Вы здесь

Как наука помогает бороться с «болезнью века»?


Белорусские онкологи, работающие на базе РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н.Александрова, активно занимаются научными разработками. Сегодня без этого проводить эффективное лечение невозможно. Ведь в медицине, и в первую очередь это как раз касается злокачественных опухолей, новые методы появляются каждые три-пять лет. И о том, как борются с раком сегодня, еще даже не десять, а пять лет назад невозможно было и мечтать. Благодаря высокотехнологичным методам диагностики и лечения постепенно одно из самых тяжелых заболеваний превращается из смертельного в хроническое — в Беларуси уже более половины пациентов (54 %) преодолевают пятилетний порог выживаемости, и с каждым годом эта цифра увеличивается.


В этом году коллектив РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова получил Государственную премию Республики Беларусь в области науки и техники за цикл работ «Новые методы диагностики и лечения онкологических заболеваний у взрослых и детей». В коллективе авторов — известные белорусские онкологи: Олег Суконко, Сергей Красный, Ольга Алейникова, Виктор Кахнюк, Виктор Малькевич и Сергей Поляков. Работы посвящены новым методам лечения рака простаты, мочевого пузыря, толстой кишки, почки, пищевода и желудка, запатентованным белорусскими врачами.

О том, над чем сейчас работают белорусские онкологи, мы поговорили накануне Дня белорусской науки с заместителем директора по научной работе РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова, доктором медицинских наук, профессором, членом-корреспондентом Национальной академии наук Сергеем КРАСНЫМ.

— В нашем научно-практическом центре работают 25 докторов наук и почти 80 кандидатов наук-огромный штат высшей научной квалификации. Но не исключительно они занимаются наукой, а и многие специалисты без ученой степени. Причем это не только врачи — биологи, химики, физики, радиобиологи. Одновременно наши научные сотрудники — это высококвалифицированные врачи, которые оказывают лечебную помощь пациентам, так же как наши врачи из клинического штата, с удовольствием участвуют в научных исследованиях, готовят публикации, участвуют в научных проектах, защищают диссертации.

Что касается самих научных исследований, то в медицинской области они занимают значительное место. Из всех докторских и кандидатских диссертаций, защищаемых в стране за год, примерно около четверти — в медицине.

— Какие есть направления в сфере научных интересов ваших специалистов?

— Надо сказать, что онкология — та отрасль, которая наиболее динамично развивается. И методы диагностики и лечения кардинально меняются каждые три-пять лет. Соответственно, нужно развивать новые, позволяющие получать еще более весомый результат. У нас проводится от 50 до 70 научных исследований в год. Касаются они самых разных направлений.

Один из них — разработка программ скрининга злокачественных опухолей. За последние годы мы закончили три научных исследования по раку простаты, молочной железы и колоректальному раку. И получили просто уникальные результаты. Разработка новых диагностических методов и программ скрининга позволяет получить при минимальных вложениях максимальный эффект. За счет того, что резко увеличивается частота выявления начальных стадий злокачественных опухолей (причем не только первой, а даже нулевой) и значительно возрастает выживаемость пациента с одной стороны, а с другой — существенно снижается стоимость лечения. Естественно, сделать небольшую эндоскопическую операцию намного дешевле, чем большую операцию с резекцией жизненно важных органов, химио- и лучевую терапию с неоднозначным результатом. Выживаемость при нулевой стадии составляет 100 %, при первой — более 90 %, и, разумеется, это несопоставимо с результатами лечения при 3–4-й стадии.

В настоящее время работаем над еще двумя скрининговыми программами. Одна из них касается рака желудка, научное исследование было завершено в 2020 году. Получены обнадеживающие результаты, и мы планируем эту программу распространять в Беларуси. Пациентам проводятся серологические исследования по анализу крови, определяется соотношение различных пепсиногенов и наличие хеликобактерий. Это известная бактерия, вызывающая язвенную болезнь и рак желудка. Если анализы показывают вероятность опухоли или атрофических процессов, наличие хеликобактерий, то делается гастроскопия. В соответствии с результатами гастроскопии проводится лечение.

Сейчас проводится и исследование по разработке скрининга рака легкого. Поскольку преимущественно это болезнь курильщиков, именно на них и рассчитана программа. Скрининг заключается в проведении низкодозовой компьютерной томографии. Если выявляются небольшие образования в легких, они потом удаляются. И в зависимости от результатов гистологического исследования проводится соответствующее лечение. Как только завершится программа, мы сделаем выводы.

Поскольку благодаря скринингу и ранней диагностике проявляется большое количество пациентов с небольшими опухолями, которым не нужно делать масштабные операции и применять сложные методы лечения, то развивается целое направление по разработке новых методов минимально инвазивного лечения. Это разнообразные методы радиочастотной или электромагнитной облации, различные эндоскопические операции: лапароскопия, таракоскопия. Ряд научных проектов проводится в этом направлении, они дают отличные результаты: пациента исцеляют в течение одного-двух дней, иногда даже амбулаторно, через несколько дней он может приступать к обычной жизни, полностью избавившись от опухоли.

Еще одно направление появилось относительно недавно. Мы можем проводить, наоборот, очень сложные операционные вмешательства на жизненно важных органах. Раньше они были невозможны — пациент просто не перенес бы такую операцию. Связано это с совершенствованием анестезиологической помощи, с одной стороны, с другой — с появлением новых материалов: как сшивочных, так и инструментов, а также разнообразного оборудования, позволяющего заместить функции жизнеобеспечения пациента. Соответственно, появилась возможность выполнять такие операции, о которых мы раньше даже и не мечтали. Удаляется поврежденный орган и выполняется резекция или полное удаление органов, пострадавших. Это операции на таких жизненно важных органах, как печень, легкие, сердце, крупные сосуды, позвоночник, другие крупные кости.

Научные проекты связаны еще с одним направлением — комбинированное и комплексное лечение. Дело в том, что удалить сложную опухоль недостаточно. Ведь диссеминированные опухолевые клетки, которые имеются в крови или косном мозге, через некоторое время себя проявят. Поэтому разрабатываются эффективные схемы химио- и лучевой терапии, позволяющие значительно улучшить отдаленные результаты. Кроме того, нам на помощь пришли, с одной стороны, молекулярно-генетические исследования, с другой — позитронно-эмиссионная томография, позволяющая выявлять микрометастазы. Что касается молекулярно-генетических исследований, то мы можем в зависимости от той или иной мутации не вслепую, а дифференцированно назначать химиотерапию с эффективными для этой мутации препаратами. Кроме того, есть таргетные препараты, направленные на определенную мутацию. И назначать их без молекулярно-генетических исследований вообще не представляется возможным.

— Над чем в ближайшее время будут работать белорусские онкологи?

— Очень интересные направления появились относительно недавно. Один из них — опухолевые маркеры нового поколения. В настоящее время будут проводиться клинические испытания, программа одобрена Центром экспертиз и испытаний. И если подтвердится эффективность, то дальше будем распространять ее на территории всей страны. Маркеры эффективны при любых опухолях, но наиболее важны при опухолях внутренних локализаций, которые сложно диагностировать обычным путем.

Еще одно интересное направление — изучение диссеминированных опухолевых клеток и циркулирующих. Молекулярно-генетическое исследование выявляет опухолевые клетки в крови. Чувствительность метода очень высока: проявляется одна опухолевая клетка в 100 мл крови. Во-первых, благодаря этому мы можем дальше определять прогноз заболевания. Естественно, он ухудшается, когда опухолевые клетки циркулируют в крови. Во-вторых, мы можем определять тактику лечения: если опухолевые клетки исчезли, то дальше можно не проводить химиотерапию. И наоборот, если они появились или не исчезают на фоне лечения, нужно менять схему и продолжать лечение.

Еще одно интересное направление-всевозможные опухолевые вакцины: клеточные, ДНК-вакцины. И по тем, и по другим мы сейчас проводим исследование и надеемся, что в ближайшее время будут получены результаты. Одно из них — белорусско-американское исследование по созданию ДНК-вакцины против рака «Еленаген».

Стоит отметить еще и такое исследование, как модификация генома клеток. Мы можем менять генетическую структуру клеток — опухолевых или здоровых. Для чего это делается? Если в опухолевых клетках убрать мутацию, можно вылечить рак, а у здоровых (чаще всего это клетки иммунной системы) мы можем активизировать иммунный ответ, как это делает САR-T-терапия. Мы модифицируем Т-лимфоциты, они становятся очень активными и могут уничтожать в данном случае клетки лейкоза. Пока такой метод показал высокую эффективность по отношению к лейкозу. Вполне вероятно, что в дальнейшем будет такой же эффект по отношению к солидным опухолям.

Развивается и такое направление, как иммунотерапия злокачественных опухолей. После того как была присуждена Нобелевская премия за открытие так называемых иммунных чекпоинтов, появилось целое направление исследований и методов лечения, и в Беларуси в том числе. О перечисленных мной исследованиях мы ничего не знали еще несколько лет назад, а сегодня они спасают жизнь многим пациентам.

— Известно, что лечиться в Беларусь приезжает немало пациентов. А едут ли к нам учиться врачи из зарубежных клиник?

— Действительно, раньше в нашем центре проходила диагностику и лечение более двух тысяч иностранных пациентов в год. Сейчас в связи с СОVІD-19 это цифра уменьшилась, но потом они активизируются снова. Приезжают и врачи, преимущественно из стран СНГ, по всем направлениям онкологии. У нас хорошие условия стажировки — свой комфортный пансионат, столовая.

На базе РНПЦ работают два европейских центра: один по брахитерапии (контактно-лучевая терапия), второй — по онкогинекологии. Это значит, что к нам рекомендуют приезжать врачам из разных клиник Европы для обучения и повышения квалификации. Например, по онкогинекологии мы сертифицированы уже четыре года, и врачи со всей Европы приезжают к нам учиться и получают сертификаты европейского образца. А совсем недавно мы были сертифицированы как европейское клиническое подразделение для лечения распространенного рака яичников. Это чрезвычайно сложные хирургические вмешательства. Приезжали иностранные специалисты, которые оценивали квалификацию наших врачей, и мы получили соответствующий сертификат.

— Какие в этом преимущества для пациентов?

— Европейский центр — это прежде всего знак качества оказания услуг. Для пациентов это возможность получить лечение на самом высоком уровне. Его качество даже выше, чем в клиниках других европейских стран — Германии, Франции, Италии, которые не сертифицированы аналогично.

Елена КРАВЕЦ

Выбор редакции

Экономика

Более половины автомобильного рынка планеты станет электрическим уже через пять лет

Более половины автомобильного рынка планеты станет электрическим уже через пять лет

А наша страна рассчитывает, что через четыре года каждая 20 машина будет электрокаром.

Финансы

Как обезопасить себя от кражи денег с карточки?

Как обезопасить себя от кражи денег с карточки?

В I квартале 2021 года было зарегистрировано свыше 800 краж денег через интернет, это в 4,5 раза больше, чем за такой же период год назад.

Общество

Как раньше отмечали Радуницу?

Как раньше отмечали Радуницу?

На вопрос читателя отвечают Янка Крук и Оксана Котович.

Общество

В Будславе из-за пожара обрушилась крыша одного из красивейших костелов страны

В Будславе из-за пожара обрушилась крыша одного из красивейших костелов страны

Величайшая святыня — икона Матери Божьей Будславской — перевезена в безопасное место.