Вы здесь

Онколог Сергей Красный: Каждые 2–3 года появляются новые методы лечения и диагностики


Какие злокачественные опухоли трудно обнаружить и поэтому их обычно находят на последних стадиях? Какие новые методы диагностики рака пришли в нашу страну недавно и могут существенно улучшить выявление новообразований? Как меняется лечение онкологических болезней и какие новые методы белорусские онкологи разрабатывают вместе с американскими? Печатаем продолжение нашего разговора с заместителем директора по научной работе РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова, доктором медицинских наук, профессором, членом-корреспондентом Национальной академии наук Сергеем Красным.


Фото Анны Занкович.

— Сергей Анатольевич, рак каких органов сложнейшее выявить и его чаще находят на поздних стадиях?

— Труднее всего выявляются опухоли так называемых внутренних локализаций. Сложны для обследования и диагностики поджелудочная железа, печень, пищевод. Сюда можно отнести и кишечник, особенно правую половину толстой кишки, если не проводить скрининговую колоноскопию. На ранних стадиях опухоль никак себя не проявляет и в итоге находят ее на поздних. Можно сюда отнести и желчные протоки: если проявляется желтуха, это уже запущенная опухоль и лечение довольно сложное и малоэффективное. А поставить диагноз на более ранних этапах достаточно трудно.

Но относительно недавно появились новые маркеры, позволяющие по анализу крови заподозрить наличие таких злокачественных опухолей внутренних локализаций. Если бы не коронавирус, эта методика уже была бы в Беларуси. Но поскольку для ее отработки необходимы клинические испытания, приезд иностранных специалистов, все пока отложено до весны. Если методика окажется эффективной (это не те онкомаркеры, которые были у нас в наличии раньше, а нового поколения), мы ее распространим по всей Беларуси.

— Расскажите об этом методе подробнее и, возможно, о других новых способах диагностики, которые позволят в скором времени выявлять рак раньше?

— Что касается новых онкомаркеров, то если говорить простыми словами, этот метод основан на изучении иммунных клеток крови — макрофагов, борющихся со злокачественными опухолями. Когда появляется буквально несколько опухолевых клеток, макрофаги их атакуют. И если мы возьмем сами макрофаги, то найдем у них опухолевую ДНК и можем поставить предполагаемый диагноз. Это высокие технологии, о которых раньше и не мечтали. А дальше пациента уже можно целенаправленно обследовать: поджелудочную железу, печень, желудок и прочее. Это может серьезно изменить ситуацию с ранней диагностикой злокачественных опухолей.

В целом онкология — та отрасль, которая настолько динамично развивается, что каждые 2-3 года появляется что-то новое, в том числе в диагностике. В настоящее время очень интересна так называемая жидкая биопсия — когда в крови обнаруживаются циркулирующие фрагменты опухолевой ДНК или РНК. Это важно с нескольких позиций. Если наличие злокачественной опухоли установлено, проводя это исследование, мы можем сделать вывод, что опухоль вышла за свои пределы и попала в систему кровообращения. Это значительно ухудшает прогноз заболевания и требует дополнительного лечения. Такое может быть даже на первой или на второй стадиях. Еще нет отдаленных метастаз и метастаз в лимфоузлах, но уже есть циркулирующие опухолевые клетки в крови и косном мозге, и их можно определить с помощью этих высокоточных методов детекции. Метод позволяет выявлять чуть ли не одну опухолевую клетку на литр крови — представьте, насколько он точен. Благодаря этому можно раньше начать лечение и получить гораздо лучший результат.

Этот метод может быть использован и для оценки эффективности лечения. Мы провели курс — уничтожили метастазы, что видно во время позитронно-эмиссионной томографии. А выполняя этот анализ на циркулирующую ДНК, мы можем определить, действительно ли мы уничтожили все клетки, стоит ли продолжать лечение или можно остановиться. Поэтому сегодня такие методы находят все более широкое применение, и, я полагаю, что в ближайшем будущем они будут использоваться при всех злокачественных новообразованиях. Тем более что у нас такая возможность есть, благодаря работе Республиканской молекулярно-генетической лаборатории.

— Как в последнее время изменилось лечение рака? Например, известно, что в вашем центре используются таргетные препараты...

— Когда появились первые таргетные препараты, мы надеялись, что сейчас полностью расшифруем геном человека и геном злокачественных опухолей. Против определенных генов будут созданы таргетные препараты и мы победим рак. Но чем больше изучали, тем сложнее все становилось. Выявлено более 1,5 тысячи генов, участвующих в развитии злокачественных опухолей. Эти гены определяют синтез онкобелков, а последние взаимодействуют между собой, это так называемые сигнальные пути передачи. Таргетные препараты созданы и против определенных генов, и против сигнальных путей. Некоторые прошли клинические испытания и используются, другие находятся на стадии разработки. Сегодня применяется около 600 таргетных препаратов, и каждый год их появляется все больше. Разобраться в них обычному доктору непросто — каждому пациенту нужна индивидуальная схема лечения. Поэтому появилась новая специальность — биоинформатик: человек, который анализирует геном у конкретного пациента, наличие таргетных препаратов против таких мутаций, и подбирает индивидуальное лечение. Это становится чрезвычайно сложным, в скором времени каждому доктору понадобится суперкомпьютер, который должен анализировать такие потоки информации.

Но появились и универсальные методы, в частности, современная иммунотерапия. Она всегда использовалась в лечении злокачественных опухолей. Сначала это были побочные реакции, например, было замечено, что вакцине БЦЖ, используемой против туберкулеза, присуще противоопухолевое воздействие. Она и сейчас применяется для лечения рака мочевого пузыря. Потом появились более специфические продукты, такие как интерфероны, интерлейкины, которые также обладают противоопухолевым действием, повышают иммунитет. Долгое время они применялись, но их эффективность весьма ограничена.

Несколько лет назад сделаны фундаментальные открытия, за которые присуждены Нобелевские премии. Это так называемые чекпойнт-ингибиторы, или ингибиторы контрольных пунктов иммунитета. Они не позволяют злокачественной опухолью защищаться от противоопухолевой терапии. Дело в том, что опухоль умеет приспосабливаться — в ней постоянно возникают мутации. Мы проводим лечение определенными химиопрепаратами и выбиваем клон чувствительных опухолевых клеток, но тут же параллельно начинает развиваться устойчивый клон. Кроме того, опухоль может себя защищать от проникновения химиопрепаратов или приспосабливаться к ним. Чекпойнт-ингибиторы позволяют поставить определенный блок, и опухоль больше не может приспосабливаться. Это позволяет повысить чувствительность к лечению, а наш иммунитет, в свою очередь, эффективнее уничтожает опухоль. Эти препараты появились совсем недавно, и в Беларуси они тоже есть. Но, к сожалению, они эффективны не при всех злокачественных новообразованиях.

В Беларуси начато исследование совершенно нового класса лекарств из разряда иммунотерапии. Это американская разработка, так называемая генная ДНК-вакцина против рака «Еленаген». Она имеет схожий с чекпойнтами механизм действия, но немного другой. Если обычно нас приглашают присоединиться к исследованиям, которые уже идут, то здесь мы сами нашли производителя этой вакцины — выдающегося американского ученого Алекса Шнейдера. На тот момент только проводились доклинические исследования, но мы увидели очень интересные результаты, которые они получили, и предложили провести совместную работу. Сами разработали исследовательский протокол, а это сложная задача, которая заняла год. Американцы прорецензировали наш протокол в ведущих мировых онкологических центрах и получили положительные отзывы. Причем эти онкологические центры пожелали участвовать в исследовании, а это лучшая реклама.

С апреля 2020 года этот проект стартовал в Беларуси. Он включает лечение четырех видов злокачественных опухолей, которые очень агрессивны, метастатичны и устойчивы к стандартному лечению: метастатический трижды негативный рак молочной железы, рак поджелудочной железы, рак желудка и устойчивый к химиотерапии рак яичника. Несмотря на то, что коронавирусная инфекция немного тормозит исследование, уже 43 пациента с белорусской стороны включены в проект. Американцы из-за ситуации с COVІD-19 работу еще не начали.

Весь препарат произведен в США, он очень дорогой, и на сегодня все его мировые запасы находятся в Беларуси. О результатах пока говорить рано. Единственное, что можно отметить, — переносится вакцина очень хорошо, никаких побочных эффектов нет, что очень редкое явление для противоопухолевого лечения (пациенты получают химиотерапию на фоне вакцины). Полагаю, через год сможем подвести более основательные итоги.

volkovysk.by

— В возникновении и лечении рака большую роль играет наша иммунная система. А ее мы наследуем от наших предков. Получается, если у них она в определенном возрасте дала сбой и плохо боролась с раком, нас тоже это ждет?

— Не все так просто. На самом деле наследственно-обусловленных злокачественных опухолей достаточно мало — около 7 %, хотя при некоторых злокачественных новообразованиях чуть больше. Например, есть наследственно-обусловленный рак толстой кишки, рак яичника, рак молочной железы. При таких локализациях частота наследственно-обусловленных опухолей может доходить до 10 и даже 20 %. Как видим, наследственная предрасположенность не такая и частая вещь.

Что касается иммунитета, то наследственный фактор хоть и важен, но он в различных заболеваниях человека играет не такую большую роль. Опять-таки, если взять все заболевания, то только в 10–15% играет роль наследственность. А в основном важно то, как мы живем. Имея отличную наследственность, можно лечь на диван и не двигаться, кушать все, что попадется, толстеть, курить — и риск возникновения злокачественной опухоли будет просто огромный. В то же время люди с очень плохой наследственностью, если ведут правильный способ жизни, тем самым снижают риск возникновения рака. Мы можем на это влиять и мы должны этим пользоваться.

— И каким образом можно предупредить рак?

— Есть огромное количество факторов, которые на нас воздействуют. Некоторые можно предупредить, другие нельзя. Самое основное — возраст человека, и здесь мы никак не можем повлиять. Злокачественные опухоли — это заболевание пожилых людей. Чем старше будет наше население, тем больше будет злокачественных опухолей. Как ни странно это звучит, успехи кардиологии, позволяющие пожилым людям решить многие проблемы и продлить жизнь, стали причиной роста злокачественных новообразований. Есть более 30 стран мира, где смертность от злокачественных опухолей вышла на первое место, опередив сердечно-сосудистую. Зная эту мировую тенденцию, можно предположить, что и Беларусь движется в данном направлении.

Как мы можем бороться? Во-первых, это раннее выявление. На первой стадии почти все злокачественные новообразования успешно излечиваются. У нас есть пациенты, у которых есть три-пять, даже семь различных локализаций злокачественных опухолей. Его вылечили от одного рака, через какое-то время появляется другая опухоль, она тоже вовремя обнаруживается, так как он находится под наблюдением и тоже излечивается, после третья. Можно говорить о том, что рак на наших глазах превращается из смертельного в хроническое заболевание. Да, с достаточно высокой смертностью, но она сопоставима со смертностью от других тяжелых заболеваний.

Во-вторых, считается, что около 30% всех злокачественных опухолей можно предупредить. Первая наиболее эффективная вещь — вакцинация. Есть несколько вирусов, вызывающих злокачественные опухоли. Это вирусы папилломы человека, вирусы гепатитов, и от них есть вакцины. Если привиться к началу половой жизни от вируса папилломы человека, мы предупредим ряд злокачественных новообразований — рак шейки матки, рак рта и глотки, рак анального канала, и небольшое количество видов рака мочевого пузыря. Это только то, что доказано на сегодня, я полагаю, что спектр еще шире. А если прививаться от гепатита, то можно предупредить опухоли, которые развиваются в печени после перенесенных гепатитов, хотя в Беларуси они не такие частые.

Далее мы можем отказаться от некоторых своих привычек. Эти разговоры уже всем надоели, но почему-то не многие отказываются. Некоторые страны достигли больших успехов в этом направлении, например, Финляндия, Норвегия, другие скандинавские страны, где курение удалось значительно снизить, и сразу же уменьшилась онкологическая заболеваемость.

Как известно, спорт высоких достижений ничего общего со здоровым способом жизни не имеет, это тяжелая работа, которая вызывает свои заболевания и травмы. А если человек хочет улучшать свое здоровье, он должен заниматься физкультурой и вести подвижный способ жизни. Крайне важно и питание. Есть большое количество продуктов, стимулирующих возникновение злокачественных опухолей, и такое же количество тех, которые, наоборот, их предупреждают. Когда природа создает что-то опасное, всегда есть противоядие. Играют роль соотношение омега-3 и омега-6 жирных кислот, глюкоза и многое другое.

Ну и последнее — стрессы. Они бывают как отрицательные, так и положительные, но самое парадоксальное, что и те, и другие вредны. Ни
у кого не получится прожить без стресса, и небольшое их количество даже полезно. Они стимулируют иммунитет, и мы таким образом готовимся к более серьезным испытаниям. Но бывает слишком много стрессов в небольшой промежуток времени: поступил в ВУЗ, после — собственная свадьба, потом умер кто-то из близких, сам тяжело переболел, купил автомобиль, разбил его. Это может привести к серьезному срыву и на таком фоне иногда возникают злокачественные опухоли. Когда мы разговариваем с нашими пациентами, они рассказывают о таких ситуациях. И тут важно защищаться: каким-то образом перестраиваться — после тяжелой нервной работы пойти поиграть в лес или почитать книгу, посмотреть хороший фильм, послушать концерт классической музыки. Здесь каждому свое — рыбалка, вязание, дети, главное — перестраиваться и менять деятельность.

Елена КРАВЕЦ

Выбор редакции

Экономика

В Минске продается более 10 тысяч квартир

В Минске продается более 10 тысяч квартир

На вторичном рынке жилье продолжает дешеветь (в глобальном плане без перерывов) уже с сентября прошлого года.

Общество

Обмануть Альцгеймера. Как сохранить ясный ум до глубокой старости?

Обмануть Альцгеймера. Как сохранить ясный ум до глубокой старости?

Неужели эту тяжелую болезнь так легко обвести вокруг пальца?

Калейдоскоп

Разбираем модные мастхэвы наступающего сезона: чем пополнить гардероб?

Разбираем модные мастхэвы наступающего сезона: чем пополнить гардероб?

Мода весны-2021 предлагает несколько глобальных направлений: минимализм, унисекс и 1990-е.

Общество

Эпидемиолог — о том, нужно ли прививаться от COVІD-19

Эпидемиолог — о том, нужно ли прививаться от COVІD-19

Поликлиники уже ведут запись желающих.