Вы здесь

«В тот день из нашей деревни спаслось девять человек»


Во время последней (дай бог) войны гитлеровцы сожгли и разрушили 209 белорусских городов, уничтожили более девяти тысяч населенных пунктов, в том числе — 628 вместе с людьми.

Среди таких поселений и деревня Ельно бывшего Ленинского района Полесской области, уничтоженная зимой 1943-го. Давным-давно, как казалось бы, 78 лет прошло, однако (как сообщил мне случчанин Федор Александрович Гатченя) в деревне Полостевичи, слава богу, живет еще свидетель тех страшных событий.


Анна Михайловна Таболич родилась 92 года назад, при панской Польше, в семье, где было девятеро детей, правда, трое из них умерли малышами... Рассказывает, что училась в польской школе, что хорошо помнит сентябрь 1939-го, приход Красной Армии и, конечно же, начало войны.

— Дороги были не то что сейчас, — говорит Анна Михайловна. — Тогда летом и зимой до Ельно еще можно было добраться, а весной и осенью почти невозможно. Деревня была партизанской. Много наших ребят и молодых мужчин подались в отряды, и когда разведчики, когда подрывники из отряда Комарова (это подпольная кличка Василия Коржа)  часто наведывались к жителям, через Ельно ходили на железную дорогу Лунинец – Житковичи – Гомель...

Об этом, наверное, знали немцы, поэтому над нами все больше нависали тучи, деревню вместе с людьми хотели сжечь. Первый раз это не удалось, жители успели убежать в лес. Второй — немцы с полицаями пришли со стороны хутора морщина, сожгли его, хуторян забрали с собой. Одну женщину, которая убегала в сторону Ельни, догнали и застрелили.

Услышав эту стрельбу, наши люди, остававшиеся в деревне (ведь многие перебрались на хутор Большая Нива, а на свои подворья приходили только ухаживать за хозяйством), снова спрятались в лесу...

А еще до этого Михаила Костюкевича, что у нас был избран старостой, вызвали в район к коменданту и приказали, чтобы люди оставались в деревне. Сказали, что им ничего не грозит, что немецкие власти хотят просто собрать налоги и все.

Через день, — продолжает Анна Михайловна, — в нашей деревне появилась группа из семи партизан, вооруженных винтовками, автоматами и пулеметом. В Ельно они прожили с неделю. А как-то январским утром каратели (немецкие солдаты и старобинская полиция) миновали нашу деревенскую стражу, которая находилась на Тарасовом хуторе, и вошли в Ельню. Партизаны в их сторону сделали два выстрела, а дальше...

В дом, помню, забегает папа, кричит, чтобы я быстрее одевалась-обувалась. Не рассказать, колосок, — продолжает Анна Михайловна, — как мы с папой убегали от немцев, как бежали через свой огород к лесу! Снега много было, сугробы большие. Я спотыкалась, падала, потеряла свою обувь, но опять поднималась и бежала по снегу, ведь сзади по нам с папой стреляли полицаи, они, казалось, уже догоняют... Но мы добежали-таки до леса, успели спрятаться.

Чтобы я не поморозила ноги, папа во время отдыха оторвал рукава от своего кожуха, надел мне на ноги вместо потерянных лаптей и подвязал верёвкой...

Мы потом узнали, что из деревни в тот день спаслось только девять человек. Остальных жильцов — стариков, молодых, детей — согнали в большой дом Антона Бахановича и сожгли живыми. Тех, кто убегал, застрелили, а перед этим деревню ограбили — позабирали животных, лучшие вещи...

Мы с отцом добрались до хутора Большая Нива. Там до войны четыре дома стояло и там нас встретила мама с моей сестрой Катей и братом Иваном.

После победы наша сожженная деревня возродилась. Папа работал мастером в лесхозе, построил небольшую хижину, где мы и жили. Я вышла замуж, родила трех сыновей, Василия, Николая и Вячеслава, есть три внука и один правнук. Вот так и живу.

...Рассказ Анны Михайловны, последней из живых свидетелей, следует дополнить воспоминаниями еще одного жителя Ельно Алексея Ивановича Драгуна (книга«Память. Житковичский район»). Бывший партизан отряда им. Пономаренко рассказывает, что немцы возле их деревни появились январским морозным днем со стороны дороги, которая вела в Микашевичи. Что кто-то из партизан-разведчиков, которые в то время находились в Ельне, действительно выстрелил в сторону карателей, после чего группа партизан отошла в лес, а немцы стали сгонять людей в один большой дом. У двери его поставили пулемет, и всех, кто стремился убежать, расстреливали на месте. Тех, кто выскакивал через окно, забивали прикладами или стреляли из винтовок. Потом дом подожгли... Во время карательной операции 1943 года не стало 112 человек.

...И еще несколько цифр: до войны в Ельно был 41 дом, проживал 151 житель. На 1 января 2021 года там, по данным сельисполкома, 11 домов и 15 жителей.

Василий ТИШКЕВИЧ, научный сотрудник районного краеведческого музея, г. Слуцк

Выбор редакции

Калейдоскоп

Гороскоп на эту неделю

Гороскоп на эту неделю

ДЕВА. Задача на неделю — добросовестно выполнять свою работу, деловой хватки и способностей вам хватает. 

Общество

Лето выходит на финишную прямую! Чего ждать от погоды в августе? Прогноз от Дмитрия Рябова

Лето выходит на финишную прямую! Чего ждать от погоды в августе? Прогноз от Дмитрия Рябова

В августе тепла будет вдоволь, но без дождя и молнии не обойдется.

Культура

Лилия Лукашенко: любовь к искусству была повсюду и во все времена

Лилия Лукашенко: любовь к искусству была повсюду и во все времена

Глава галереи «АртХаос» поделилась опытом участия в фестивале «Вытокі. Крок да Алімпу» и рассказала, почему современное белорусское искусство стоит внимания.