Вы здесь

Как перевести шепот дождя и замедлить чтение


Алесь Рязанов. Маланка жне, гром малоціць. Вершаказы. Минск, «Мастацкая літаратура», 2020.

«Рэчка — рух, возера — спакой, рэчка — у спрэчцы, возера — у роздуме, рэчка няўрымслівая, як рысак, возера ўстойлівае, як воз, рэчка — у сустрэчах і расстаннях, возера — у сябе дома...»

Поэт Алесь Рязанов нанизывает образы, как бусинки, на нить эпоса, на луч философского смысла, который окажется в сарцевине текста и сплочен и фрагменты каждого произведения, и все произведения сборника в одно целое.

Путь отождествления, как и полагается: в капле-океан, в бытовой вещи — Вселенная... Поэт по-прежнему переводит шепот дождя и создает глобальное, универсальное в белорусских координатах. Книга «Маланка жне, гром малоціць» собрала стихи разных времен — это одна из придуманных Алесем Рязановым форм, а были еще, напомню, версеты, квантемы, сномы, пунктиры.

«Главное действующее лицо в стихосказах — само, сродненное с вещью или явлением, слово. Оно выговаривает себя, обнаруживает и вырисовывается в картину» — поясняется в предисловии. Действующие лица стихосказов — дуб, коса, город, пчела, дверь, дым, льдина, жажда, волк, хлеб, деньги, топор, фонарь, карман... Полторы сотни слов, общим для которых является лишь то, что они смогли дать толчок фантазии и мыслительству поэта, хотя Рязанов — не первый, кто пытается проникнуть в оболочку слова, как физик — в атом, чтобы увидеть бездну, живущую по своим законам.

Иногда, чтобы деструктурировать слово, максимально достать из него смыслы, автор берет аналоги из других языков.

«Лацінскае sol — квінтэсенцыя свету, соль рэчаіснасці.

Нямецкае Sonne знае сэнс (Sіnn) усіх з'яў; яно ззяе, як звон, і, як звон сваю звонкасць выпраменьвае сваё ззянне, свой «зной», на ўсе зоны прасторы.

Стараславянскае слънце сланяецца ад небасхілу да небасхілу: у ім тая няспешнасць, тая ленасць, якая дазваляе ўсім істотам адчуваць сябе далучанымі да лона вечнасці...

Беларускае сонца — бясконцы сон, які абяцае, што некалі ён увасобіцца ў яву».

К тексту, бросающему вызов интеллекту читателя, присоединяется соответствующее оформление. Художница Екатерина Досько сделала лаконичную графику, в которой также скрываются образы и символы в том количестве, в котором их сможет выделить внимательный читатель.

И если у кого есть сомнения, что белорусская литература — полноценная часть европейской, ему следует обратиться к поэзии Алеся Рязанова. А знаток просто насладится, оказавшись внутри утонченной «игры в стеклянные жемчужины». Потому что мир не будет прежним, если заметит, что двери откликаются стучащему его же стуком, что если человек останавливается — он каменеет, а камень, в свою очередь, перенимает человеческую ипостась: на нем пишутся имя и цифры, а у челнока есть глаза, разбросанные по всей поверхности его тела.


Искусство медленного чтения. История, традиции, современность. Москва, «Канон-плюс», 2020.

Одно из моих любимых книжных приобретений за этот год — коллективная монография, подготовленная Институтом мировой литературы имени Горького Российской академии наук на тему, которая меня особенно волнует, как каждого «книжного» человека в эпоху информационного взрыва. Выживет ли высокая литература во времена, когда люди разучились ее воспринимать, получать удовольствие от стиля? Ведь Читатель — соавтор писателя, и сколько раз книга прочитана — столько вариантов ее существует. Самая хорошая книга в отсутствии опытного читателя-шлепок в ладоши одной ладонью. Метод «искусства медленного чтения» был сформулирован российским ученым Михаилом Гершензоном, 150-летию которого и посвящен сборник. «Искусство видеть сквозь привлекательность формы видение художника». Полтора десятка статей известных ученых анализируют «медленное чтение» в различных аспектах. Это и трактовка сакральных текстов, и художественный перевод, и диалогическое чтение, которое рассматривается на примере Хорхе Луиса Борхеса... Каждого из авторов, похоже, тема затрагивает не только как ученого — а это добавляет необходимый эмоциональный элемент. Сколько сегодня существует курсов, чтобы научиться быстро читать, усваивать все большие объемы информации! Но информация не тождественна произведению, как не тождественный клубок ниток, связанной с его красивой салфетке — хотя не изменилась ни фактура материала, ни его количество. По мнению доктора философских наук Валерия Подороги, в мире скорочитания исчезает сама литература — она заменяется массмедиа. А писатели, имеющие масс-медийный успех, создают симулятивную литературу, хотя и пытаются сохранить имидж «высоколобой элиты». Изменилось все, даже места чтения. Сейчас это — метро, коридор поликлиники, но не кресло перед камином или стол, за которым собрались семейные, чтобы послушать раздел нового романа Достоевского. «При ускорении чтения из опыта человека вымываются глубинные смысловые контексты», — мрачно констатирует социолог Владимир Николаев. Так что после прочтения сборника хочется немедленно взять хороший текст и вернуть себе глубинные смыслы... Каким образом — зависит от вас, ведь ученые на то и ученые, чтобы дискутировать не только с профанами, но и между собой.

Людмила РУБЛЕВСКАЯ

Выбор редакции

Калейдоскоп

Гороскоп на следующую неделю

Гороскоп на следующую неделю

ОВЕН. В первой половине недели можете столкнуться с проблемой, которая заставит вас серьезно задуматься над приоритетами.

Культура

Классика в новом формате

Классика в новом формате

Что подготовило издательство «Художественная литература» к книжной выставке-ярмарке.

Культура

Игорь Бузовский: «Книга для нас — история о созидательном труде, а не коммерция»

Игорь Бузовский: «Книга для нас — история о созидательном труде, а не коммерция»

Приближается старт ХХХ Минской международной книжной выставки-ярмарки.