Вы здесь

Чудо-горка или секреты старого предместья


Сегодня мало кто из жителей Минска знает про Троицкую гору — хотя именно такое название носило одно из древнейших крупных поселений Старого города. Современное Троицкое предместье — лишь небольшая его часть. Исторический центр хранит уйму секретов. Вместе с экскурсоводом Тимофеем Акудовичем разыскиваем дома, за которыми оживает богатая и непростая история...


Троицкое предместье — один из символов города.

Деревянный замок, расположенный в Древнем Минске, находился в низине, места вокруг него были болотистые, неудобные для заселения, поэтому с XII века люди начали перебираться на другой берег и активно заселять гору, которую прозвали Троицкой — скорее всего, из-за храма, который на ней располагался (он стоял на месте Большого театра оперы и балета). В документах XV–XVІ века Троицкая гора несколько лет упоминается как «старое место», что свидетельствует: именно эта обитель была одной из самых важных в истории города. Но почему-то гора так и не стала центром города, ратуша и важнейшие храмы были построены на Верхнем рынке, хотя богатое и зажиточное предместье также продолжало развиваться. На самом верху гудели базары, от торговой площади вниз разбегались улицы с храмами, деревянными и кирпичными домиками.

История визитки

Троицкая набережная в советское время называлась Коммунальной. Во времена Российской империи и даже после войны здесь находилась застроенная рядом домов улица. Здания были не такие уж и древние — дело в том, что в 1809 году сильный пожар уничтожил все деревянные постройки. Примерно с тех пор была проведена трассировка улиц. И местность «обзавелась» классическими домиками времен Российской империи. Но после реконструкции, которая была здесь в 1980-х годах, Троицкое предместье меняет свой облик — и оно уже не похоже на тот довоенный губернский город. Если вы прогуляетесь по этому уголку Минска, наверняка, сможете определить, какие здания остались в старом виде, а где сильно поработали реставраторы.

Так, отдельные старые здания здесь сохранились, в том числе дом Вигдорчика на углу бывшей Александровской (ныне улица Максима Богдановича), где в конце ХІХ века поселился Доминик Луцевич, отец Янки Купалы. Он пытался зарабатывать, работая извозчиком, а будущий поэт в это время посещал занятия, где малышей готовили к поступлению в школу.

Старожилы еще могут упомянуть, где стояло здание бани, в котором в годы войны располагалась подпольная типография и создавались манифесты, что впоследствии разбрасывались по городу. Вывеска на бане о том, что здесь действовала подпольная группа, не спасла здание от сноса.

В 70-х годах, когда активно обсуждалась идея о необходимости создания в городе исторического уголка, она прекрасно «ложилась» на дома вдоль Свислочи. Здесь сохранился ряд каменных домов ХІХ века, правда, были они в ужасном состоянии и соседствовали с послевоенными лачугами без удобств. И это в центре города! Оставить все как есть не удавалось — в 80-х годах было не слишком много поклонников старины. Старые здания жителям не предоставлялись привлекательными. Поэтому реставраторы и попытались провести эстетизацию на новом уровне. Дома достроили в высоту, раскрасили разными цветами (будто в Средневековой Европе, где не было номеров, а почтальоны отличали дома по цветам), добавили мансарды, которых раньше не было. Троицкое предместье стало напоминать уютный яркий городок. Постепенно к нему привыкли. Предместье становится брендом для туристов и излюбленным местом отдыха горожан. Активно продаются открытки с его изображениями. В кафе здесь подают вкусный кофе...

Вот только в наше время с застройкой Зыбицкой и восстановлением храмов на Верхнем городе Троицкое предместье стало пустеть, и уже стоит задуматься, что можно было бы сделать, чтобы сюда привлекать больше гостей. Одной из таких точек притяжения, по мнению Тимофея Акудовича, мог бы стать музей еврейской культуры, который следовало бы разместить в здании Дома природы. А все потому, что это бывшая синагога ХІХ века. Кстати, одно из немногих зданий, которое почти полностью сохранилось без вмешательства реставраторов. Вообще в Минске было более 90 синагог, и много чего можно рассказать об отличительной жизни, культуре и истории минских евреев.

Называлась та синагога Китаевская, есть разные версии насчет происхождения названия, и одна из них связана С... одеждой. «Китайками» в XIX веке называли привезенный с Востока шелк. Здесь была синагога хасидов — направления иудаизма, возникшего на территории Речи Посполитой, и одна из особенностей которого — в эмоциональном обращении к Богу через пение, танцы. У хасидов была любовь к яркой одежде из тех самых «китаек»...

Рядом с домом природы находится один из наиболее загадочных памятников, который экскурсоводы иногда называют символом Троицкого предместья, и каждый по-разному объясняет все детали композиции. На памятнике-девушка с совой, внизу-цветок папоротника и ящерица: вот и решай, что потереть, чтобы обрести себе каких-то благ: мудрости, счастья, любви.

Память элитного дома
Троицкое предместье — в том числе и место, где нужно рассказывать о трагедиях, которые происходили в разные времена. Об одной из них — погибших в Афганистане солдат — напоминает Остров слез. А совсем рядом, через дорогу, по адресу Максима Богдановича, 23, сохранилось здание третьего Дома Советов (первый находился справа от Красного костела, второй — на пересечении улицы Карла Маркса с улицей Ленина). После революции на советской территории большевики забирали богатые гостиницы и переименовывали их в Дома Советов, ведь несолидно же советским чиновникам жить в отеле. А с 20-х годов для представителей новой власти начали возводить новые дома — естественно, повышенной комфортности.

Третий Дом Советов в Минске построили в 1936 году. Стеклянные лестничные клетки, серый бетон, характерные формы напоминают о конструктивизме. Квартиры здесь были с большими потолками и ваннами, утопленными в пол, как бассейн. Отдельный подъезд был с маленькими квартирками — для прислуги. Здесь жило много офицеров, министр культуры. И неудивительно, что в 1937 году сюда часто заезжали «черные воронки». А после жильцов Дома Советов настигла еще одна трагедия. В 1941 году во время первой же бомбежки, в бомбоубежище, которое и до сегодняшнего дня находится под зданием, погибло около ста человек — жен и детей офицеров, живших по этому адресу. Сохранились даже снимки с немецких самолетов, где они бомбят Троицкую гору и одна из бомб попадает в Дом Советов. Минчане долго вспоминали об этой одной из самых первых крупных военных трагедий. Здание после войны восстановили. Но вывесок об одних из самых первых жертв Великой Отечественной войны на здании нет, хотя следовало бы их здесь сделать.

Напротив Дома Советов сохранились старые здания аптеки и дом Пинсуховича, где в ХІХ веке жили офицеры Серпуховского пехотного полка.

Короткая улица

Суворовское училище.

От Троицкого предместья двигаемся на одну из самых коротких улиц столицы, названную в честь известного послевоенного архитектора Минска Заборского. Здесь находится один из объектов, над которым он работал, — Суворовское училище.

В 1809 году, когда пожар истреблял Троицкое предместье, включая сгорел и самый старый костел города. На тот момент епископом минским был Якуб Додерка, который решил не восстанавливать храм, а построить новый, причем чтобы это был целый комплекс, с костелом и госпиталем. Но начинается война 1812 года, епископ принимает сторону Наполеона Бонапарта, даже возглавляет партию сторонников французского императора. Как позже оказалось, он не на того поставил, возвращаются русские войска, и через некоторое время Додерка уезжает из Беларуси. Стройка костела не была закончена. В 1830-х годах на это место обращают внимание православные, чтобы позже построить здесь Минскую духовную академию... После Второй мировой войны от храма остались руины. Заборскому заказали сделать вместо них здание для обучения суворовцев, да и по-богатому. Вот только после смерти Сталина начинается борьба с излишествами. От наказания архитектора спасает маршал победы Тимошенко, который в это время жил в Минске...

Но давайте сводим во внутренний дворик и найдем место, где родился Максим Богданович. В 80-х годах Адаму Богдановичу доверили дело по созданию первого в Минске прогимназии — учебного заведения, где дети могли бы получать надлежащие знания для того, чтобы впоследствии продолжить учебу в гимназиях. Утром Адам занимался с детьми, а вечером сидел на встречах подпольной партийной организации. Такая насыщенная жизнь подрывает здоровье Адама, и он вместе с семьей уезжает из столицы.

Когда в 80-х годах восстанавливалось Троицкое предместье, планировалось восстановить дом, в котором жила семья Богдановичей, но когда средства на стройку Троицкого были урезаны, о мечте о восстановлении здания пришлось забыть. Вторая надежда на возвращение здания была связана со стройкой так называемого «Дома Чижа» — мол, если возводится такое масштабное, но нелепое для местности здание, стоило бы в качестве компенсации восстановить дом, где родился белорусский классик. Дома так и нет, но возник памятник — свидетельство тому, что он здесь стоял. На ржавой стене (модная, как в Европе сейчас, «фишечка») помещены строки из произведений Максима Богдановича. А сама площадка вокруг него могла бы стать неплохим местом, где жители города могли бы встречаться и читать стихи классика...

В поисках Белой церкви

Театр оперы и балета. Фото Анатолия Клещука.

Действительно грандиозное было строительство Театра оперы и балета. Он и сегодня нам кажется большим (попробуйте узнать, сколько на самом деле этажей в этом здании, а несколько из них — под землей). Но первоначальный проект был еще более амбициозен. Сначала планировалось, что основной зрительный зал будет рассчитан на пять тысяч человек (после сокращения проекта обошлись цифрой в 1,5 тысячи мест). Ходила байка, будто сам Сталин говорил, что не надо создавать в Минске настолько крупный театр, что он будет больше тех, что есть в Москве и Питере.

Спускаемся с Троицкой горы и ищем следы бывшей Белой Церкви. Раньше здесь даже была улица Белоцерковная. Она шла от театра оперы и балета к месту, где сегодня Обелиск Победы. Сегодня от нее ничего не осталось. Да и бывший храм с богатой историей (он связан с митрополитом Михаилом рогозом, который подписал Брестскую унию. Здесь было и женское духовное училище, а в довоенное время — медицинский факультет БГУ который, в годы Великой Отечественной войны был сильно поврежден. После войны на старые стены «насадили» новые, и получилось другое здание, которое мы сегодня знаем как Министерство обороны. Говорили, что архитектор, который трудился над этим проектом, очень возмущался, когда в парке подросли деревья, и требовал их спилить, потому что они закрывают всю красоту...

Сегодня трудно поверить, что ранее Троицкая гора была плотно обклеена домиками. В годы войны все было выжжено. Но решено было на этих землях не начинать строек, точнее, пустить их под парки. Когда иностранные гости гуляют по столице, их впечатляет, что центр города, казалось бы, самая ценная с экономической точки зрения Земля, не застроена. Иногда, когда горожане дискутируют, какой же главный объект Минска, упоминают здания и памятники, но забывают о парковой структуре, обрамляющей Свислочь и огромную Вилейско-Минскую водную систему, хотя эта грандиозная «зеленая» планировка города достойна того, чтобы подаваться на включение в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Это наша «изюминка». В послевоенной Европе разве вы еще найдете такой пример, чтобы все побережье Центральной городской реки с обеих сторон было обсажено парками?..

Елена ДЕДЮЛЯ

Выбор редакции

Общество

В Будславе из-за пожара обрушилась крыша одного из красивейших костелов страны

В Будславе из-за пожара обрушилась крыша одного из красивейших костелов страны

Величайшая святыня — икона Матери Божьей Будславской — перевезена в безопасное место.

Общество

Краски войны. Пять картин художников-очевидцев

Краски войны. Пять картин художников-очевидцев

Война — одна из тех тем, которые никого не оставляют равнодушными.

Спорт

Алексей Талай: Я себе поблажек не даю

Алексей Талай: Я себе поблажек не даю

Черный пояс по таэквондо и светлый путь по жизни пловца-паралимпийца.