Вы здесь

«Если бы не семья Абрамуков, наш род перестал бы существовать еще в 1941 году». Россиянка из Нижнего Новгорода нашла в белорусской деревне родственников


Россиянка из Нижнего Новгорода нашла в белорусской деревне родственников и односельчан людей, которые во время войны спасали семью ее бабушки, жены офицера Красной Армии

В Огородницкий сельский совет Каменецкого района, что на Брестчине, пришло письмо из Нижнего Новгорода от Марины Гуранды. Вот его краткий пересказ: «Мой дед Попов Григорий Иванович служил в 1940 году в составе 15-го стрелкового полка 49-й дивизии на заставе примерно в сорока километрах от Бреста. Его семья — жена и четверо детей — жили на квартире в одной из деревень недалеко от заставы».


Марина Гуранда.

Из гетто — в дом

22 июня 41-го года, когда территорию стали бомбить, дед срочно отбыл в часть. Бабушка, Попова Прасковья Тимофеевна, и дети: 10-летний Александр, 8-летний Дмитрий и 5-летние близнецы Светлана и Тамара, как и многие семьи военных, попали в лагерь для принудительных переселенцев в Чернавчицах. Жизнь в том гетто была ужасной, припасов фактически не было. Дети ходили по окрестностям и попрошайничали.

Через какое-то время местным жителям разрешили брать на работу людей из лагеря. Мою бабушку с детьми взял к себе Клим Филимонович Абрамук из деревни Мачулище. Их в том доме самих было пятеро, а они еще пятерых взяли! Но, по правилам, работников надо было возвращать в лагерь. И немцы несколько раз их забирали. Но Клим Филимонович вместе со своим пожилым отцом снова приезжал в Чернавчицы и каким-то образом снова освобождал семью. Потом про Поповых, видимо, забыли в лагере. Словом, всю войну бабушка с детьми прожили у этих добрых людей. Оставались они в Мачулище и еще некоторое время после освобождения...

Где-то в 1949 году Прасковья с детьми поехала к родным в тогда еще город Горки. Ее муж считался пропавшим без вести. И только спустя много лет его родные узнали, что Григорий Попов погиб 31 августа 1943 года в Ярцевском районе Смоленской области.

Белорусский Дед Клим

Долгие годы бабушка и Клим Филимонович переписывались. Все свои письма он обычно начинал так: «Здравствуйте, дорогая моя Тимофеевна. В первых строчках своего письма сообщаю, что по милости Божьей все мы живы и здоровы. Чего и Вам желаем...»

Каждый раз, когда мы собирались у бабушки за столом, ее дети вспоминали Беларусь, пели на белорусском языке: «Каля грэблі шумяць вербы», вспоминали соседей, знакомых из деревни Мачулище. А дед Клим (так мы его между собой называли) присылал нам посылки с салом, домашней колбасой, сушеными грушами. Так, видимо, в нем осталось с войны желание — накормить голодных детей.

Далее в своем письме Марина Михайловна, дочь Светланы, рассказывает, как в детстве, в начале 70-х годов, она с матерью и отцом приезжала в Мачулище. Дед Клим был тогда уже старенький. Ну а потом письма из Беларуси перестали приходить. Понятно, что люди уходят в иной мир и связи прерываются.

Но Марина Гуранда, как и ее родственники, бережно хранит память. Внучка фронтовика планировала приехать в Каменецкий район в мае, ближе ко Дню Победы. Но поездка сорвалась из-за пандемии. В своем письме россиянка просила главу местной власти узнать, есть ли в округе родственники Клима Абрамука, остались ли односельчане, которые помнят военные события. Ее также интересовало, кто ухаживает за могилами простых белорусских крестьян с большими сердцами — людей, которым российская семья обязана всем.

Семья Поповых

«Если бы не эта семья (Абрамуков. — Авт.), наш род перестал бы существовать в 1941 году», — написала в одном из писем внучка Прасковьи Поповой. Скорее всего, они разделили бы судьбу узников Черновчицкого гетто. Благодаря Абрамукам Прасковья выжила и с честью выполнила свою главную миссию. Вдова офицера-фронтовика одна подняла на ноги четверых детей. Все выросли, получили специальности, стали порядочными людьми.

Дочь Григория и Прасковьи, Светлана Григорьевна Таланова (Попова), стала кузнецом-штамповщиком, много лет работала на Горьковском автозаводе. Ее портрет с орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, целой россыпью медалей в начале 80-х напечатал журнал «Советская женщина». Тогда же в беседе с корреспондентом Светлана Григорьевна снова упоминала своих белорусских спасателей. И рассказывала, как по вечерам любит петь белорусские песни, которые остались с нею с детства на всю жизнь.

Тамара, сестра Светланы, после школы окончила вуз. Долгое время возглавляла плановый отдел строительной организации. Александр многие годы работал машинистом тепловоза. Вот только Дмитрий очень рано умер. Сейчас в России живут четверо правнуков и трое праправнуков Григория и Прасковьи. Род продолжается.

Ну а в Мачулище, к сожалению, не осталось никого из семьи Клима Абрамука. С председателем сельского совета Борисом Данилюком мы въехали к одной из старейших жительниц деревни Вере Абрамук. Вера Владимировна оказалась тезкой по фамилии, как нередко бывает в деревнях. Она родилась в 1942 году. Военные годы не помнит, о событиях больше знает по рассказам родителей. А вот Светлану и Тамару Поповых хорошо помнит, Они приходили к ее старшей сестре. Поповы же несколько лет жили здесь и после войны.

Прасковья и Григорий Поповы в 1940 году.

История милосердия

— Помню их маму, у нас в деревне ее лейтенанткой называли, — рассказывает Вера Владимировна. — Прасковья была красивой женщиной, а работницей, которых поискать. Чтобы детей прокормить, ходила по домам, все делала: картошку капала, рожь жала, огород палола, никакой работы не чуралась. А детей тоже в деревне жалели, понимали, без отца остались, к тому же в чужом крае. Когда зайдут к кому, угостить старались. Какое тогда было угощение — картофелину, может когда кусок хлеба. Тяжело тогда жили... Но у всех в деревне остались хорошие воспоминания об этой семье, хорошие люди были, поэтому им так и помогали.

— Но Клим и его семья — это особая история человечности и сочувствия, — говорит Борис Данилюк. — Только представьте себе: обычный крестьянский дом разделен на две половины. В них живут два брата Марк и Клим. В одной половине, состоящей из двух небольших комнат и кухни, живет семья Клима из пяти человек, во второй комнате они селят семью тоже из пяти человек. Так живут всю войну и определенное время после войны. Делятся не только жильем, но и нередко пищей. А до этого Клим несколько раз едет в Чернавчицы, чтобы забрать знакомых из лагеря, располагает охранников и конвоиров разными подношениями. Они же начиная с 1940 года жили на квартире в Клима. Поэтому и спасал как своих.

У Клима было две дочери — Надежда и Нина. Невесты послевоенных лет, замуж не повыходили, детей ни одна не имела. Нина Климовна жила в доме, который построили на месте бывшего родительского. В конце жизни она переписала дом на знакомых людей, которые поддерживали ее в старости. Они и досматривают могилы Клима и его родных. Так что могилы ухожены. Дом, правда, несколько лет назад продали другим людям.

А в соседней деревне Заречье мы познакомились с 84-летним Владимиром Яковлевичем козырем, который вспомнил сестер Поповых:

— После освобождения мы, переростки, пошли в школу. Со мной в классе учились Света и Тамара, мы знали, что это дочери советского офицера, который погиб в начале войны. Здесь таких семей много было в округе. Перед войной в нашей пограничной зоне кругом части стояли, в деревнях офицеры с семьями жили. Девочки хорошие были, старательные, они в соседней деревне жили, к нам в школу ходили.

Мы списались с Мариной Михайловной после моей командировки в Мачулище. Она все-таки планирует приехать в Каменецкий район чуть позже, если позволит эпидемическая обстановка. А пока женщина изготовила в типографии небольшой буклет, посвященный семье бабушки и дедушки и их белорусским спасателям. Несколько экземпляров отправила в Беларусь. Мне показалось еще интересным то обстоятельство, что в Нижнем Новгороде Марина живет в доме по улице Янки Купалы.

Светлана ЯСКЕВИЧ

Фото автора и из архива семьи Поповых

Выбор редакции

Экономика

Разбираем инвестпрограмму Минска на текущий год

Разбираем инвестпрограмму Минска на текущий год

Она в этом году на 20 % «дешевле», чем в предыдущем.

Общество

Как действовали партизаны в Усакинском лесу на Кличевщине

Как действовали партизаны в Усакинском лесу на Кличевщине

Пишет сын одного из партизан Геннадий Сахрай.

Общество

«Беларусь в моих глазах». Блогер Полина Амельянчик выбирает малоизвестные маршруты для путешествий

«Беларусь в моих глазах». Блогер Полина Амельянчик выбирает малоизвестные маршруты для путешествий

Кроме фотоснимков храмов и руин бывших усадеб, практически каждый пост Полины сопровождается яркими биографиями земляков.

Общество

Почему в старости портится характер, появляются бессонница и тревожность

Почему в старости портится характер, появляются бессонница и тревожность

О проблемах старения и том, как заметить и, возможно, предотвратить различные психологические заболевания у пожилых, мы поговорили с врачом-психотерапевтом Городского клинического психиатрического диспансера Мариной Счастленок.