Вы здесь

Бывший выпускник Могилевского высшего «милицейского» учреждения — о преступности в 90-е


Бывший выпускник Могилевского высшего «милицейского» учреждения сегодня вместе с теорией приводит курсантам примеры из своего практического опыта

Это сейчас учреждение называется Могилевским институтом милиции, а в то время, когда в нем учился курсант Сергей Бородин, это была специальная школа транспортной милиции. За время своей службы он прошел путь от обычного участкового до начальника отдела Управления по наркоконтролю. Работал следователем, оперативным дежурным, начальником криминальной милиции, возглавлял РОВД — одним словом, получил бесценный практический опыт. И теперь ему не нужно придумывать какие-то там примеры, чтобы подтвердить то, что написано в учебниках. С некоторыми его историями, наверное, будет интересно познакомиться и нашим читателям.


Нужно быть немного Шерлоком Холмсом

— Это случилось в тревожные 90-е годы, когда наблюдался всплеск преступности, — рассказывает Сергей Бородин. — Я обслуживал территорию микрорайона 30 лет Победы. В воскресенье раздается звонок: «Скорее беги на работу, у тебя на участке убийства». Убили молодого парня, который только что уволился в запас. Никаких концов, за что можно было бы зацепиться. Начал прорабатывать версии. Пятница и суббота — дни, когда проводятся свадьбы, и, скорее всего, молодой человек как раз оттуда и возвращался. Тогда ночных клубов еще не было, и эта версия мне показалась самой подходящей. В Могилеве было четыре ЗАГСа, и я взял информацию по всем свадьбам, которые прошли в обозначенные дни. Списки получились большие. Встречался с молодыми, их гостями — накопилось более тысячи человек. И среди них нашелся свидетель. Он возвращался в два часа ночи и видел тех людей, которые нас интересовали. Таким образом удалось выйти на убийц парня и раскрыть преступление.

Рыжий, конопатый, но... дедушку не трогал, просто украл сумку

— В столовой неподалеку от улицы Тимирязевской у женщины украли сумку. А вместе с ней 25 рублей и военный билет. Пообщался с работниками столовой — одна сотрудница предположила, что в деле могли быть задействованы дети. «Здесь часто бегают мальчики 10–11 лет», — сказала она. На улице лето, окна столовой распахнуты, а пострадавшая как раз поставила свою сумку на подоконник, и та через какое-то мгновение исчезла. Картинка стала складываться очень быстро. Рядом школа, и я пошел беседовать с ее директором по поводу учеников упомянутого возраста. Была особая примета, которую подсказали работники столовой. Среди тех, кто бегает под их окнами, есть один рыжий и очень наглый. На это описание и ориентировался, хотя очень плохо представлял себе, как по внешнему виду можно определить наглость. Но, наверное, смекалка оперативника сработала. Этого рыжего я сразу же узнал среди других мальчиков. У него действительно были наглые глаза. Забрал его с собой и спрашиваю: «Как учишься? Чем занимаешься?». А потом резко: «Куда сумку дели?». Тот растерялся и сразу же выдал: «В колодец спрятали». Так сумка и нашлась, а рыжего и его товарищей я решил не наказывать, были у нас на тот момент такие полномочия. Провел с ним профилактическую работу, а на комиссию отправлять дело не стал. Пожалел парня, он был из многодетной семьи. Но все 12 лет, пока там работал, отслеживал его судьбу. Парень действительно исправился, стал хорошим человеком.

Криминал международного масштаба

История произошла в начале нулевых, когда я работал в управлении уголовного розыска. Мы тогда очень тесно сотрудничали с коллегами из России. К нам поступил сигнал, что пропал предприниматель — поехал по рекламе продавать свою машину и исчез. Начали искать следы и выяснилось, что пропавший «Мерседес» «засветился» в Смоленске. Мы приехали туда и организовали мероприятие по покупке этой машины. Продавцами оказались двое жителей Смоленска, у одного из которых в Могилеве раньше жила бабушка. Вскоре он признался, что вместе с напарником убил предпринимателя, а машину они решили продать в Смоленске. Преступление, казалось бы, раскрыто, но только наполовину. Пока тело убитого не найдено, нельзя даже завести уголовное дело. Спасибо Смоленским коллегам, которые пошли нам навстречу. На основании показаний преступников они завели уголовное дело. Оставалось лишь как-то убедить подозреваемых выехать на территорию Беларуси, чтобы показать то место, где они спрятали труп. Все-таки жители другой страны, могли и отказаться. Тогда бы дело еще больше затянулось. Но они согласились сотрудничать. Конвой, переход границы, приезд в Могилев, эксгумация трупа, его опознание — все эти этапы мы отразили в материалах дела и передали его Смоленским коллегам для дальнейшего правосудия.

Дело дальнобойщиков

— Про нашумевшее дело дальнобойщиков, наверное, слышали все. Группа Лучкина «работала» в Бобруйске — совершала разбои на дорогах, нападала в основном на фуры. Мы с ОМОНом делали ловушки: брали машину, загружали ее муляжами — коробками с аппаратурой, вешали украинские или немецкие номера и выезжали на «охоту». В результате группа была задержана.

Студента убили... одногруппники

— В 2002 году пропал студент Якубов из Белорусско-Российского университета: выехал таксовать и исчез. Вскоре вблизи деревни Гай в речке всплыл труп со следами насильственной смерти. Как потом выяснилось, студента убили, забрали его мобильный телефон и автомагнитолу, а машину сожгли на Дачном. Тогда телефон был дорогим удовольствием и имел его далеко не каждый. Нужно было определить IMEI-номер телефона убитого. Это теперь легко узнать владельца гаджета, отследить его, а раньше для этого необходимо было ехать в Минск, подавать запрос и ждать ответа. Долгое время телефон был заблокирован, а когда удалось его «включить», сразу же вышли на убийц. Ими оказались одногруппники убитого. Мотив простой — зависть. Парень был из обеспеченной семьи, подрабатывал, учился в университете, встречался с симпатичной девушкой, ездил на собственной машине. Оказывается, этого достаточно, чтобы отправить человека на тот свет.

* * *

В арсенале преподавателя есть истории на все человеческие пороки. Сейчас, к счастью, нет организованных групп, как это было раньше, жестоких убийств, но появились другие признаки уже нового времени.

— Чтобы быть в курсе событий, я всегда держу связь с практиками, нашими вчерашними выпускниками, — говорит собеседник. — У курсантов я преподаю различные дисциплины оперативно-розыскной деятельности и могу с уверенностью сказать, что наши будущие милиционеры — не книжные оперативники, а практико-ориентированные следователи. Ежедневно с курсантами проводятся практические занятия на базе РОВД, они ходят на дежурства в составе следственно-оперативной группы и работают наравне с практиками. Лично я рекомендую им внимательно читать классику. Убедился лично — эти знания всегда пригодятся на практике.

Валерий Полищук, начальник Могилевского института МВД, член Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь:

— Могилевский институт МВД — старейшая «кузница» милицейских кадров. Я сам бывший выпускник этого «милицейского» вуза, прошел путь от курсанта до генерала. У нас работает высокопрофессиональный научно-педагогический коллектив. И главный приоритет — не сломать то, что было сделано к нам, не потерять былые традиции и при этом привнести что-то новое, современное. Будущих специалистов мы учим выявлять, раскрывать, расследовать преступления, исходя из старой школы розыска, но с учетом современных методов.

Нелли ЗИГУЛЯ

Название в газете: Непрыдуманыя гiсторыi Сяргея Барадзiна

Выбор редакции

Общество

Краски войны. Пять картин художников-очевидцев

Краски войны. Пять картин художников-очевидцев

Война — одна из тех тем, которые никого не оставляют равнодушными.

Спорт

Алексей Талай: Я себе поблажек не даю

Алексей Талай: Я себе поблажек не даю

Черный пояс по таэквондо и светлый путь по жизни пловца-паралимпийца.

Экономика

Поиск новой съемной квартиры — вопрос всегда волнующий. Как избежать обмана «арендаторов»?

Поиск новой съемной квартиры — вопрос всегда волнующий. Как избежать обмана «арендаторов»?

В недвижимости, где крутятся большие деньги, попасть на мошенников довольно легко.