Вы здесь

Живые и мертвые. Великая Отечественная война зацепила почти каждую белорусскую семью


Сороковые-раковые разбросали по миру людей, разлучили целые семьи, оставили детей сиротами. Война перечеркнула человеческие судьбы, приняла за людей все важные решения. Из фотографий, помещенных во временной экспозиции «Сорок первый: образы войны и мира», которая открылась в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны, смотрят молодые пары, отцы и дети, братья и сестры. Они пока не знают, что война разделила их на живых и мертвых…


Химик Амнуил и Агафья Борисенко (1941 год).

Не дождались мужей...

Химик Амнуил и Агафья Борисенко поженились до войны. Он — офицер, служил в военном городке в Минске. За несколько дней до начала войны (18 июня) она родила сына. Химик еще успел забрать их из роддома и в тот же день, 23 июня, ушел на фронт. Агафью, как и всех жен офицеров, из горящего Минска эвакуировали. Она приехала к своим родителям в деревню, часто наведывалась к родным мужа в Черневку, что в Могилевской области.

Химик участвовал в оборонительных боях под Минском и Могилевом. Попал в плен, но успел через кого-то сообщить, где он. Агафья, которая прискакала в Могилев на коне, там своего мужа не нашла. В Оршу (более 70 километров!), куда его перевели, жена шла пешком с трехмесячным сыном на руках. Она похитила мужа из плена и, обессиленного, привела домой. Только судьбу не обманешь: через неделю Химика расстреляли в Дрибине, в общей могиле с евреями. Вскоре убили его мать, сестру и ее детей.

«Вы не можете представить, как мы пережили это время, — писала Агафья Борисенко родственникам своего мужа в Москву. — Я не думала, что останусь нормальным человеком… Еще большое счастье, что я и мой сынок остались живыми. Я ждала каждый день смерти, даже привыкла к этой мысли и хотела, чтобы поскорее меня убили: жить не хотелось…»

Трагически сложилась судьба и в семье Александра и Валентины Яворских. Молодая учительница вышла замуж за кадрового военнослужащего в 18 лет. Вскоре у них родился сын Виталик. Это был очень крепкий брак, у них было много планов и грез, которым не суждено было свершиться. По первой тревоге Александр пошел в воинскую часть (жили они в Новогрудке). Больше супруги никогда не виделись… Валентина всю жизнь переживала, что они даже не попрощались. Еще ее долгое время беспокоило то, что Саша не взял с собой своей шинели.

Александр и Валентина Яворские с сыном Виталием (1940 г.).

На второй день бомбежки Новогрудка они с двухлетним сыном покидали город. «Ехали через Столбцы в горящий Минск (каким он тогда казался мне родным, беззащитным, жалким), — вспоминала Валентина Яворская после войны. — Я с маленьким Виталенькой на руках бросалась из угла одного дома в другой, крыш в домах не было: сгорели. Нас погрузили в товарный поезд и отправили в дальний тыл, без одежды, денег, еды. Какой это был долгий, трудный путь… К Орше нас бесконечно высаживали, и мы прятались во ржи или лес от обстрела с воздуха…»

Известно, что Александр Яворский воевал в составе 27-й танковой дивизии 17-го механизированного корпуса. Участвовал в оборонительных боях возле Слонима, Барановичей, Несвижа. В августе 1941-го корпус (к сожалению, не в полном составе) объединился с частями Красной Армии возле Вязьмы, где была сформирована сводная дивизия, участвовавшая в боях на московском направлении.

Каждый день Валентина с сыном, эвакуировавшимся в Башкирскую ССР, в деревню с символическим названием — Александровку, ждала от мужа весточки. И как только они списались (шел уже 1942 год), через месяц новое сообщение: Александр пропал без вести. «Сколько я пережила, сколько слез пролила, но все ждала и ждала, не верила, как так: такой здоровый, жизни полный — и вдруг, нет, просто непостижимо ума…» — писала вдова.

Война разделила и семью Курцеров. На довоенной фотографии — четыре сестры и брат. Каждого из них ждет своя судьба. Анна погибла в Минском гетто в начале войны. Фаня и Броня жили в эвакуации. Юзик сначала эвакуировался в Узбекскую ССР, а в мае 1942 года ушел на фронт. Уже в сентябре пришло сообщение о пропавшем без вести. Люба, по образованию учительница математики, прошла всю войну санинструктором, День Победы встретила в Чехословакии. Девушка переживала, что ей не в чем ехать домой — не было нормальной одежды. И тогда из кусков ткани, которые сумели найти в стрелковом полку, где она служила, девушкам сшили гимнастерки. Люба не только вернулась в ней в Минск, а еще долго носила после войны. Сегодня это музейный экспонат.

Семья Курцер. Люба в верхнем ряду справа (1936 год).

Им посчастливилось встретиться 

Михаил и Вера Зеленкины поженились в годы войны. Он — летчик 156-го истребительного авиаполка, она — машинистка в том же полку. Михаил Зеленкин воевал на Западном, Калининском, 1-м и 2-м Белорусских фронтах, участвовал в Параде Победы. Интересно, что Герой Советского Союза, а по совместительству профессиональный художник, после войны работал на Минском художественно-производственном комбинате. В музее хранится его портрет во весь рост, написанный Кимом Шастовским.

Михаил и Вера Зеленкины после вручения Михаилу звезды Героя Советского Союза (май 1946 года).

Юрий Трифонов и Валентина Жукова поженились буквально в первые дни войны — в июле 1941-го. Они, взрослые люди, хорошо понимали, что могут больше никогда не встретиться, но все же решились на такой серьезный шаг. Юрий и Валентина были вместе со школьной скамьи: сначала учились в одной из псковских школ, потом вместе поступали в Ленинград: он — в мединститут, она — в институт точной механики и оптики. Война разлучила их на долгие пять лет. Юрий был мобилизован хирургом-ординатором в эвакашпиталь, после спасал жизни на передовой. Валентина пережила наиболее тяжелый и голодный год в блокадном Ленинграде, затем эвакуировалась в Вологду, после переехала в Харьков. Всю войну супруги переписывались, но встретились только в 1946 году. С тех пор больше никогда не расставались.

Незавидная судьба у Александра и Лидии Борисовых. Заместитель командира батареи 44-го артиллерийского полка участвовал в обороне Беларуси. В июле 1941 года попал в плен, прошел через несколько концлагерей. В июне 1943 года ему чудом удалось сбежать. Вступив в партизанский отряд имени Рокоссовского бригады имени Жукова, действовавшего в Барановичской области, был и командиром отряда, и начальником штаба. После освобождения Беларуси Александр Борисов устроился преподавателем в Могилевскую школу механизации сельского хозяйства. Только поработал там недолго: за то, что был в плену, его арестовали — впереди Александра ждала 10-летняя ссылка в исправительно-трудовой лагерь в Республику Коми. Работал на шахтах, в мастерских, на хлебозаводе. Жена, которая ждала его всю войну, получив разрешение, вместе с дочерью переехала в Коми. Несмотря на освобождение и реабилитацию Александра в 1960 году, в Могилев, где они жили до войны, вернулись только через семь лет. Интересный диссонанс: рядом с боевыми орденами на праздничном кителе ветерана войны сияли трудовые награды, полученные им за самоотверженный труд на шахтах.

Такие разные судьбы. Многих война не сломала, сделала еще более сильными. Остальных бездушно разделила на живых и мертвых…

Вероника КОНЮТА

Фото из архива Белгосмузея Великой Отечественной войны

Выбор редакции

Экономика

Продовольственная безопасность. Овощей и картофеля хватит всем

Продовольственная безопасность. Овощей и картофеля хватит всем

Кстати, часть этой продукции направим на экспорт, в частности клюкву.