виноват в этой войне, я никогда не встречусь», — говорит этническая чеченка Дагмара Исакова. Как живут в Чеченской республике сегодня, легко ли пришлось белорусу, который переехал сюда 11 лет назад, и чему учат давние традиции этого народа, мы понаблюдали во время пресс-тура, организованного Постоянным Комитетом Союзного государства и МИА «Россия сегодня».


Поколение войны

— Мое детство прошло на руинах моего родного дома. По сути, детства у меня, как и у моих сверстников, не было. Мы — дети войны, — рассказывает Дагмара.

Дагмара Исакова.

Ее отец участвовал в боевых действиях, i семья пережила все ужасы войны и в первую, и во вторую чеченские кампании. А потом и ограничения во время режима так называемой контртеррористической операции, а восстановление более чем на 90 % разрушенного Грозного происходило на их глазах.

— Людям выдавались компенсационные выплаты за утраченное жилье и имущество. Постепенно восстанавливались многоквартирные жилые дома, и люди по своим документам заселялись обратно. Были пункты временного размещения, где обеспечивалось питание, проживание, пока не было своего жилья. Хорошо помогал старый обычай чеченцев, когда все толокой — друзья, соседи, родственники — собираются в определенный день и приходят помогать: делать крышу, класть кирпичи. Так со двора во двор люди ходили и друг другу помогали. Ведь если бы еще и за рабочую силу приходилось платить, расходы были бы колоссальные. И так дом за домом восстанавливали.

Я прекрасно помню, как начали восстанавливать Грозный. Мои родители этому были очень рады, ведь это город их детства и юности. 24 часа семь дней в неделю работала техника, горели лампы. Бригады просто сменяли друг друга, но работы не останавливались ни на минуту. После окончания рабочего дня весь кабинет министров, руководство республики присоединялось к общественным работам. Каждую субботу проводились субботники: вычищали, вымывали, чтобы в городе не было ощущения захламленности и разрушенности, чтобы было видно, что здесь есть хозяева. И так участок за участком город приобретал современные очертания. И Грозный, которому специалисты пророчествовали от 15 до 50 лет восстановления, был отстроен за шесть лет.

Дагмара в это время училась в университете, на факультете туризма и гостеприимства. В республике тогда действовал режим контртеррористической операции.

— У нас повсюду были блокпосты, бесконечные досмотры, ограничения, и я приезжала в Грозный, чтобы получить знания в условиях разрушенного города. На четвертом курсе, за два месяца до трагической гибели нашего первого президента Ахмата Кадырова мне довелось побывать на встрече с ним. Я спросила: насколько нужна моя специальность? Он меня выслушал, улыбнулся и сказал: «Я вам обещаю, что через десять лет нашу республику будут посещать толпы гостей и уезжать от нас с желанием вернуться снова. Учитесь, ведь вам это пригодится». И знаете, я ни на секунду не пожалела, — признается собеседница.

Дагмара говорит, что училась на «тройки», но после встречи с главой республики пересдала все свои экзамены, и окончила университет с» красным " дипломом. Сегодня она работает куратором туристской и экскурсионной деятельности в Чеченской Республике. И подтверждает, насколько сбылся прогноз тогдашнего лидера. По сведениям министерства туризма Чеченской Республики, в 2019 году регион посетило более 220 тысяч гостей, около половины из них возвращаются вновь.

Кстати, женщина отмечает характерную черту Ахмата Кадырова и его окружения — которую заметила через ту встречу,  —  ответственность за свои слова. Обещание Первого Президента Республики было выполнено даже после его смерти.

— Мы тогда обсуждали, как было бы здорово, если бы в Чечне заработал сотовый оператор. И рассуждали: «Вот представьте: приезжаешь на учебу, тут же звонишь маме и говоришь: я приехал, все в порядке. Как это здорово». Хотя мы в глаза не видели, как выглядит сотовый телефон. Ахмат Кадыров тогда сказал: «Я вам обещаю, в начале следующего учебного года они у вас будут». В марте происходила эта встреча, в мае Ахмата Кадырова не стало (9 мая 2004 года на стадионе «Динамо» в Грозном во время концерта в честь дня Победы на центральной трибуне, где находился глава республики, сработало взрывное устройство. — «Зв».). А в августе того же года в мои двери постучались представители администрации, попросили предъявить студенческий билет, сверили мою фамилию со списками тех, кто был на встрече, — и подарили мне сим-карту и мой первый сотовый телефон. Если б вы видели, насколько я была удивлена! Я поняла, что все мои усилия не тщетны. И если бы не тот момент, я бы пошла в жизни другой дорогой, и мы бы с вами не встретились сегодня.

Сегодня Дагмара работает с туристами из разных стран и регионов. В Чеченскую республику приезжают из Западной Европы и Америки, стран Ближнего Востока, но больше всего гостей все же из разных уголков России.

— На майские праздники приезжала очень позитивная группа из Беларуси, студенты географического факультета Белгосуниверситета, я их хорошо запомнила. Это была очень шумная компания в хорошем смысле — на нас на улицах оглядывались все прохожие. Нам попалось цветущее дерево, и они, по традиции, завязывали ленты и загадывали желания. Одна девушка не скрывала, что загадала, чтобы через какое-то время мы встретились тут же, но другим составом, потому что она хотела приехать с однокурсниками.

Город-Феникс, или негрозный Грозный

Дагмара рассказывает, что сами чеченцы немного путешествуют. Очевидно, что двадцать лет назад, когда велись боевые действия, было не до того. Последние 15 лет люди старались восстановить жилье. «Чеченец рождается свободным, а умирает строителем», — улыбается собеседница. Деньги в семье собирают целый год, и на них летом нужно обязательно что-то построить, пристроить или перестроить. А вот копить деньги на отдых не принято. Правда, сейчас, когда стали создаваться условия внутри республики, местные жители действительно стали больше ездить.

— После двух военных кампаний в то, что республика восстанавливается и мир входит в наши дома, люди верили неохотно. К сожалению, все увидели многое, ни одну семью не обошла вторая военная кампания. Поверить в то, что долгожданный мир наступит, когда-то было очень сложно, — говорит Дагмара.

И символом этого мира стал Грозный. Его называют городом-Фениксом. Потеряв почти все свои здания и 250 тысяч жителей, он буквально восстал из пепла. Восстанавливать город пришлось уже Рамзану Кадырову. Кстати, его портреты, а также Ахмата-Хаджи Кадырова и Владимира Путина висят на фасадах многих зданий-такой своеобразный восточный колорит. За два года, с 2006-го по 2008-й, здесь была построена одна из самых больших мечетей в Европе — «Сердце Чечни». Еще одним символом возрождения республики стал Грозный-Сити. Высотный комплекс строила турецкая компания в 2007-2011 годах. Это семь зданий — административные и жилые. Самый высокий — 145-метровый жилой комплекс, а это 45 этажей. Здания могут выдержать сейсмоволны свыше девяти баллов. Кстати, о произошедшем здесь три года назад землетрясении в 4,5 балла жители узнали только из звонков своих друзей, так как сами этого даже не почувствовали. Но нет предела для новых высот. 435-метровая башня «Ахмат-Тауэр» строится напротив, а это, в частности, 102 этажа.

Апартаменты, кстати, в Грозном-Сити стоят четыре-пять миллионов российских рублей (52-65 тысяч долларов). Однокомнатную квартиру в чеченской столице можно приобрести за 800 тысяч — 1 миллион российских рублей (от 10 тысяч долларов). Один из центральных проспектов в Грозном носит имя Владимира Путина. Местные жители называют такой жест малой частью той благодарности, которую народ республики может выразить российскому президенту за федеральную поддержку в восстановлении республики.

Как живется в Чечне белорусу?

Белорус Виктор Бортников называет себя своим среди чужих и чужим среди своих. Одиннадцать лет назад он приехал в Чеченскую Республику работать на местном телевидении.

Белорус Виктор Бортников живет в Чечне одиннадцать лет.

— Я белорус, из города Новополоцка. Имею несколько образований — искусствоведческое, режиссерское, драматургическое. Все их получил в Минске, — рассказывает мужчина. — Одиннадцать лет назад Чеченская телерадиокомпания на телеканале НТВ объявила конкурс, требовались корреспонденты. Я прислал свои программы, и меня пригласили в Грозный.

Виктор признается, что попал в Чечню в непростой период. Местные жители относились к нему по-разному, и нередко — с настороженностью.

— Было всякое, но выжил. Никто не выстрелил вслед, не подорвался на минах, которых много было в горах, и я об этом снимал программы. Когда заходил туда, где были растяжки, то искал медвежьи следы и успешно оттуда уходил, так как животные первыми разминируют такие места. Знаете, дело не в разнице культур и вероисповеданий, важно, какой ты человек, твои человеческие качества. Если к другим относиться с добром и уважением, никаких проблем не будет.

На ЧГТРК «Грозный» Виктор делает авторскую программу «Родники жизни» — о природе, животном мире, истории. В роли корреспондента и оператора белорус выступает в одном лице — подняться высоко в горы с камерой под силу далеко не каждому.

— Я поднимаюсь высоко в горы, снимаю туров, безоаровых коз, медведей, рядом с ними хожу. Также снимаю исторические передачи про башни, этнические программы. Я все делаю один.

За одиннадцать лет Виктор Бортников побывал на всех горах, пожил (или хотя бы ночевал) во всех селах, хорошо изучил местные быт и культуру. Чеченским языком, правда, не овладел. Признается, что в этом нет нужды, так как герои его передач — 90-100-летние долгожители местных поселений хорошо разговаривают по-русски.

— Я и сейчас поднимаюсь в горы, снимаю, как люди косят сено, сушат мясо на зиму. Медведи осенью близко подходят к селам, так как перед зимой им нужно есть мясо. И в той семье, где я живу, медведи зарезали четырех бычков.

Живет белорус в горах, в высокогорном селе Дай — снимает комнату в семье главного охотоведа Шаройского района. Как и во многих чеченских семьях, там много детей — семеро, с ними живет и жена брата — вдова с тремя детьми. Со всеми белорусу удалось поладить.

— Периодически я посещаю Беларусь. Делаю программы на два-три месяца вперед, и еду домой помогать матери. У меня на родине большой огород, яблоневый и грушевый сад. Что тянет возвращаться в Чечню? Горы! Чем выше в горах, тем ближе к Богу. Знаете, Родина всегда остается в душе. Но мир велик и прекрасен, его нужно испытывать, и это настоящее счастье.

В чем секрет крепких браков?

Кстати, традиции чеченского народа и их отношения к семье многие хотели бы перенять. Здесь не принято расторгать брак, и это происходит крайне редко. Мужчина, несущий ответственность за семью, не может сказать, что они с женой не сошлись характерами, так как родственники его не поймут и не позволят этого. Браки здесь преимущественно религиозные, а в загс молодая семья обычно впервые приходит, когда уже нужно оформлять документы на ребенка. Но свадьбы происходят большие и шумные, куда приглашают до 300-400 гостей.

Право на словесное расторжение брака имеет только мужчина. Для этого ему следует трижды об этом сообщить жене. После этого жить вместе они не могут. У женщины такого права нет, так как считается, что они более эмоциональны и склонны к нерациональным поступкам. При этом если женщина желает расторгнуть брак, она может обратиться к имаму в ближайшую мечеть. Имам разбирается, и если права женщины действительно ущемляются, он дает развод.

Детей в семьях воспитывают строго, причем занимается этим женщина. Для дочери или сына мать — лучшая подруга. С ней обсуждают то, что не говорят другим, даже личную жизнь. Если в семье несколько сыновей, младший всегда остается в доме родителей, даже если заводит свою семью. здесь почти никогда родители пожилого возраста не живут отдельно.

В 95 % случаев чеченки не работают, а занимаются хозяйством, а мужчина обеспечивает семью. Если же мужчина не справляется, женщина имеет право выйти на работу. Правда, сегодня все чаще женщины нарушают устои — в Грозном они работают повсюду, даже водителями такси.

Елена КРАВЕЦ

Выбор редакции

Политика

Поздравление Президента с Днем народного единства

Поздравление Президента с Днем народного единства

«Наша страна — Беларусь. Мы — единый народ».

Общество

Книга, которую следует открыть каждому. В издательском доме «Звязда» вышло в свет уникальное издание о воссоединении Беларуси

Книга, которую следует открыть каждому. В издательском доме «Звязда» вышло в свет уникальное издание о воссоединении Беларуси

Автором книги стал известный историк и коллекционер, лауреат премии «За духовное возрождение» Владимир Лиходедов.

Общество

«Никакие границы больше не разделят нашу родную землицу — Беларусь»

«Никакие границы больше не разделят нашу родную землицу — Беларусь»

Именно этими словами наши предшественники-«звяздовцы» приветствовали 17 сентября 1939 года.