Вы здесь

Национальному паралимпийскому комитету — 25 лет!


История белорусов на Паралимпийских играх началась с 1988 года. Тогда в Сеуле Олег Шепель, сегодняшний председатель Национального Параолимпийского комитета, завоевал три медали в соревнованиях по легкой атлетике. На Играх 1992 года в Барселоне белорусы, выступая в составе команды СНГ, собрали одиннадцать медалей. Первая суверенная делегация белорусских паралимпийцев была направлена на зимние Паралимпийские игры в Лиллехаммере в 1994 году. А через два года — в марте 1996 года — был создан Национальный паралимпийский комитет Республики Беларусь, который в этом году отмечает свой 25-летний юбилей.


Паралимпийские игры в Пхенчхане.

Отцы-основатели — люди, которые давно вписали свои имена в историю белорусского спорта. Николай Заичков, первый заместитель министра спорта Беларуси, вице-президент НОК, был первым генеральным секретарем. А первый президент Национального Паралимпийского комитета — знаменитый конькобежец, многократный чемпион мира Игорь Железовский. Николай Шудейко и сегодня на посту генерального секретаря комитета развивает паралимпийский спорт. Он рассказал, чего организация достигла за четверть века.

«В середине 90-х годов мы увидели, что паралимпийский спорт приобретает популярность в мире, и решили развивать его в независимой Беларуси. Совместными усилиями, с помощью общества инвалидов по зрению, Министерства спорта мы создали паралимпийский комитет. Несмотря на большое количество финансовых, бюрократических проблем, мы работали с одержимостью и энтузиазмом. Некоторые из этих проблем и через 25 лет актуальны, но и наш энтузиазм не исчез», — отмечает Николай Николаевич.

Не спортом единым

Развитие паралимпийского спорта «завязано» на важных социальных проблемах, касающихся интеграции инвалидов в общество. Пожалуй, не самая актуальная из них — безбарьерная среда. По словам Николая Шудейко, параолимпийский комитет внес значительный вклад в удобство белорусских городов: «Когда мы начинали развитие паралимпийского движения, о безбарьерной среде у нас даже никто не слышал, на спортивных объектах не было никаких условий для инвалидов. И первая трудность, с которой мы столкнулись, — организация учебно-тренировочного процесса. Как спортсмену добраться до стадиона, в тренажерный зал, в гостиницу? И мы по каплям собирали информацию: искали международные стандарты, за границей все фотографировали, спрашивали у коллег. Тогда мы работали с обществом инвалидов по зрению, для них это тоже была актуальная проблема. Так совместными усилиями мы разработали стандарт, который вышел в 2010 году». Государственный стандарт «Среда проживания для физически ослабленных лиц» регламентирует создание условий для инвалидов при строительстве новых объектов.

Первой спортивной постройкой, удобной для людей с ограниченными возможностями, стал комплекс «Минск-Арена», открытый в 2010 году. Современные спортивные объекты на 100 процентов адаптированы под нужды инвалидов. «Сотрудников Паралимпийского комитета включают в экспертные советы во время проектирования построек, с нами советуются. Недавний пример — в Минске строится новый лыжный комплекс, и проектный институт согласовывал с нами проект. Мы входим в Межведомственный совет вместе с представителями всех министерств, причастных к созданию безбарьерной среды. Мы не последнюю роль сыграли в том, что транспорт, вокзалы стали более удобными для инвалидов. Но и впереди еще много работы», — отмечает Николай Шудейко.

Учеба без границ

Главная цель Национального Паралимпийского комитета-не только развитие спорта, но и поддержка людей с инвалидностью, их социализация. Огромное значение при этом имеет инклюзивное образование — хороший тренд в социальной политике, согласно которому дети с ограниченными возможностями учатся в общеобразовательных школах вместе со здоровыми учениками. «Старшее поколение помнит время, когда у нас „не было инвалидов“, их не должно было быть вообще. Создавались специальные места проживания, которые в народе воспринимались как „гетто“. И это было страшной проблемой, которая „откликается“ даже сегодня. Помню, приехали в одну специализированную школу для детей с нарушениями зрения, а там в спортивном зале нет окон. На вопрос, почему дети лишены солнечного света, нам ответили, что они слепые и все равно его не видят. Но ведь солнечный свет нужен для роста организма, это витамин D.

Замечательно, что Министерство образования, Министерство труда и социальной защиты с участием Параолимпийского комитета начали развивать инклюзивное образование. Разумеется, подачу материала нужно адаптировать под особенности здоровья. Но сама учебная программа не должна быть легче, так как эти дети ничем не отличаются от обычных, просто у них не хватает физических возможностей», — отмечает Николай Шудейко. Он уверен: инклюзивное образование способствует тому, что молодежь становится умнее, а общество — более открытым.

Только в Минске работает пять школ с инклюзивными классами. В столичной школе № 12 даже создан музей паралимпийской славы. «Инклюзивное образование касается не только школ. В колледже радиоэлектроники есть кафедра для людей с инвалидностью, где преподавателем работает слепой человек. В Гродно на базе филиала Гродненского медицинского университета есть отделение, где люди с инвалидностью учатся на физиотерапевтов, специалистов по массажу», — рассказывает Николай Шудейко.

Белорусская делегация на Паралимпийских играх в Рио.

Многие параолимпийцы сильны не только на спортивных аренах, но и в учебных заведениях. Более 70 спортсменов имеют высшее образование. Серебряный призер Параолимпийских игр в Пхенчхане Дмитрий Лобан сразу после игр поступил в БГУФК. Елена Серкульская, выступавшая в танцах на колясках, работает на факультете оздоровительной физической культуры БГУФК.

Однако есть и проблемы с образованием в параолимпийском спорте. В белорусских учебных заведениях нет специальных программ, курсов для тренеров, которые будут работать с паралимпийцами. «Тренеры, приведшие спортсменов к званиям чемпионов, пришли к этому способам проб и ошибок. Они любят работу, ведь если душа не лежит — никакие университеты не помогут. Когда к нам пришла Настя Шляпцова, молодой тренер теннисистов на инвалидных колясках, я и подумать не мог, что ее это так заинтересует. А она с такой одержимостью взялась за работу! Игорь Фортунов, тренер по легкой атлетике, интересуется новинками, все отслеживает, кстати, в прошлом сам выступал. Работают с нашими спортсменами и тренеры, которые готовили здоровых спортсменов. По сути, физиология у всех одна — нужно только правильно распределять нагрузку, этот навык уже с опытом развивается. Сейчас мы разрабатываем программы подготовки по различным видам спорта, включаем туда и теоретический, и практический опыт, чтобы у тренеров было хоть какое пособие», — делится Николай Николаевич.

Основной принцип инклюзивного образования — обучение вместе — касается не только школы, но и спортивных секций. В большинстве здоровые спортсмены работают вместе со спортсменами с инвалидностью. Вместе с Министерством спорта и туризма Национальный паралимпийский комитет разработал нормативные документы, регламентирующие работу комбинированных, интегрированных групп. Специализированных спортивных секций для детей с инвалидностью в стране немного. И, как многое в параолимпийском движении, появились они благодаря энтузиазму. Родион Синицын на базе Бобруйского училища олимпийского резерва тренирует группу 14 пловцов. В могилевской СДЮШОР профсоюзов «Спартак» тренер Василий Гаврукович инициировал открытие лыжной секции для детей с нарушениями зрения. Параолимпийская чемпионка по легкой атлетике Анна Конюк на базе Гродненской СДЮШОР № 2 работает с группой молодых спортсменов. Всего три специализированные группы на всю страну. Но ведь важно не количество, а качество…

Под крышей дома своего

Важной вехой в развитии белорусского параолимпийского движения стало открытие в 2016 году Республиканского центра олимпийской подготовки по параолимпийским и дефолимпийским видам спорта. Это перевело подготовку спортсменов на профессиональные рельсы. Большинство тренеров перестали работать на общественных началах, а были оформлены как штатные специалисты-сейчас там работают 45 тренеров. Наличие РЦОП позволяет набирать специализированные группы, организовывать сборы для спортсменов. Это хорошо, но недостаточно. «У нас нет специализированного объекта для паралимпийцев. Но, учитывая наличие безбарьерной среды на спортивных аренах, он нам не слишком нужен. Нам необходимы гостиница или общежитие, чтобы спортсмены могли приезжать на сборы и вместе жить, тренироваться, соблюдать спортивный режим. Это нормальная практика подготовки к важным стартам», — делится Николай Шудейко. Пока мечты о собственной базе разбиваются о самую примитивную проблему — материальный вопрос, поэтому не будет лишней спонсорская помощь. Усложняют положение и человеческие ресурсы. Штат Национального Паралимпийского комитета не превышает пяти человек. Благодаря энтузиазму и преданности делу выполняется важная государственная задача — социализация, поддержка людей с инвалидностью. Как говорит Николай Николаевич, весь мир удивляется, как белорусам удается так работать и показывать высокие результаты. Но ведь паралимпийский спорт может все…

Встреча паралимпийцев со школьниками.

Новая жизнь — спортивная

Случается, что люди, которые никогда раньше не занимались спортом, после травмы и приобретения инвалидности начинают. Влад Гриб очень глубоко нырнул и сломал позвонки — приобрел инвалидность, и теперь показывает неплохие результаты на соревнованиях по метанию булавы. Юлия Нежура спортсменкой никогда не была, но попала в аварию и нашла себя в паралимпийском спорте. Похожая ситуации и у Ирины Барановской.

Большинство паралимпийцев уже имеют спортивный опыт. Игорь Бокий в 14 лет хотел поступать в училище олимпийского резерва. Но из-за проблем со зрением не прошел медицинскую комиссию. Однако это не помешало ему стать 11-кратным паралимпийским чемпионом по плаванию. Людмила Волчек, Николай Безъязычный, Наталья Шавель, Дмитрий Барташевич, Дмитрий Ходас — спортсмены, которые работали ради олимпийских наград, а завоевали Паралимпийские. Николай Шудейко уверен: спорт — лучший способ социальной адаптации для людей с инвалидностью.

Белорусы-олимпийцы на летних Олимпийских играх 2016 года завоевали девять медалей (одну золотую), параолимпийцы — десять (восемь золотых). С зимних Игр-2018 олимпийцы привезли три медали (две золотые), паралимпийцы — 12 (четыре золотые). «На Олимпийских играх представлено больше стран, чем на Паралимпийских, что может влиять на количество медалей. Но с каждым годом стран-участниц на Паралимпийских играх становится больше. И у нас наблюдается медальный спад. Поэтому сейчас мы проводим смену поколений, отбираем лучших спортсменов и в будущем вернемся к своим медальным показателям», — объясняет Николай Шудейко. На вопрос, сколько медалей планируется завоевать в Токио, Николай Николаевич дает универсальный, но философский ответ: не хуже, чем на предыдущей Паралимпиаде.

Валерия СТЕЦКО

Название в газете: Па­ра­а­лім­пій­скі спорт — больш, чым спорт

Выбор редакции

Общество

В Будславе из-за пожара обрушилась крыша одного из красивейших костелов страны

В Будславе из-за пожара обрушилась крыша одного из красивейших костелов страны

Величайшая святыня — икона Матери Божьей Будславской — перевезена в безопасное место.

Общество

Краски войны. Пять картин художников-очевидцев

Краски войны. Пять картин художников-очевидцев

Война — одна из тех тем, которые никого не оставляют равнодушными.

Спорт

Алексей Талай: Я себе поблажек не даю

Алексей Талай: Я себе поблажек не даю

Черный пояс по таэквондо и светлый путь по жизни пловца-паралимпийца.