Вы здесь

Марина Слуцкая, железная леди белорусского спорта: В дзюдо мне никто не говорил похудеть


С каждым днем градус внимания к Олимпийским играм в Токио повышается. «Звязда» знакомит своих читателей со спортсменами, за которыми летом, затаив дыхание, будет следить вся Беларусь и весь мир.


О таких женщинах, как Марина Слуцкая, сегодня говорят — self-made woman (женщина, которая «сделала» сама себя). Двукратная чемпионка Европы, чемпионка Европейских игр, восьмикратная чемпионка Беларуси. Карьеру спортсменки она совмещает с карьерой детского тренера в клубе единоборств «Голд». История превращения Марины «из неспортивной пышки в лучшую дзюдоистку страны», которую она рассказывает в своем блоге, похожа на кино. Однако что остается за кадром?

— Марина, до Олимпийских игр в Токио остается меньше года. Начали уже подготовку?

— Пока мы только возвращаемся в привычный ритм. Пандемия стала тяжелым периодом для всего спорта и для меня лично. Я была в отличной форме, завоевала серебряную медаль на престижном турнире «Большого шлема» в Париже. Конечно, все рассчитывали, что я в хорошей форме подойду к Олимпийским играм. Но все разрушилось буквально за два дня. Было трудно с этим смириться. Хорошо, что мы тренировались, а не просто сидели дома. Однако без соревнований было нелегко. А еще я и на чемпионат Европы в ноябре не поехала, так как заболела коронавирусом, который, к счастью, перенесла в легкой форме. Но решили меня поберечь, тем более что у меня хорошее положение в рейтинге и за баллами не надо гнаться. Недавно турецкая федерация пригласила нас к себе на сборы, где уже будем работать над идеальной формой.

— В одном из своих интервью вы отметили, что в Токио вам будет уже 30 лет. Возраст не помешает успешному выступлению?

— Для моей тяжелой весовой категории возраст от 28 до 32 лет — самый лучший. Женский организм уже сформирован, есть необходимый опыт и желание побеждать. Пока я не дойду до Олимпиады, не слезу с этого вида спорта. Я очень долго и упорно к этому шла, многим пожертвовала. Чтобы достичь успеха, нужно постоянно, все силы, личную жизнь отдавать спорту. И в определенный момент приходится делать выбор между семьей и спортом. Мужчины, даже если у них есть свои семьи, дети, могут спокойно заниматься своим делом. Женщинам тяжелее, ведь каждая хочет стать матерью. А для того чтобы родить ребенка, нужно сделать перерыв в карьере минимум на полтора года. Для дзюдо такой перерыв — это пропасть. За полтора года форма утрачивается полностью, а соперницы тем временем развиваются. Есть девушки, которые рожают ребенка и возвращаются в спорт, берут малыша с собой на соревнования, сборы, им помогают родители, муж. В дзюдо с этим очень трудно. У нас иногда случается по два-три старта в месяц, по три недели подряд тебя не бывает дома. И женщины заканчивают карьеру раньше, чем мужчины, так как делают выбор в пользу семьи. Я выбрала спорт, но у меня на это была своя мотивация. У меня хорошо получалось, я понимала, что могу достичь высокого результата. Сейчас мне 29 лет, в Токио будет 30. Я планирую выступить на Олимпийских играх и постепенно заканчивать спортивную карьеру, заниматься семьей.

— Как у вас появилась идея вести блог?

— Эти девять месяцев перерыва нужно было чем-то заниматься. И появилась идея рассказать, как я пришла в дзюдо. Одной истории оказалось мало, решила писать интересные вещи про свой спорт, что-то из психологии, из собственного опыта. Интересно делиться своим мнением и читать мысли других людей. Сейчас «Инстаграм» быстро развивается и, развивая свою страницу, я развиваю аккаунт своего клуба, привлекаю внимание к дзюдо.

— В вашей истории, которую вы рассказываете в блоге, нет ничего о ситуациях, когда вам хотелось бросить дзюдо. Неужели таких моментов не было?

— Я просто не успела об этом рассказать. Конечно, за 15 лет в профессиональном спорте такие моменты были. Чаще мелочи, когда я приходила после соревнований, бросала кимоно и кричала, что больше никогда не пойду на тренировку. Но через некоторое время успокаивалась и работала дальше. Серьезные мысли о завершении карьеры были в 2016 году, когда я не поехала на Олимпийские игры в Рио. Мне не хватило 40 баллов, а это одна выигранная схватка на турнире или поездка на чемпионат мира, где я тоже не выступила. Я уже тогда работала тренером и мне было куда уходить. Но родители, друзья, молодой человек в один голос советовали остыть и возвращаться на татами. И я прислушалась к ним. В то время я чувствовала себя бутылкой, полной песка, которую резко вытрясли, и она осталась пуста. Такая пустота была внутри, но со временем она заполнилась, и я вернулась к своей моральной и физической форме. Один раз можно такое пережить и остаться в спорте, но второй почти невозможно.

— Как часто за свою карьеру вы слышали, что занимаетесь неженским спортом?

— Первые пять лет раз в месяц родители или учителя такое говорили. Но покажите мне хоть один вполне женский вид спорта. Разве что художественная гимнастика, но куда мне в гимнастику?! Мама предлагала заниматься танцами, но это тоже самое, что и с гимнастикой. Я играла бы на фортепиано, однако папа сказал, что не потянет его на пятый этаж. Так закончилась моя музыкальная карьера. Но потом родители приняли мой выбор, они всегда меня сильнее всех поддерживают и очень мной гордятся. Я шла по своему пути, никого не слушая, и стала такой, какая я сейчас есть. В дзюдо мне никто не говорил похудеть или измениться. И если мне комфортно, то почему я должна думать, что думают другие?

— Марина, дзюдо, как и любое другое боевое искусство, философия. Чему вас научила эта философия?

— Самый главный урок — сначала думать а потом говорить. Часто со мной случались неприятные ситуации только из-за того, что я правдолюб и хочу, чтобы мое мнение услышали, но считаю, что лучше сказать правду в глаза. Дзюдо научило меня взаимопомощи. Я научилась относиться к людям так, как они ко мне. Не факт, что они всегда делают так же, но таких людей лучше убирать из своей жизни.

— За столько лет вашей спортивной карьеры у вас появилась закадычная соперница?

— В моей категории есть несколько девушек, с которыми мы боремся с кадетского возраста — с 16–17 лет. Все это время мы идем рука об руку, нога в ногу. Есть такая девушка из Боснии и Герцеговины. Одна из моих постоянных соперниц — Ира Киндерская из Азербайджана. У нас было неприятное знакомство, лет 15 назад она меня травмировала на моем первом старте. Потом я долго не могла ее победить, но сейчас схватки у нас равные. Максимально часто встречаемся с украинкой Елизаветой Колониной, так по жеребьевке складывается. В тяжелой категории европейские спортсменки — одни из самых сильных дзюдоисток. Есть сильные бразильянки, японки, но европейки — все равно лучшие.

— В общем, дзюдо — дружеский спорт?

— Есть спортсмены, с которыми я в очень хороших отношениях. С россиянкой Ксюшей Чибисовой мы провели множество схваток, и я всегда выигрываю. Мы с ней хорошие друзья, поддерживаем теплые отношения. Есть люди, с которыми я стараюсь лишний раз не общаться. Но всегда готова прийти на помощь. Разные ситуации бывают: багаж не прилетел, майка порвалась. Я не могу сказать, что мы все между собой хорошо дружим. Конкуренция в любом случае будет ощущаться, особенно в одной категории.

— А как вы относитесь к соревнованиям «стенка на стенку»?

— Я боролась в таком формате четыре раза. Первый раз — на первенстве Беларуси, выступала за команду города Минска, и тогда мы проиграли всем, кому только можно было. Второй раз — на командном чемпионате Европы в Екатеринбурге. И мне не понравилось, мы были максимально не в форме и боролись будто каждый сам за себя. А от проигрыша одного зависит результат всей команды. И третий раз был уже на Европейских играх в Минске. Тогда мне уже понравилось, но было очень обидно. В индивидуальном выступлении я победила, отдала всю себя. Пока встречи, интревью, поздравления, на адреналине поспала, видимо, с час. А на следующий день были командные схватки. Скажу честно, на то время личные отношения у нас были не самые лучшие, но мы смогли собраться и стать настоящей командой. Провели две прекрасные схватки, хотя мне было очень тяжело. И когда мы проиграли, я плакала так, что меня час не могли успокоить. Плакала не от проигрыша, а от обиды — я всю себя отдала в этих схватках, а оно так получилось. За третье место мы боролись с французами и уступили. Но французы и россияне — лучшие команды в мире.

После Европейских игр меня пригласили в испанский клуб «Валенсия», выступить в Золотой лиге, клубных соревнованиях. Я давно обещала этой команде, что буду за них выступать, и, наконец, у меня получилось. Спортсмены, которые выступают за клуб, борются, как последний раз, ведь это их деньги, и деньги немаленькие. Атмосфера там отличная. У меня проблемы с английским языком, но мы очень быстро смогли стать не просто командой, а семьей.

— Марина, среди белорусских спортсменок у вас есть конкуренты?

— К сожалению, нет и не предвидятся. Возможно, кому-то это будет неприятно. Но я считаю, что у нас не всегда правильно и достаточно хорошо работают детские тренеры. Работая тренером, я сама поняла, как это сложно. У нас тренер берет спортсмена и несколько лет выращивает из него олимпийского чемпиона. Но это неправильно, на каждой ступени должен быть отдельный тренер — детский, юниорский, взрослый. У тренеров также должна быть преемственность поколений или он должен расти вместе со спортсменом. А у нас часто бывает так, что спортсмен вырастает до определенного уровня, а тренер не может с ним работать. И спортсмен не раскрывается. Следует проводить совместные тренировки спортсменов одного возраста, ведь в конкуренции рождается результат. А у нас так не всегда получается из-за финансовых трудностей. Сейчас есть несколько молодых девушек, которые придут через 5–10 лет после меня. А если не придут, потому что выйдут замуж и бросят спорт?

— Вы со своим тренером Леонидом Свиридом работаете с самого начала?

— Да, мне в этом повезло. Но я пришла уже во взрослый спорт. Конечно, у нас с Леонидом Федоровичем были недоразумения, как в любых человеческих отношениях. Не факт, что с другим учителем я достигла бы таких результатов. Я специфический человек, он тоже. Но среди профессиональных спортсменов простых людей не бывает. Наша совместная работа дает результат — это главное.

— Марина, вы рассказывали, что в детстве были не такой, как все, и из-за этого имели плохие отношения с одноклассниками. Работая с детьми, используете уроки своего детства?

— Я работаю с абсолютно разными детьми, у каждого свой характер. Мы с коллегами прилагаем много усилий, чтобы у них были хорошие отношения. Старшие помогают младшим, подсказывают им, вместе тренируются. Но лучший учитель — собственный опыт и собственные уроки. Мы стараемся сделать так, чтобы трудных уроков у наших детей было как можно меньше.

— Вы как-то признавались, что строгий тренер. Вспоминая, как ваши дети болели за вас на Европейских играх, складывается ощущение, что вы их любимый тренер. Как вам это удается?

— Я действительно очень строгий тренер. Иногда боюсь сама себя. После Европейских игр про меня снимали передачу, и у детей спросили, какой я тренер. И один мальчик сказал: «Марина Владимировна хорошая, учит нас всему, но мы все ее немного боимся». У нас есть дети, которые из-за проблем со здоровьем не могут заниматься дзюдо, но они приходят к нам в гости, поздравляют с праздниками. Они всегда следят за моими соревнованиями. Я хоть и строгая, но я их люблю, и дети это чувствуют.

— Марина, вы сказали, что дзюдо — вся ваша жизнь. Что вас мотивирует отдавать ему все свое время?

— Я очень люблю момент, когда меня объявляют победительницей. Его нельзя передать словами, Это можно только почувствовать. В такой момент я понимаю, что сделала все, что могла. И ради этого ощущения я готова терпеть все тяжелые условия, травмы, ссоры. Вот это чувство удовлетворенности своей работой, которое я чувствую, стоя на пьедестале, — для меня главное.

Валерия СТЕЦКО

Фото из личного архива героини

Выбор редакции

Калейдоскоп

Тайны и открытия. Интересные новости из области науки

Тайны и открытия. Интересные новости из области науки

В Британии хотят создать летающий пассажирский автобус.

Общество

Уснуть за 60 секунд. ​Что делать с бессонницей?

Уснуть за 60 секунд. ​Что делать с бессонницей?

Сон — одна из основных потребностей человеческого организма.

Общество

Взаимопонимание во время капремонта: через штрафы или уговор?

Взаимопонимание во время капремонта: через штрафы или уговор?

Культура выполнения работ во время капремонта в Беларуси хромает, а технология — нарушается, свидетельствуют специалисты Госстройнадзора.