Вы здесь

22 июня 1941 года разделила жизнь белорусов на «до» и «после»


Война безжалостно ворвалась в судьбы людей: разрушила города и деревни, разлучила родителей с детьми, женщин с мужьями, уничтожила целые семьи... О первых ее героях и жертвах рассказывается временная экспозиция «Сорок первый: образы войны и мира», которая открылась в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны. Выставка посвящена памяти тех, кто первым принял на себя удар врага. И это не только Герои Брестской крепости…


Семья Бородиных на строительстве своего дома в ветке (1946 год).

Минск бомбили...

За день до начала войны жители столицы весело проводили время: во всех парках и садах проводились народные гуляния, танцы, дети катались на аттракционах. Сама погода (а она была чрезвычайно теплой и солнечной) вынуждала людей бросать свои насущные дела и выходить на улицы города. Минчане будто предвкушали, что это последняя возможность повеселиться. Однако они еще не знали, что впереди — долгие три года жизни под оккупацией. Комендант предвоенного Минска полковник Федор Багреев 21 июня 1941 года несколько раз объезжал на машине город. Последний — около двух часов ночи. Люди постепенно расходились, за исключением молодых пар, которые не спешили расставаться. Военный комендант один из первых узнал о том, что началась война. И когда в девять утра он снова ехал по городским улицам, то с горечью смотрел на веселых и счастливых прохожих: никто из них еще даже не подозревал о том, какая трагедия произошла.

Особенно сильно Минск бомбили на третий день войны. «24 июня около 10 часов воздушный наблюдатель сообщил мне, что на город летит „туча“ самолетов, — вспоминал Федор Багреев. — Я вышел во двор и в бинокль увидел большую группу самолетов, которые при приближении к городу разошлись веером, и на окраину Минска уже полетели бомбы. Налеты шли один за другим в течение 2–3 часов. Город во многих местах горел, началась паника… На улице лежали убитые граждане…»

Чудом осталась в живых минчанка Надежда Хатченко. В первый же день войны ее муж ушел на фронт. На третий — бомба превратила в развалины ее дом. Так женщина с двумя малыми детьми осталась без крыши над головой и без средств на существование. Как и многие, взяв своих детей, она подалась на Восток. Однако немецкие солдаты шли быстрее, чем колонны беженцев. Многие возвращались обратно.

В разрушенный Минск через несколько недель пришла и Надежда Хатченко.

«Трудно было поверить, что это был мой город, — писала в своих воспоминаниях женщина. — Он, как и люди, стал неузнаваемым… Сердце сжималось при виде развалин и разорения. Из обгоревших домов смотрели мертвые дыры оконных проемов, некоторые здания были готовы вот-вот обвалиться и прикрыть собой окрестности… Я верила, что победа над врагом будет. Но доживем ли мы до этого счастливого дня?»

Этой сильной женщине удалось не только пережить войну. Она активно боролась с врагом в Минском подполье, а еще сумела сберечь и воспитать пятерых детей — двоих своих и остальных чужих, в том числе еврейского мальчика, спасенного из гетто.

Война — глазами детей

Конечно, самое пекло в первый день войны было в Брестской крепости. Еще со школьных лет мы прикасаемся к истории этой легендарной защиты, которая по своей продолжительности и мужеству не имеет аналогов в мире.

Когда началась война, Александру Бобкову, сыну одного из военнослужащих Брестской крепости, было пять лет. С самого утра мальчик был разбужен жутким грохотом. Родители в спешке собирались. Схватив его и маленькую сестренку, они выбежали из дома и спрятались под навесом склада с бочками. Вдруг туда влетела граната. Как сын военного, мальчик знал, что в таких ситуациях нужно делать: он положил голову на отца, который уже лежал на земле с перебитыми ногами, и закрыл голову руками. В считанные минуты погибла вся его семья. Мальчик остался один…

— Как это ни странно, спас его немецкий солдат, — рассказывает заведующая отделом военно-фронтовой истории Белгосмузея истории Великой Отечественной войны Светлана Прибыш. — Пока он нес ребенка на руках, мальчик начал ему рассказывать, где они жили, как убила мать, сестру, отца. Он тогда еще не знал, что это немец. Тот отнес раненого мальчика на перевязочный пункт. Потом Александра отправили в больницу, где без наркоза сделали операцию. Саша Бобков войну пережил. Символично, что когда он присылал свои воспоминания в музей, то являлся студентом Минского медицинского института.

Таня Дило перед войной окончила 9 классов 4-й школы Минска. Девочка мечтала о том, как она весело проведет летние каникулы со своими друзьями. Однако судьба распорядилась иначе... 22 июня все утро она провела в саду: ухаживала за цветами, огородом, загорала — и вдруг страшная новость. Девушка не могла в это поверить: им всегда говорили, что если и будет война, то однозначно не на нашей территории. Таня верила в то, что еще несколько дней — и все будет как раньше. Однако по-прежнему уже не будет никогда...

Вечером, по ее воспоминаниям, в городе начали появляться беженцы из приграничных районов. Голодные, истощенные, грязные, они располагались на скамейках в парке, возле Дома офицеров. Беда в Минск пришла с первой массированной бомбардировкой. Многие люди прятались в подвалах, которые стали их могилами: дома горели, падали, и выбраться оттуда уже было невозможно.

Тереспольская башня Брестской крепости после боев 1941 года.

Отец Татьяны являлся заведующим яслей-изолятора № 43 в Минске. Город горел, детей нужно было эвакуировать. Однако никаких указаний не поступало, и тогда Петр Дило взял всю ответственность на себя. Врач остановил на дороге грузовик и попросил водителя забрать детей. Тот не соглашался: у него была путевка на вывоз товара с какого-то склада. Однако под напором Петра Дило он сдался: детей погрузили в кузов. Так они выехали из горящего Минска. Татьяна тоже была в этой машине.

У них был долгий путь в эвакуацию. Сначала Петр Дило планировал остановиться в Смоленске, но город горел. Они добрались до Куйбышевской области, где и пережили войну, — так один врач спас жизни более 60 детей. После войны они все вернулись в Минск. Многим из них Петр Дило через объявления в газетах помог найти родителей.

С Ниной Соколовой, которая вместе с матерью и сестрой организовывала эвакуацию племенного стада колхоза «Пролетарская победа» Ветковского района, автор этой публикации была знакомо лично. Ответственной за эвакуацию 700 коров, 300 овец и 14 лошадей была ее мать, Пелагея Бородина — передовик хозяйства, героиня тогдашних газет. Формировала бригаду также она. Всего — 14 человек: десять комсомольцев-подростков и четыре женщины.

Двигались по прифронтовым и тыловым дорогам. Летом преодолевали по 20 километров в день, поздней осенью и зимой не проходили и пятнадцати. Их крышей стало небо, а кроватью — трава. Очень трудно было находить дневные и ночные стоянки для животных, снабжать их кормом и водой. Молоко они сдавали государству на придорожных пунктах, а также отдавали раненым солдатам.

«У нас была цыганская жизнь, да и жили мы хуже, чем цыгане, — рассказывала Нина Соколова. — У них был брезент, а мы все время — под открытым небом: и в жару, и в дождь. Однажды посмотрелось в зеркало: лицо было все черное от пыли».

Пять месяцев в пути. Пять пройденных областей: Гомельская, Орловская, Курская, Воронежская и Саратовская. Путь длиной в полторы тысячи километров. Почти уцелевшее стадо. И все это благодаря 14 людям — женщинам и подросткам. Не подвиг ли?! Однако наград участники эвакуации так и не получили… Только главной для них наградой стала жизнь-вся семья Бородиных (мать Пелагея с дочерьми Ниной и Раисой, сын Петр, прошедший всю войну) встретились в родной ветке и вместе отстроили дом.

Вероника КОНЮТА

Фото из архива Белгосмузея истории Великой Отечественной войны

Название в газете: Той самы доўгі дзень...

Выбор редакции

Спорт

«Максим сказал и сделал». Родители и тренеры об олимпийском успехе Максима Недосекова

«Максим сказал и сделал». Родители и тренеры об олимпийском успехе Максима Недосекова

В среду в Минск вернулся бронзовый призер Олимпийских игр в прыжках в высоту Максим Недосеков.

Общество

Готовимся к свадьбе

Готовимся к свадьбе

Сколько сегодня стоит создание новой семьи?

Общество

В учреждениях образования ждут своих абитуриентов

В учреждениях образования ждут своих абитуриентов

Определиться с выбором профессии и местом обучения можно до 7 августа включительно.

Общество

Регистрационные карточки для таксистов

Регистрационные карточки для таксистов

А еще нормальный рабочий день, отпуск и право на «больничный»...