Вы здесь

Микола Метлицкий: Я выбрал Пушкина…


Что такое художественный период?.. Наверное, ответов на этот вопрос может быть великое множество. И в каждом — своя правда, разные, иногда противоречивые, характеристики явления… Но то, что в современном мире без него не обойтись — пожалуй, главная истина. Перевод, в этом убеждены все — литературоведы и культурологи, философы и социологи — это попытка доказать, что люди, живущие в разных странах, говорящие на разных языках, воспитанные в разных культурных традициях, способны найти общий язык и существовать мирно, в единстве и гармонии. Выходит, что художественный перевод — самое мирное «сражение», а переводчики — солдаты дружбы и согласия… Наш разговор с лауреатом Государственной премии Республики Беларусь, лауреатом Специальной премии Президента Республики Беларусь в области культуры и искусства (отмечен за антологию переводов китайской поэзии на белорусский «Под крыльями Дракона: Сто поэтов Китая»!) Миколой МЕТЛИЦКИМ — о его работе над переводами русской поэзии и поэзии народов России.


— Микола Михайлович, вы много работаете в области художественного перевода. В поле вашего творческого зрения и русская поэзия. С чего, с каких авторов начинали?

— Конечно же, с бессмертного Пушкина. Ещё в годы учёбы на филологическом факультете Белорусского государственного университета в творческом объединении «Взлёт», которым руководил незабываемый профессор Олег Антонович Лойко, нам, студентам, тогда начинающим поэтам, было предложено попробовать свои силы и приобрести профессиональные навыки в художественном переводе. Здесь и постигали мы азы мастерства. Я выбрал Пушкина, его полемическое стихотворение «Клеветникам России». (Позднее, уже как составитель тома «Избранных произведений» Пушкина на белорусском языке, изданного к 200-летию поэта, осмелился включить в него, безусловно, в доработанном виде этот и некоторые другие свои переводы).

Ещё в юности в моей творческой судьбе произошло знакомство с великим аварским поэтом Расулом Гамзатовым. Я побывал в его Махачкале и, полюбив Дагестан, не мог не перевести на родной язык его замечательные стихи. Они и появились первыми из моих переводческих опытов в нашем еженедельнике «Літаратура і мастацтва». Любовь к великой русской и российской поэзии с годами только крепла в моём сердце. Я как переводчик обращался к творчеству очень многих поэтов, среди них А. Фет, А. Майков, А. Кольцов, А. Твардовский, а также другие яркие представители народов и народностей Великой России — Кайсын Кулиев (Кабардино-Балкария), Заки Нури, Роберт Миннуллин (Татарстан), Вячеслав Ар-Серги (Удмуртия), Миши Сеспель, Валерий Тургай, Юрий Семендер (Чувашия), в том числе многие-многие современные поэты — их уже у меня целое созвездие. В поэтическом голосе России — великая духовная мощь. И я счастлив, что могу с ней соприкоснуться, понимая язык. Ведь поэтов других народов я чаще всего перевожу по подстрочникам. А то иногда и через русский перевод.

— На белорусский язык переведены почти все классики русской поэзии. Разумеется, больше других повезло Александру Сергеевичу Пушкину. Даже «Евгения Онегина» два или точнее — три перевода существует: Аркадия Кулешова, Алеся Дударя, Валентины Аколовой…

Как вы считаете, есть ли необходимость ещё возвращаться к переводу произведений Пушкина или других классиков русской поэзии на белорусский язык?

— Хочу сразу отметить, что в ХХ столетии ряд классиков русской литературы, включая поэзию, значительно пополнился. А переводов на белорусский язык с этого пополнения всё меньше и меньше. Да и произведения здравствующих современников не так часто появляются на страницах наших литературно-художественных изданий. «Сябрына», круг друзей должны быть шире. «Созвучие» тоже должно быть более резонансным. У нас в Беларуси немало подвижников в этом деле.

— Микола Михайлович, широкому читателю надо, наверное, пояснить, что речь — об интернет-портале «Созвучие: литература и публицистика стран Содружества», который «наполняет» в Беларуси редакция газеты «Звязда» и коллеги из Издательского дома «Звязда»….

— Мне кажется, что «Созвучию…» не хватает хороших, дружеских творческих отношений и с литераторами регионов России… Лично я всегда с теми, кто стремится сделать шире духовное пространство родного отечества за счёт переводов мировой поэзии.

Скажу из собственного опыта, что как переводчик я душой и сердцем побывал на разных географических широтах и в разные времена, много чего услышал и увидел, и хотел бы, чтобы это, воссозданное строкой перевода, увидели и услышали мои соотечественники. Ведь и их душа прочувствует те же краски, переживёт схожие чувства. А это поможет нам понимать лучше друг друга в современном сложном мире. Считаю, что надо переводить и классиков, и современников. У каждого нового творческого поколения будет своё жизненно необходимое обращение к Пушкину. Это как выйти весной на солнце, погреться… А ещё и найти в его лучах что-то родное, белорусское. Ведь только когда я прочитал кулешовский перевод «Евгения Онегина» на белорусском, смог прочувствовать всю глубину этого гениального романа в стихах. Такое чудо может сотворить для каждого только родной язык — конечно же, когда перевод на нём сделан достойно оригинала.

— Интересна ли вам как переводчику именно современная русская поэзия? На кого из авторов обращаете наиболее пристальное внимание?

— Я успел ещё постичь душой советское время, когда на просторах нашего общего отечества происходило много разных литературных мероприятий союзного значения — побывал на поэтических фестивалях, Днях литературы, творческих встречах и в Кызыле, и во Владивостоке, и в Санкт-Петербурге (Ленинграде), и в Москве… (Это только то, что касается России). Поэтому знаю многих творческих современников лично. Так, в Кызыле в Тыве познакомился со Станиславом Куняевым, обратил серьёзное внимание на его творчество; во Владивостоке — с Валентином Сорокиным, был в его творческом семинаре, услышал советы настоящего мастера слова; с ленинградцами Анатолием Коршуновым и уже покойным Сергеем Макаровым вместе ходили долго по историческим местам города; в Москве, бывая не раз, также много с кем познакомился… А ведь и в родной Беларуси видел многих из великих живьём — и Константина Симонова, и Андрея Вознесенского, и Евгения Евтушенко… Поэтому могу сказать определённо: у меня к русской поэзии постоянный дружеский интерес. Я переводил и буду переводить тех, чьи стихи близки моему сердцу. Назову, к примеру, Юрия Кузнецова, Ивана Голубничева, Юрия Шестакова, Екатерину Полянскую…

— Вы перевели огромное количество стихотворений русских поэтов Беларуси… Что подтолкнуло к этой работе? Насколько такие переводы, на ваш взгляд, востребованы белорусскими читателями?

— Это получилось как-то само собой. Мы на одной земле живём, одним воздухом дышим. На творческих встречах слышим друг друга. И вот, будучи некогда главным редактором журнала «Полымя», и задумал «обелорусить» наших русскоязычных поэтов. Что греха таить, часто на тех же творческих семинарах в далёких краях видел своими глазами, как некоторые русские писатели морщились, слушая «как бы» русскую поэзию белорусов. Я не такой уж великий знаток, чтобы глубоко понимать, чего же не доставало их уху и сердцу… Но знаю достоверно, только на родном языке может с полнотой чувств и мыслей выразить себя настоящий творец… Да, теперь уже и наши белорусские русскоязычные значительно окрепли в слове — да и корни многих в России. И те, кого я перевёл, мне очень близки и дороги — их стихи звучат в моей душе «гэтак», мне очень хотелось, чтобы они их услышали, как песню в моём исполнении. Может, это им ещё больше придаст творческих сил… А делал это всё с той же целью, чтобы мы слышали лучше друг друга. Как-то замечательный поэт Анатолий Аврутин, прочтя переводы его стихов, мне сказал, что впервые поверил в художественные возможности белорусского языка… Теперь часто вижу в нашей периодике переводы русскоязычных белорусских поэтов и других коллег. А те охотно переводят и нас. Нам уникальную возможность дают два государственных языка. В недалёком будущем, возможно, поэты Беларуси будут переводить друг друга на разные языки народов мира. У нас уже многие иностранные языки молодёжь знает куда лучше, чем родной.

— Переводя поэзию народов России, на какие национальные литературы все-таки больше обращаете внимание?

— Это куда ветер подует!.. Велика Матушка-Россия. Если в шутку, то можно и так сказать: чаще всего выходит — с кем встретился, с тем и выпил. Вот на Международном литературном симпозиуме «Писатель и время» во время работы Минской книжной международной выставки в феврале 2020 года познакомился с народным поэтом Чувашии Валерием Тургаем, чей сборник для серии «Сябрына» перед тем перевёл, и услышала душа душу: он меня воодушевил на перевод стихов чувашского трагически известного юного классика Миши Сеспеля (Михаила Кузьмина). Этот юный Сеспель (Подснежник) так во мне тронул все поэтические струны, что я сразу взялся перевести его стихи. Книга вышла в Минске в серии «Сябрына: поэзия народов России». Сколько в мировой поэзии таких юных Данко, кто своё сердце сжёг как факел! Вижу в этом бессмертном строю и белорусского поэта Максима Богдановича, и китайского поэта Инь Фу…

Мне хочется очень многих перевести на родной язык. Уже добрался до Марий Эл — перевёл стихи народного поэта Геннадия Ояра и Светланы Григорьевой-Сото, до Удмуртии — стихи народного писателя Вячеслава Ар-Серги и Сергея Матвеева, до Дагестана — стихи ногайского поэта Анварбека Култаева, до Калмыкии — стихи Джангара Насунова и даже до Горной Шории — стихи Любови Арбачаковой, а также в некоторые другие края необьятной России…

— Татарстан, татарская поэзия… Заки Нури, Роберт Миннуллин… Как сложилось так, что особенные ваши приоритеты проявились в отношении татарских художественных миров?

— Ещё с юности помню приезд в Беларусь татарского поэта Заки Нури, который партизанил в белорусских лесах в годы Великой Отечественной войны. Была волнующая встреча в нашем творческом союзе, еще в том доме, где мужественные патриотки отправили в мир иной фашистского гауляйтера Кубе… И я уже через годы перевёл стихи Заки Нури для «Полымя». Как и в сердца моих ровесников, Татарстан пришёл ко мне мужественными стихами «Маобитской тетради» Мусы Джалиля. Я читал их как на русском, так и в замечательном переводе Алексея Пысина и Степана Гаврусева на родном языке. С большой творческой симпатией перевёл стихи недавно ушедшего из жизни народного поэта Татарстана Роберта Миннуллина. Целую белорусскую его книгу сделал. Для той же серии «Сябрына: поэзия народов России». Очень жалею, что не пришлось с ним повидаться, он бывал раньше в Минске… Отозвалось сердце на эту потерю строками памяти…

— Чего, на ваш взгляд, не хватает современным книгоиздателям по отношению к переводным проектам?

— В нашем главном белорусском государственном литературно-художественном издательстве «Мастацкая літаратура» я проработал почти двадцать лет и помню прекрасно те хорошие времена, когда переводная литература занимала достойное место в планах. Произведения ярких представителей литератур народов СССР и зарубежья выходили своевременно и на белорусском языке и на русском, было несколько популярных серий и альманахов. Даже были две отдельные редакции — «Редакция литератур народов СССР» и «Редакция литератур народов мира».

Существовала настоящая практика художественного перевода, был большой интерес к книжным новинкам, читательский спрос. Издательство зарабатывало немалые деньги на издании и классической, и современной мировой литературы. Много шло с прибыли в госбюджет, но и достаточно оставалось на нужды национальной литературы — её незначительные убытки с лихвой покрывала сверхприбыль. Теперь из-под ног издательства ушла экономическая основа. Вся коммерчески выгодная литература ушла в руки окололитературных деляг, насоздававших разных больших и малых издательств. Да и то уже рынок ею, «скороспелой» литературой, перенасыщен. Переводные проекты, может быть, чаще других, должны финансироваться государством. Переводные книги — мосты взаимопонимания, часть культурной политики уважающей национальные и мировые ценности страны. А Беларусь к таким и относится — нас связывает с народами мира мирный посыл. На нашей земле в годы прошлой войны вызрел истинный интернационализм, нас многие слышат, и мы хотим слышать других.

А переводы художественной литературы и усиливают эти встречные голоса. В настоящее время нарастает новая переводческая волна, много тех, кто знает в совершенстве тот или иной иностранный язык, умеет и на своём родном воспроизвести текст с художественным достоинством. Это надо приветствовать и всячески поддерживать на самом высоком уровне и самыми разными способами.

— Следите ли за альманахом «Далягляды» в новом, возрождающемся, формате?

— Да, слежу. Вышли уже три выпуска. Для меня это — ласточки из весны моей издательской молодости. Тогда мастер перевода Василь Сёмуха предлагал и мне поэзию для перевода. Я был старательным учеником этого великого художника слова. В редакции всегда было оживлённо, хлопотно. Сколько новых литературных открытий, имён! Волна подымалась ввысь, нарастала. И вот было упала, откатилась. Мы очутились на мелководье.

Мне кажется, что снова начинается время прилива. Есть достойные произведения в мировой литературе и есть свежие, профессионально подготовленные переводческие силы. И моё поколение, и те, кто моложе, и те, кто только-только решил взяться за переводческое нелёгкое дело, — все мы вместе сможем возродить угасавшую творческую традицию. Я и сам уже отдал новые переводы в будущий выпуск «Даляглядаў» («Горизонтов»), да и в предыдущих печатался — переводы стихов того же Заки Нури. Я говорю «Даляглядам»: доброго пути к сердцам читателей, расширяйте свои горизонты!

— Нужен ли Беларуси журнал художественного перевода?

— Да! Очень нужен. Молодая редакция этого журнала, набравшись со временем творческого опыта, могла бы стать достойной школой переводческого мастерства, а отбор и публикация самых значительных мировых достижений во всех литературных жанрах — духовным ориентиром в развитии отечественной литературы.

Беседовал Кирилл ЛАДУТЬКО

Выбор редакции

Экономика

Более половины автомобильного рынка планеты станет электрическим уже через пять лет

Более половины автомобильного рынка планеты станет электрическим уже через пять лет

А наша страна рассчитывает, что через четыре года каждая 20 машина будет электрокаром.

Финансы

Как обезопасить себя от кражи денег с карточки?

Как обезопасить себя от кражи денег с карточки?

В I квартале 2021 года было зарегистрировано свыше 800 краж денег через интернет, это в 4,5 раза больше, чем за такой же период год назад.

Общество

Как раньше отмечали Радуницу?

Как раньше отмечали Радуницу?

На вопрос читателя отвечают Янка Крук и Оксана Котович.

Общество

В Будславе из-за пожара обрушилась крыша одного из красивейших костелов страны

В Будславе из-за пожара обрушилась крыша одного из красивейших костелов страны

Величайшая святыня — икона Матери Божьей Будславской — перевезена в безопасное место.