Вы здесь

В тылу врага. К годовщине выхода первого подпольного номера «Звязды»


Это был беспрецедентный случай в истории белорусской печати! В оккупированном Минске, под самым носом у врага, журналисты-подпольщики собрали необходимый для выхода газеты реквизит и выпустили полноценный номер. Тираж (2,5 тысячи экземпляров!) разлетелся мгновенно: подпольную «Звязду» передавали из рук в руки, зачитывали до дыр, хранили как самую дорогую реликвию. Выход газеты свидетельствовал: идет серьезная подпольная борьба с врагом, в которую от мала до велика включился белорусский народ.


Надежда ОМЕЛЬЯНЮК вместе с мужем возле памятника журналистам-подпольщикам. Здесь, возле Красного костела, погиб ее легендарный дядя.

Выдала родная тетя 

Сегодня сложно представить, что материалы первого подпольного номера тайно набирались в немецкой типографии — в нынешнем Доме печати. Накануне первый редактор подпольной «Звязды» Владимир Омельянюк установил связь с рабочими типографии — отцом и сыном Вороновыми, которые вместе с другими сотрудниками — Борисом Пупко, Михаилом Свиридовым и Броней Гофман — входили в одну из первых подпольных групп Минска. Подпольщикам удалось вынести из фашистской типографии почти все, что нужно было для выпуска газеты: наборные кассы, бумагу, краски, верстатки, гранки... В результате 18 мая 1942 года дебютный подпольный номер «Звязды» был напечатан в доме Михаила Петровича Воронова и его сына Михаила по адресу Римарская, 13 (современная улица Короля).

Некоторые материалы этого выпуска были написаны лично Владимиром Омельянюком. Геннадий Будай, с которым дружили, работали в Дзержинской районной газете, учились в коммунистическом Институте журналистики, а потом были среди организаторов патриотического подполья, рассказывал, что Владимир Степанович спешил, готовя материалы для первого номера подпольной «Звязды». «Его блокнот пополнялся фактами о боевых действиях народных мстителей, о зверствах фашистов, — вспоминал подпольщик. — Скрупулезно отбирал он наиболее важные сообщения Московского радио. Многую информацию хотелось поместить в маленьком газетном листке. Но надо было сжимать, и Омельянюк по нескольку раз переписывал материалы, старался вдохнуть в них жар своего сердца, всю ненависть к врагу».

Для поиска подпольной типографии из Берлина вызвали опытных разведчиков. Гитлеровцы осознавали: разгром самой известной и авторитетной белорусской газеты — органа Минского горкома КП(б)Б — нанесет непоправимый ущерб подпольному движению. Тем, кто покажет, где печатается нелегальная «Звязда», оккупанты обещали заплатить 75 тысяч немецких марок.

Не за деньги, а спасая себя, Вороновых выдала родная тетя: «Ее задержали в магазине, у нее было десять карточек хлебных, — рассказывал подпольщик Василий Сайчик. — Спросили, где она их берет, та и сказала, что Воронов дал». Оказалось, что на квартиры у подпольщиков еще печатались и хлебные карточки, карточки для дополнительного пайка, паспорта, биржевые карточки, справки с места работы, подделывались печати и штампы. Именно благодаря Михаилу Воронову минским подпольщикам удалось добыть два экземпляра списка шпионов, которые через партизанскую бригаду «Дядки Коли» были отправлены в Москву. За это, а также за участие в выпуске газеты была заплачена очень высокая цена: от рук фашистов погибла семья из трех человек — отец, сын и его жена.

Подвиг семьи Омельянюков

Трагически сложилась судьба и у первого редактора подпольной «Звязды» Владимира Омельянюка. В неполные 25 лет вчерашний студент Института журналистики возглавил редакцию самой известной и популярной по тому времени белорусской газеты. Через несколько дней после выхода первого нелегального номера (по официальным данным, 26 мая 1942 года) в ходе перестрелки с агентом СГ Владимир Омельянюк был убит возле Красного костела в Минске. Аптека неподалеку от костела, возле которой произошла трагедия, была для подпольщиков местом встречи. В тот день редактор пришел туда на очередную явку, которая стала для него последней. В сообщении о гибели младшего сына, которое мать Омельянюка получила из Белорусского штаба партизанского движения, датой смерти подпольщика значится 30 мая 1942 года.

— Его тело лежало возле аптеки не один день, — уточнила племянница редактора подпольной «Звязды» Надежда Омельянюк. — Мать Владимира Омельянюка, моя бабушка, неоднократно проходила возле неживого сына, но ничего сделать не могла: иначе выдала бы и себя, и других подпольщиков. Могилы дядя не имеет...

Нет ее и у родной сестры журналиста. По дороге в эвакуацию в машину, в которой ехала Зинаида Омельянюк, попала бомба — женщина погибла вместе с двумя детьми. Ее муж, военнослужащий, не вернулся с фронта. Отца Владимира Омельянюка, Степана Кондратовича, который также сотрудничал с минским подпольным горкомом КП(б)Б, замучили в Тростенце. Мать, Павлина Степановна, умерла всего через несколько дней после Победы: 24 мая 1945 года она упала на улице — женское сердце не выдержало страданий, которые принесла их семье война.

Владимир Омельянюк — единственный редактор во время Великой Отечественной войны, которому было присвоено наивысшее звание — Герой Советского Союза (подобных примеров в истории СССР не было). На том месте, где он погиб (современная площадь Независимости), 24 сентября 1980 года был открыт памятник первому редактору подпольной «Звязды», а также другим журналистам-подпольщикам, которые во время оккупации участвовали в издании газеты.

Владимир Омельянюк — пионервожатый в Дзержинской средней школе (второй в верхнем ряду).

Брат Героя — «враг» народа 

Во всех документальных источниках указано, что судьба жены Владимира Омельянюка Лидии и их сына Геннадия неизвестна. И одна из основных версий — погибли во время Великой Отечественной войны — подтвердилась лишь частично. По свидетельству племянницы журналиста-подпольщика, Лидия и Геннадий Омельянюки эвакуировались из оккупированного Минска вместе с женой и сыном старшего брата Героя Советского Союза. «Дети, мой родной брат Сережа и Гена Омельянюк, умерли по дороге, — рассказала Надежда Омельянюк. — После войны Лида вышла замуж, жила в Москве. От второго брака родила сына. Помню, как однажды она приезжала к нам в деревню. Пока была жива, поддерживала отношения с моей мамой».

Единственным из Омельянюков, над которым сжалилась судьба, был старший брат журналиста-подпольщика. Но назвать Николая Омельянюка счастливчиком вряд ли справедливо. Для него война началась в 1941-м. Около Орши часть, в которой служил старший Омельянюк, попала в окружение. Долгие три года он находился в плену, за это время сменил не один концлагерь, но выжил. После освобождения союзниками попал в американскую дивизию, в составе которой и заканчивал войну. Домой вернулся в 1946-м: на родине его ждала судьба врага народа.

Участником Великой Отечественной Николая Омельянюка признали почти в конце жизни. Он еще успел рассказать о своей войне, о судьбе знаменитого брата: выступал в дружинах имени Владимира Омельянюка, был частым гостем в Дзержинской школе № 2, где будущий герой работал пионервожатым, приглашали его и в Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны. Именно туда, не задумываясь, отдал Звезду Героя, присвоенную посмертно Владимиру Омельянюку к 20-летию Победы. Ушел из жизни в 1988 году.

Красноречивый факт: Николай Омельянюк был постоянным подписчиком «Звязды», однако сотрудники газеты долгое время не знали о его существовании. Скромный человек, над которым длительный период висело начертание врага народа, никогда не хвастался своим знаменитым братом, историей подвига его героической семьи.

В этом доме на современной улице Кульман были выданы 2-й и 3-й номера подпольной «Звязды». Сейчас на этом месте — памятник.

«Зачитывали до дыр»

Гибель Владимира Омельянюка сильно подкосила подпольщиков, однако не сломала — выпуск подпольной «Звязды» решено было продолжать. Все обязанности по подготовке очередного выпуска газеты перешли к членам Минского подпольного горкома Вячеславу Никифорову, Ядвиге Савицкой и Владимиру Казаченку.

По причине того, что типография была перенесена в другое место, а в процессе подготовки газеты возникали трудности, второй номер подпольной «Звязды» вместо июля, как было запланировано, вышел в августе. Как и третий, он был напечатан в доме на улице издательской (ныне Кульман), где хозяйничала жена красноармейца Татьяна Яковенко. Одна из комнат у женщины снимал Арсений Гришин, там и разместилась подпольная типография. И это несмотря на то, что через дорогу находилось гестапо! Но немцы даже не догадывались, что у них под носом — в соседнем доме — создавалась газета, редакцию которой они так усердно искали.

«Первое время «Звязда» выпускалась нерегулярно, тираж ее был небольшой, но обслуживала довольно большой круг читателей, — рассказывал о газете подпольщик Георгий Сапун. — Первый, кто ее получил, после прочтения передавал соседу, знакомому, тот — другому, и так она шла по цепочке и зачитывалась до дыр. Нередко были случаи, когда газета, так идя по цепочке, возвращалась снова в первые руки. Но с каждым изданием тираж ее рос».

Четвертый и пятый (был подготовлен, но в связи с массовыми арестами подпольщиков не вышел) номера «Звязды» создавались на квартире по улице Беломорской, где вместе с двумя сыновьями жили Петр и Альбина Ходасевичи. За помощь подпольщикам вся семья погибла в Тростенце. Кроме того, в ночь на 26 сентября гитлеровцы арестовали 21 подпольщика, среди которых был и Вячеслав Никифоров, на котором в большей степени лежала ответственность за газету. Многих из арестованных замучили насмерть, судьба некоторых неизвестна до сих пор...

За выпуск четырех номеров «Звязды» в захваченном врагом Минске была заплачена очень высокая цена. О подвиге журналистов-подпольщиков, а также тех, кто помогал газете выходить в свет, напоминают многочисленные памятники и мемориальные доски, установленные в разных уголках Минска, — ни одна газета в мире так не удостоена наград. Однако ни одна газета не имела и такой героической, а вместе с тем трагической истории.

Вероника КОНЮТА

Фото Евгения ПЕСЕЦКОГО и из архива Надежды ОМЕЛЬЯНЮК

Выбор редакции

Спорт

«Максим сказал и сделал». Родители и тренеры об олимпийском успехе Максима Недосекова

«Максим сказал и сделал». Родители и тренеры об олимпийском успехе Максима Недосекова

В среду в Минск вернулся бронзовый призер Олимпийских игр в прыжках в высоту Максим Недосеков.

Общество

Готовимся к свадьбе

Готовимся к свадьбе

Сколько сегодня стоит создание новой семьи?

Общество

В учреждениях образования ждут своих абитуриентов

В учреждениях образования ждут своих абитуриентов

Определиться с выбором профессии и местом обучения можно до 7 августа включительно.

Общество

Регистрационные карточки для таксистов

Регистрационные карточки для таксистов

А еще нормальный рабочий день, отпуск и право на «больничный»...