Вы здесь

Сегодня трудно представить, что Курган Славы мог выглядеть иначе...


Это святое для каждого белоруса возвышенность на 21-м километре магистрали, ведущей из Минска в Москву, трудно проехать или пройти, не остановившись. Мало кто знает, что Курган Славы — это не просто памятник героям Великой Отечественной войны, монументальная благодарность участникам победной Белорусской стратегической наступательной операции «Багратион», символ стойкости и мужества белорусского народа. Как раз на этом месте в начале июля 1944 года развернулись ожесточенные бои за освобождение белорусской столицы...


>Рабочие Минска на насыпании Кургана Славы.

Минский котел

Здесь, где сегодня возвышается Курган Славы, была уничтожена крупная группировка противника. Историки войны позже назовут это место Минским котлом.

— 3 июля 1944 года, в день освобождения Минска, воины 1-го и 3-го Белорусских фронтов замкнули круг окружения, в результате чего на востоке от города в «котел» попала 105-тысячная группировка противника, — рассказывает старший научный сотрудник отдела военно-фронтовой истории Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны Юлия КОЛТОВИЧ. — В предельно сжатые сроки, за шесть суток, с 5 по 11 июля, войска 2-го Белорусского фронта и 31-й армии 3-го Белорусского фронта разделили на изолированные части и разгромили основные силы группы армий «Центр». 70 тысяч гитлеровцев было уничтожено, 35 тысяч-попало в плен, включая 12 немецких генералов.

Свыше 1600 человек за освобождение Беларуси стали Героями Советского Союза. Во время боев в Минском котле ценой собственной жизни совершил подвиг летчик Борис Окрестин, который, как и Николай Гастелло в 1941-м, направил свой самолет на вражескую технику. Связистка Татьяна Барамзина, которая до последнего берегла доверенных ей раненых военных, была расстреляна гитлеровцами из противотанкового оружия. Артиллерист Николай Теплов последней гранатой взорвал себя и фашистов, рядом с которыми находился. До освобождения Минска оставались считанные часы...

Всенародное дело

Увековечить подвиг, а также память павших на подступах к белорусской столице стала приоритетной задачей послевоенного руководства республики. Повсеместно происходило благоустройство братских могил и одиночных захоронений, один за другим возникали памятники и обелиски, возводились крупные мемориалы — символы конкретных героических поступков и трагедий. А монумента, который бы увековечил героев Минского котла, так и не было.

Петр Машеров и Фидель Кастро во время последнего визита в Беларусь у подножия Кургана Славы в июле 1972 года.

И только в постановлении «О благоустройстве мест захоронений воинов Советской Армии, партизан и мирного населения, погибших в 1941-1945 гг., и об увековечении знаменательных мест и событий, связанных с Великой Отечественной войной на территории Белорусской ССР», принятой Советом Министров БССР 8 апреля 1959 года, предписывалось «на востоке Минска, в междуречье Березины и Свислочи, на месте Минского котла, в котором было уничтожено 30 дивизий фашистов», установить обелиск. Однако вернулись к этому вопросу только через семь с половиной лет...

Первая горстка земли у подножия будущего памятника была брошена 30 сентября 1966 года. Возведение Кургана Славы стало всенародным делом. Тысячи людей из разных уголков Советского Союза везли сюда землю из мест, где в годы Великой Отечественной войны происходили ожесточенные бои, где лилась кровь, где обычные люди становились героями. Из белорусской смешалась и земля, привезенная из городов-героев: Москвы, Ленинграда, Волгограда, Севастополя, Киева, Одессы. Здесь — и земля с героической Брестской крепости.

Как создавался обелиск

Сегодня трудно представить, что Курган Славы мог выглядеть иначе. Был объявлен творческий конкурс на возведение памятника. Изначально рассматривался проект, представлявший собой холм, где должны были расти три дуба.

Архитектор Олег Стахович, будучи очень амбициозным молодым человеком, был недоволен таким творческим решением будущего Кургана Славы. Он поделился своими мыслями с другом, тогда студентам последнего курса театрально-художественного института Анатолием Артимовичем, которому тоже не нравился проект. Тогда товарищи договорились в течение недели поработать над своими вариантами будущего мемориала.

— Когда мы встретились, Олег Стахович поделился своей идеей кургана с кругом, стоявшим вертикально, как венок, — рассказывает один из авторов Кургана Славы, Заслуженный деятель искусств Беларуси Анатолий Артимович. — У меня появилась идея штыков. Изначально их было три (четвертый, символизирующий Прибалтийский фронт, появился потом). Но на штыки я почему-то поднял имперского орла, который свидетельствовал о крахе фашизма.

Своими задумками молодые люди поделились с учителем Артемовича Андреем Бембелем. «Мы показали ему свои идеи с предложением, чтобы он возглавил наш коллектив, — вспоминает скульптор. — Мы не верили в свои силы. Мы были чрезвычайно молоды, а Андрей Ануфриевич — уже известный и авторитетный мастер. Он внимательно изучил наши разработки, „снял“ орла, с идеи Олега посмеялся: мол, что это за арба, куда она катится. Это отрезвило нам головы, и мы начали работать в его мастерской».

Однако на определенном этапе работа затормозилась. «Мы были в определенной растерянности: какие делать рельефы, что там должно быть? — рассказывает Анатолий Артимович. — Однако не они были главные. Главным было решение в целом Кургана Славы. Мы начали со штыков. Колесо сразу не было. Бембель предложил сделать командный пункт, снаружи которого предусматривались барельефы фигур. И вот однажды Андрей Ануфриевич начал всерьез говорить о пехоте как царице всех родов войск. Так появилась голова пехотинца в каске. Это нас смутило, ведь мы планировали изобразить фигуры, определенные события. Но больше всего нас беспокоил этот командный пункт. Однажды Олег Стахович купил детского пластилина, слепил из него командный пункт, который получился круглый. Я предложил вытащить все, что было внутри „командного пункта“, и оставить один круг, символизирующий венок. Мы решили его связать со штыками…»

Мало кто знает, что изначально Курган Славы возводился с правой стороны шоссе. Анатолий Артимович вспоминает, что там была силосная башня, которую они предполагали поместить внутри скульптурной композиции. Авторам памятника казалось, что это должна быть музейная часть с выходом наверх. Когда же они познакомили со своим проектом Петра Мироновича Машерова, он посмеялся и сказал забыть про эту силосную башню: она, мол, старая и ничтожная. По правой стороне шоссе памятник находился бы против солнца. Машеров же предложил возводить мемориал на левой стороне магистрали.

— Идея нам понравилась, — говорит Анатолий Артимович. — Началась новая возня. Мы стали лепить головы солдат. Ничего не получалось. И тогда Андрей Ануфриевич высказал очень интересную мысль, что нужно изобразить роды войск. Я пошел в военторг и купил значки с родами войск. Прикрепил их на красную ленту старенького пальто, положил перед собой и лепил представителей рядов войск со знаками отличия. Они очень ясно и быстро составили всю композицию.

Участник освобождения Минска Александр Фень (в центре), который накануне Дня Независимости всегда устраивал экскурсию по местам боев за белорусскую столицу, возле памятника (июль 2016 года).

Наконец проект Кургана Славы был утвержден в обкоме партии. Но получалось, что головы, которые помещались на колесе, были немного обрезаны. «Ахремчик, который был председателем экспертного совета, посмел: что они у вас все „безмозглые“? — вспоминает художник. — Но выходить за пределы круга мы не хотели. Поэтому все так и осталось. Бембель лишь предложил их оформить золотой смальтой. Это было чудесное спасение. Благодаря мастеру, появился еще и четвертый штык. Кстати, Андрей Ануфриевич был яркий насмешник. Он мог высмеять так, что становилось стыдно, и ты начинал думать, как правильно это сделать. Этим талантом он обладал как никто. Достаточно ему было сказать, что арба катится, чтобы Стахович понял, что он сделал. Но «арба» выжила, она стала колесом, венком. Все идеи, с которыми мы пришли к Бембелю, выжили».

Открытие Кургана Славы состоялось 5 июля 1969 года. В этот же день по случаю 25-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков открывали и мемориал в Хатыни. Символично, что сегодня Курган Славы является филиалом мемориального комплекса «Хатынь».

В своем первоначальном виде Курган Славы просуществовал более трех десятилетий. За это время состояние мемориала по объективным причинам ухудшилось. Поэтому, когда Федерация профсоюзов Беларуси предложила отреставрировать памятник за собственный счет, восстановление мемориала имело государственный масштаб. Уже через год, в 60-ю годовщину Великой Победы, Курган Славы приобрел новый облик. После реконструкции его открывали президенты трех братских стран: Беларуси, России и Украины.

Для сегодняшнего поколения белорусов Курган Славы — это символ памяти о тех страшных годах войны, которая забрала каждого третьего жителя нашей страны. Символ стойкости и мужества наших предшественников, которые пожертвовали своими жизнями ради нашего светлого будущего.

Вероника КОНЮТА

Фото Евгения Пясецкого и из архива Белгосмузея истории ВОВ

Название в газете: Сімвал стойкасці і мужнасці

Выбор редакции

Общество

Индикатор женских проблем. Почему в декольте главное не красота, а здоровье?

Индикатор женских проблем. Почему в декольте главное не красота, а здоровье?

Часто непонятный «шарик» может быть, например, фиброаденомой.

Общество

Хормейстер Нина Ломанович: Можно выходить замуж, если жизнь женщины после этого улучшится

Хормейстер Нина Ломанович: Можно выходить замуж, если жизнь женщины после этого улучшится

Главному хормейстеру Большого театра 27 августа исполнилось 70 лет.