Вы здесь

Одно из открытий выставки «Фердинанд Рущиц. К 150-летию со дня рождения» — имя его ученика


Прошлый, 2020 год, ЮНЕСКО объявило годом художника Рущица, первого декана Вильнюсского университета имени Стафана Батория, принадлежавшего культуре четырех стран — Беларуси, России, Литвы и Польши. До 26 января 2021 года в Художественном музее проходит выставка «Фердинанд Рущиц. К 150-летию со дня рождения». Одно из открытий выставки — имя его ученика, Марьяна Богуша-Шишки, уроженца Островеччины.


Ровесник ХХ века, он умер в Лондоне в 94 года, прожив почти век, поэтому английский критик Ньютон назвал его «художником века». Марьяна Богуша-Шишку открыл для белорусов Адам Мальдис, который позаботился, чтобы на родину попало несколько произведений этого незычайного художника, чтобы был сделан уголок его творчества на его родине в Трокениках под Островцом. Сейчас в родном доме Богуша — сельская библиотека-клуб. Там хранятся живопись и несколько шелкографий с картин Творца, которые подарила его вдова леди Цецилия Саундерс в 1996 году.

Рущиц часто упоминал Богуша-Шишку в своем дневнике и воспринимал его скорее не учеником, а ассистентом, помощником, коллегой. Они были ровней по происхождению: Марьян богат белорусский шляхтич (по материнской линии происходил из аристократического рода Козел-Поклевских) с родовой усадьбой в Трокениках под Вильнюсом, с соответствующим воспитанием — французской гувернанткой и уроками верховой езды, поездками за границу. Он учился у Рущица два года и был послан на стажировку в Краковскую академию искусств. Богуш окончил Краковскую академию в мастерской Йозефа Мехофера, имел ученую степень по математике, написал четыре книги по истории искусства, в том числе и про Леонардо да Винчи, и что для нас очень важно — не переведенную до сих пор книгу об искусстве Великого Княжества Литовского.

Богуш-Шишка, приезжая на родину из Кракова, передавал Рущицу-декану посылки и даже награды от краковских коллег. Именно он в 1924 году решился задать учителю вопрос, который мучил многих его учеников: почему тот оставил живопись в 40 лет и вернется ли к нему впоследствии? И Рущиц ответил метафорически, в своей манере, записав ответ в дневнике: «Это как бусинки на розарии: они разные, но нить одна». В 1939 году Богуш-Шишка должен был, по мнению Рущица, принять руководство кафедрой живописи в университете имени Стефана Батория, но началась война.

«Художник с сильным характером» — назвала его как-то критика. В 1927–1929 годах жил в Кобрине на Полесье, где был учителем рисования. Он чувствовал это как «культурную миссию»: обучать сельских детей искусству. «Но когда приехал и увидел, как дети рисуют, убедился, что не я буду их учить рисовать, а они меня», — вспоминал он. От детской непосредственности и наивности он многое перенес в свое творчество. А рисунки полесских детей показал через пять лет на выставке в Варшаве в польском Институте пропаганды. Это философия рущицевой школы: «искусство должно быть везде». Следующие 10 лет Богуш прожил в Гдыне. До 1939 года имел 19 выставок — в Гдыне, Гданьске, Кракове, Люблине, Чанстахове и Варшаве. Он пишет изысканные портреты, малоформатные импрессионистические пейзажи, в которых натура утопает в солнце.

В 1939 году художник добровольцем пошел в армию, воевал в морской пехоте и попал в плен к фашистам, пробыл в лагере для интернированных военнопленных четыре с половиной года. Ему было разрешено читать лекции по математике и вести студию. После освобождения союзниками в 1945 году вступил во второй польский корпус армии Андерса — части армии Великобритании, которая после окончания войны дислоцировалась в Италии. Его дядя, большой чин в армии Андерса, походайничал, чтобы он попал в художественный отдел, который был призван организовывать досуг офицеров — экскурсии в музеи, поездки по памятным местам. Шишка также организовал художественную школу под Римом для бывших художников и всех желающих. Год, проведенный в Италии, Богуш-Шишка считал равным окончанию пяти академий. Затем армия была переведена в Англию, и художник стал эмигрантом. В Кракове осталась любимая семья, которую он поддерживал материально. После демобилизации в 1947 году нужно было искать работу в Англии.

Рущиц в последние годы жизни считал своей миссией педагогическую деятельность, воспитание художников — патриотов своего края. Богуш-шишка стал его верным преемником: в Лондоне основал Академическое общество университета имени Стефана Батория со студией станковой живописи по программе Вильнюсского университета. Богуш был активным и плодовитым художником, выставлялся в Лондоне и Париже. Он работал в различных техниках — живописи, акварели, гуаши и рисунка, из которых печатались его изысканные эстампы-шелкографии.

На открытии своей выставки в Лондоне в 1963 году мастер познакомился с английской аристократкой, баронессой леди Цецилией Саундерс, которая была одержима мечтой создания госпиталя паллиативной помощи — хосписа во имя святого мученика Христофора.

Она поддержала художника покупкой картин для часовни хосписа. Одна из них — «Святой Христофор»: хранится в Лондоне, графический отпечаток с нее — в Трокениках.

В этом произведении чувствуется, что Богушу известны многочисленные деревянные народные скульптуры в костелах родины. Человеческие силуэты здесь неестественно вытянуты и сильно стилизованы. Он рисовал пастозно, грубовато и наносил краску длинными мазками кисти.

Постепенно встречи и деловые отношения леди и художника переросли в любовные, длившиеся несколько лет. Верный супружеской клятве, Богуш женился на Леди Саундерс только после пяти лет траура по покойной жене. Баронессе был 61 год, ему 80.

Пара прожила душа в душу более 15 лет. Все это время мастер жил и работал в хосписе, став, как он выразился, «художником по месту жительства». Окончание жизни в хосписе, в красивом саду его жена трактовала как время раздумий, спокойствия и отдыха, поиска смысла существования. «Красота — лучшее средство, которое заживляет боль», — считала она. В хосписе были театр, художественная студия, проходили концерты известных музыкантов. Богуш стал ее верным соратником: писал картины на евангельские темы, организовал и там художественную студию, где преподавал пациентам живопись — отличное средство арт-терапии. Художник тогда окончательно порвал с реализмом в пользу синтетической и символической формы выражения, стал экспрессионистом.

Необычное его живописное полотно  «Чудо в Кане» (1960), впервые выставленное в Национальном художественном музее Республики Беларусь на выставке, посвященной 150-летию Рущица. Это подарок музею от вдовы художника. Картина написана по знаменитому сюжету первого из 35 чудес Иисуса Христа — превращения воды в вино на свадьбе в Кане Галилейской. Это скрытая аллегория: подобно тому, как вода скрывала вино, Христос был скрыт от мира в течение шести библейских веков. Вино, которое у Богуша напоминает кровь, льется в кувшины мощным потоком. Произведения Богуша-Шишки из христологического цикла далеки от примирения и религиозной созерцательности: они динамичны, резки и тревожны, порой даже хищны и агрессивны.

Картины Богуша постепенно наполняли палаты хосписа. Со временем эта «обитель милосердной смерти» превратилось в необычный монографический музей Богуша-Шишки. Одно из известных его произведений «Птица» — это и душа, поднимающаяся вверх по золотым облакам, и Святой Дух, и голубь мира — парафраза с великого Пикассо.

Сейчас в хосписе святого Христофора около 60 картин Богуша-Шишки. Он научился быть рядом с теми, кто умирает, их близкими, и поддерживать их, сохраняя личное равновесие. Он понимал, что вскоре и сам окажется на месте своих учеников. Умер в хосписе, в котором жил последние несколько десятилетий, окруженный заботой сестер милосердия и своей жены. Его окружали его картины.

Надежда УСОВА, ведущий научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси

Название в газете: Мастак, лэдзі і хоспіс. Мар'ян Богуш-Шышка

Выбор редакции

Общество

«Здесь был...» Что писали пятьсот лет назад на стенах и камнях

«Здесь был...» Что писали пятьсот лет назад на стенах и камнях

Инна Калечиц — первый и пока единственный специалист в Беларуси, занимающийся эпиграфикой.

Общество

Какой хлеб любят в Беларуси?

Какой хлеб любят в Беларуси?

В советские времена торговля предлагала покупателю ограниченный ассортимент хлебобулочных изделий. В 1980-е даже в крупных магазинах было всего 3–4 наименования хлеба.

Общество

Дышать полной грудью. Мифы и правда о маммопластике

Дышать полной грудью. Мифы и правда о маммопластике

Представительницам прекрасного пола всегда хочется что-то изменить в своей внешности. И иногда женщины решаются на кардинальные шаги.