Вы здесь

Солистка белорусской оперы Инна Русиновская: Хорошо, когда из дружбы рождается любовь


Солистка Большого театра Беларуси Инна Русиновская и ее муж Михаил — артист хора этого же театра — в прошлом году отметили фарфоровую свадьбу. Их поздравляли друзья юности, которые в свое время говорили: «Присмотритесь, вы подходите друг другу». И не ошиблись.


— С будущим мужем я познакомилась в студенческой компании. Мы часто собирались, устраивали посиделки, — рассказывает Инна. — Мы все дружили, и я как-то никого из ребят не примеряла на роль своего мужа. А вот друзья советовали нам обратить более пристальное внимание друг на друга. В какой-то момент так и произошло. Однажды в компании меня увидела Мишина мама и сказала: «Хорошая девочка». А потом и его папа заявил: «Такую бы жену для нашего Миши!» Несмотря на подсказки, все же мы сами выбрали друг друга.

— Период ухаживаний сколько длился?

И. Р.: — А его как бы и не было. Мы находились в одной студенческой компании, все уже знали друг о друге. Мне кажется, это очень хорошо, когда из дружбы рождается любовь. Дружба всегда искренняя, а вот влюбленные стараются демонстрировать лучшую версию себя. Это естественно, что хочется понравиться, образно говоря, с гарантией, но жить же потом не с идеальным человеком, а с обычным. Так что мы дружили, а потом в один прекрасный день Миша сделал мне предложение.

— То есть семью вы создали в студенческие годы. А как свадьбу справляли?

М. Р.: — Не совсем так, я уже работал. В нашей семье принято, что такое важное событие отмечается в кругу родных и друзей. Конечно, родители нам тоже помогали, за что мы им благодарны.

И. Р.: — Так получилось, что гостей пришло даже больше, чем мы ожидали. И пока для них ставили дополнительный стол (благо, угощений было приготовлено с большим запасом), мы с Мишей пели. Наверное, ни у кого не было такой свадьбы, чтобы на «разогреве» у приглашенного ансамбля выступали сами молодожены. А когда инициативу взяли наши друзья, многие из которых теперь уже известные музыканты, стали петь и играть, то организовался целый хор из прекрасных голосов, выступали вместе и отдельно, пели и арии, и народные песни. В общем, праздник удался, а его музыкальная часть была просто уникальна.

— Споров о переходе на фамилию мужа у вас не было?

М. Р.: — Абсолютно, Инне нравилась моя фамилия. А если серьезно, то мы считаем, что в семье должна быть одна фамилия на всех.

— Инна, известны случаи, когда после родов у певиц появляются проблемы с голосом. Вы не боялись рожать ребенка, будучи студенткой?

И. Р.: — С рождением Тонечки подгадали так, чтобы, как я шучу, получить распределение в роддом. Нет, страха потерять голос не было, наверное, я и не знала об этой страшилке. Но мне говорили, что кормление грудью несовместимо с профессиональным пением. Поэтому Тоню я кормила только год. Вообще, могу сказать, что обе беременности для меня прошли спокойно, особенно второй триместр — это просто время фантастического душевного и даже физического подъема. Кстати, и кормление грудью не противопоказано певицам — так получилось, что со второго декрета меня срочно пригласили спеть спектакль, и я поняла, что все прошло хорошо. Никто не пострадал: ни ребенок, ни публика, ни мать.

— Инна, в вашем репертуаре много спектаклей для детей. Так сложилось или это ваш выбор?

И. Р.: — Это выбор постановщиков, за который я им благодарна. Люблю все свои роли, но работа в детских спектаклях — это нечто особенное. Правильно даже сказать — в семейных спектаклях, ведь детей приводят родители. Так приятно смотреть на нарядных деток, которым все интересно, какие просто волшебные в своей искренности.

— Судя по фотографиям, у ваших дочерей большая разница в возрасте...

И. Р.: — Тоня в свое время просила братика или сестренку, но у нас как-то не складывалось... Потом она перестала говорить об этом, видимо, отчаялась. Мы сразу мечтали, что у нас будет двое детей. Очень постараться и родить второго ребенка меня уговорил Миша.

М. Р.: — Мне очень хотелось, чтобы у Тони был родной братик или сестренка. Тем более что я и Инна, как сейчас говорят, — из многодетных семей: у нас на двоих четыре брата! И еще мне было интересно повторить опыт отцовства в более старшем возрасте. Сейчас могу сказать, что это совсем другие эмоции, чем когда ты еще молодой человек.

Когда родилась Тоня, я совмещал работу и учебу в консерватории, была очень большая нагрузка, поэтому много хлопот о старшей дочке досталось Инне. К моменту рождения Алисы у меня появилось больше времени на семью.

— Алиса выросла папиной дочкой?

М. Р.: — Да, она любит подойти ко мне, обнять и сказать: «Ты — лучший в мире папочка», а потом бежит к Инне, тоже обнимает и говорит: «Я тебя люблю, мамочка». И это — одни из самых счастливых моментов в жизни.

— Как складываются отношения у дочерей?

И. Р.: — Очень хорошо, они дружат, и разница в возрасте в десять лет не помеха. А мы одинаково сильно любим каждую из них. Мы старались, чтобы с появлением Алисы девочки были вместе. Нам хотелось, чтобы у Тони ни на минуту не возникло чувство, будто она уходит на второй план. Мы предложили старшей дочери выбрать имя для сестры. Помню, Алисе было годика три, я пришла с работы, девочки бегут меня встречать. Удобнее было бы обнять сначала Алису, потом Тоню, но я обняла их сразу обеих. И так во всем.

Мы все рады, что у нас появилась Алиса — это такое сосредоточение энергии, вокруг которого все закрутилось. В ней столько активности, выдумки! Миша — заботливый и внимательный муж и отец, но как-то он игнорировал 8 Марта и 14 февраля. Мы с Тоней достаточно спокойно к этому относились. А вот Алиса в свои семь лет потребовала сначала отметить день 14 февраля. Говорит: «Пойдем в кафе!». Тоня приехала с Алисой в театр, У меня закончилась репетиция, мы готовы идти. А у Миши еще идет спектакль. Алиска говорит: «Ждем папу, я хочу, чтобы мы все сидели за столом, ели вкусное, а у вас была любовь». Перед 8 Марта она спрашивает у Миши: «Папа, ты готовишься к празднику?»

М. Р.: — Конечно, нужно постараться создать атмосферу праздника, ведь семейное благополучие и счастье — это большая ежедневная работа, опыт всех предыдущих лет, ошибок, совместных поисков и решений.

— Тоня уже взрослая девочка, учится в выпускном классе гимназии-колледжа искусств. Родители иногда сетуют, что трудно находить общий язык с детьми в таком возрасте.

И. Р.: — Мне кажется, его невозможно потерять, если так было с самого начала. Мы со своими дочерьми щебетали даже тогда, когда они еще только «агукали». Девочки сразу привыкали к голосам родителей. Мы всегда с ними общались, всячески давали понять, что они — важные и значимые для нас люди. Конечно, у каждого из нас свой график, иногда очень насыщенный, но есть незыблемое правило: хотя бы один раз в день всем собраться за столом. Не только поесть, но и пообщаться. У нас нет на кухне телевизора: нам не нужен пятый собеседник, также запрет на гаджеты.

Мы рады, что наши дети любят читать. Мы не приучали их к чтению специально, а читали им с детства, часто ходили в библиотеку, делились мыслями о прочитанном. Сейчас мы много читаем уже Алисе, а Тоня может мне посоветовать, на какую книгу стоит обратить внимание.

Иногда сетуют и на то, что «молодые — не такие». Да, они не такие, они другие. В чем-то — милые наивные дети, в чем-то — гораздо более взрослые и более образованные, чем мы в их возрасте. Мне очень интересно разговаривать с Тоней, и я рада, что она своим мыслями, идеями делится со мной и мужем.

— Скажите, знакомо ли вам чувство творческой ревности?

М. Р.: — в семье мы поддерживаем друг друга, сопереживаем и радуемся любым успехам. Как говорят наши родственники, мы — творческие люди. За 20 лет в хоре Большого театра научился не соперничать или конкурировать, а радоваться за коллег и их достижения. У Инны хорошо складывается карьера, я тоже счастлив, что пою в нашем хоре — это коллектив высочайшего профессионального уровня!

И. Р.: — Ревность, зависть — это вообще не про нас. В семье такие чувства недопустимы, они просто разрушают. У нас очень сильная, с профессиональной точки зрения, оперная труппа и просто по-человечески хорошие отношения между коллегами. Поэтому есть куда развиваться, на кого равняться и не бояться острых локтей.

В театре много семейных пар, и со многими мы дружим. Наши дети растут за кулисами, они также сплачивают семьи коллег. Говорят, сейчас модно встречаться с друзьями в кафе — это тоже хороший вариант. Но нам нравится бывать дома друг у друга — так как-то теплее и свободнее.

— А кто у вас «главный бухгалтер»?

И. Р.: — Нет у нас главного. Мы знаем, кто сколько заработал, вместе обсуждаем, как рационально распорядиться деньгами.

— Как вы любите отдыхать?

И. Р.: — У нас есть обязательное правило: во время отпуска посещать родителей. Едем к моему папе на Брестчину — там собирается вся родня, очень душевно общаемся. Каждые каникулы я проводила на родине мамы в Пружанах, у своей бабушки. Этот город для меня очень много значит. Наша детская компания сохранилась до сих пор. Дружбе не мешает то, что сейчас у нас разный статус, достаток, — мы с удовольствием возвращаемся в детство. Так же гостим в Гродно у родителей Миши.

Любим путешествовать! Убеждена, что начинать надо с Беларуси. У нас столько всего интересного! Все знают Мир и Несвиж, а я предлагаю всем посмотреть волшебный дворец в Пружанах! Если знаешь свое, можно ехать дальше. Радуюсь гастролям и в Лондон, и в Вилейку — просто люблю дорогу.

М. Р.: — Добавлю, что мы отдаем предпочтение отдыху познавательному. Для нас важный момент: в отпуск — всей семьей. Вот этого «отдохнуть от детей» мы не понимаем. И самое важное — настроение, способность видеть то прекрасное, что есть вокруг нас. Тогда и прогулка в городском парке, пикник на берегу Минского моря создают позитивный настрой.

Оксана ЯНОВСКАЯ

Фото из архива семьи Русиновских

Выбор редакции

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на среду (обновляется)

Кризис на границе. Вся оперативная информация на среду (обновляется)

Оперативная информация с белорусско-польской границы.

Культура

Почему на западе Беларуси «проклятые солдаты» и сегодня вспоминаются с ужасом?

Почему на западе Беларуси «проклятые солдаты» и сегодня вспоминаются с ужасом?

Тема антисоветского подполья во время ВОВ — сложная тема в истории.

Общество

Новый коронавирус. Что известно о штамме «Омикрон»

Новый коронавирус. Что известно о штамме «Омикрон»

Его нашли в странах Южной Африки, в частности, в ЮАР и Ботсване.