Вы здесь

Главный редактор «Полымя» Елена Мальчевская: Журнал — это лаборатория, а книгоиздание — широкое производство


В 1926 году, к пятилетнему юбилею журнала «Полымя» Якуб Колас написал стихотворение-поздравление, в котором уподоблял это белорусский литературный журнал огню, увиденному на дороге через темноту:

«І раптам — блісь агонь здалёк!

З душы апаў страхоцця мрок,

І зніклі чары чорнай здрады

І шэпты воражай нарады:

Мне песню сонечнай прынады

Спявае ў цьме той аганёк!

Гары ж і «Полымем» чырвоным

Шугні, агонь,

І цемрадзь-сонь

Развей, згані ад краю ў край,

Іскрыся іскрамі, палай!»

Пошло уже второе столетие от рождения одного из старейших белорусских изданий. Чем сегодня живет журнал, какими «искрами искрится»? Об этом мы беседуем с его главным редактором Еленой Мальчевской.


— «Толстый журнал» — это закрепленное временем определение, которое вызвало традиционно пиетет... Сегодня журналы «худеют» и вообще исчезают из материального мира, переходя в виртуальное состояние... «Полымя» по-прежнему посягает на крупные формы — романы, поэмы? Насколько их журнальные варианты конкурируют с книжными?

— Во-первых, надо заметить, что литературные жанры тоже меняются. Вспомните, как пишет Юрий Олеша про прозу в середине ХХ века в книге «Ни дня без строчки»: «Размытие или воспоминание в двадцать или тридцать строк, максимально, скажем, в сто строк — это и есть современный роман» или «Книги читаются сейчас в перерывах — в метро, даже на его эскалаторах — для чего же тогда книге быть большой? Я не могу себе представить долгого читателя — на весь вечер». А что тогда говорить о современности, которая стала еще более стремительной? Так что определенные изменения и журналов, и литературных жанров — это естественный ход времени. Причем, ход по кругу. Ведь интерес к лонгридам, к сериалам убеждает, что крупные формы в искусстве в принципе никуда не исчезнут. Что касается именно пламенных публикаций, то да, мы сегодня очень часто обращаемся к отрывкам и журнальным вариантам, чтобы иметь возможность более широко представлять читателю литературный процесс на 144 страницах на месяц. Никакой конкуренции с книгами, которые после выходят, здесь нет. Я считаю, что это, наоборот, симбиоз. Заинтересовавшись конкретным произведением или творчеством автора вообще, читатель после журнальной публикации обращается к книжным изданиям.

— «Полымя» — это еще и издание, где печатаются «документы времени» — мемуары, воспоминания, дневники, исторические расследования... Какие сенсации ждут читателя в ближайших номерах?

— В № 11 2020 года к юбилею Андрея Макаенка у нас вышел уникальный материал. Директор Белорусского государственного архива-музея литературы и искусства Анна Запартыко на основе архивных документов — протокола заседания драматической секции Союза писателей — написала о первой встрече драматурга с театром и его пьесу «На рассвете». Много внимания мы сегодня обращаем и на мало осмысленные 1990-е. В № 3 к 100-летию Купаловского театра у нас вышел, кажется, не опубликованный до этого текст из архива театра, найденный и подготовленный Ольгой Бобковой. В начале 90-х тогдашний заведующий литературно-драматургической части, критик, сценарист Ванкарем Никифорович написал статью «Названный именем Купалы» — рассуждения о прошлом и настоящем не только театра, но и страны. А в № 1 2021 года мы анонсируем публикацию дневников начала 1990-х выдающегося белорусского текстолога, литературоведа, академика Михаила Мушинского, которые подготовила его дочь, писательница и критик Татьяна Мушинская. У них нашлось место и личному, и рабочему. Зафиксировано много реалий — например, тогдашние цены. Ну и конечно, это в некотором смысле летопись жизни Института литературы имени Янки Купалы НАН Беларуси.

— И как вы расцениваете публикацию скандальных дневников, в которых уйма людей и событий описывается очень субъективно — возможно, стоит их печатать с комментариями? Как относитесь к купюрам в подобных документах?

— А что такое скандальный? Что мы подразумеваем под этим определением? Только субъективность описания? Мне кажется, что не существует общего рецепта для какого-то абстрактного скандального дневника. Каждая ситуация требует своего уникального решения в зависимости от уймы обстоятельств.

— Последние годы журналы привлекают читателей тематическими номерами... Ожидаются ли такие в «Полымі»?

— Пока об этом говорить рано, но я проанонсирую планы на ближайшие номера. Будет интересна проза Алеся Бадака и Анатолия Козлова. Алесь Емельянов-Шилович перевел с польского Роман Тадеуша Даленги-Мостовича «Карьера Никодима Дизмы». Мы будем печатать его журнальный вариант. Я думаю, что имя Доленги-Мостовича хорошо известно читателям по роману «Знахарь», а преданным читателям «Полымя» — еще и по роману «Прокурорка», который мы несколько лет назад напечатали впервые по-белорусски в переводе Вероники Бондарович. Кроме того, мы сейчас ведем переговоры, и я надеюсь, что они успешно закончатся, чтобы к юбилею Ивана Мележа в «Полымі» появился уникальный архивный материал.

— Елена Мальчевская — не только редактор литературного журнала, но и театровед. Если сравнивать процесс создания номера со спектаклем, редактор — это режиссер?

— Эти процессы для меня абсолютно разные. И никакие сравнительные механизмы относительно спектакля и номера в моей голове не включаются. Мне кажется, это достаточно надуманная метафора. В создании номера и без сравнения с театром хватает захватывающих процессов. Например, осмысление журнала как сверхтекста, определенного единства всех его публикаций.

— Когда-то именно «толстые» литературные журналы создавали писателей-«брендоносцев». Сегодня такие возможности ограничены, соответственно с падением тиражей. Российский критик Галина Юзефович серьезно посоветовала писателям «взбивать вокруг себя пену», создавать любого рода информационные поводы, чтобы на них обратили внимание. Что посоветует нераскрученным авторам главный редактор «Полымя»? И как таковым попасть на страницы журнала?

— Соглашусь с Галиной Юзефович. Да, надо искать пути, чтобы сегодня на тебя обратили внимание. Что касается журнала, то для того, чтобы попасть на страницы «Полымя», нужно предложить свое произведение редакции. А дальше все индивидуально: кто-то попадает, кому-то мы отказываем, кого-то просим доработать и т. д.

— Можно ли назвать «Полымя» «экспертным бюро», которое ставит печать качества на то, что принято до публикации? Какой паритет на страницах между артхаусной литературой и традиционной?

— Каждый литературный журнал — это «экспертное бюро». Но чтобы читатели лучше понимали контекст, приведу такое сравнение: журнал — это лаборатория, а книгоиздание — обширное производство. У нас немножко другие задачи, у нас ориентация на процесс, осмысление формирования новых литературных норм. Что касается паритета, то критериев «традиционности» у нас нет. Мы печатаем все, что представляется редакции достойным публикации, несмотря на направления и стили.

Людмила РУБЛЕВСКАЯ

Фото Яна ХВЕДЧИНА

Выбор редакции

Общество

Как организовать правильный уход за волосами горячей порой

Как организовать правильный уход за волосами горячей порой

В 90 % случаев люди не знают, как правильно мыть голову.

Общество

Выбираем оптимальное время года для похудения. Спойлер: и это не лето!

Выбираем оптимальное время года для похудения. Спойлер: и это не лето!

Жизнь в «эпоху потребления» — серьезное испытание для человека.