Вы здесь

Черный пруд, стеклянные гробы и кинематографический амбар. Чьи невидимые шаги слышны в коридорах Прилукского дворца?


«В одном месте по обе стороны Птичи-реки высятся две горки очень красные, а посреди реки остров лежит. На той горе, что по правому берегу, стоял двор знатного боярина, именем Ярослав» Так начинается рассказ Каруся Каганца, того самого, кто, как Диоген, днем с фонарем в руке искал белоруса, о происхождении названия деревни Прилуки. Вот якобы была у того Ярослава молодая жена Любляна. Пока муж был на войне, Любляна начала жить с его другом... Думали, погиб Ярослав. А он возьми да и явись... «Хватились сперва за сабли, а дальше Ярослав, одумавшись, говорит: «Один из нас должен умереть, то пусть Бог судит кому. Возьми ты себе лук и сагайдак со стрелами и иди на гору за речку, а я возьму себе и стану на этой горе, и будем стреляться». Как сказал, так и поступили: выпустили по стреле — ничего, выпустили по второй — ничего, а по третьей как выпустили, так оба осунулись, как два подкошенных колосочка. То место с тех пор Прилуками стало зваться.


Полоцкая аптека в Прилукском амбаре

Сегодняшние Прилуки, агрогородок под Минском, обросли легендами и преданиями, как мало какая обитель Беларуси. Мистический уголок так и привлекает экскурсантов... Удобно — неподалеку от столицы, добираться легко — здесь и в старину был тракт, что шел на Новогрудок, почтовая станция... К тому же достаточно хорошо сохранились колоритные здания и парк... И даже Черный пруд, с которым также связаны мистические события. Нелепо Прилуки любят кинематографисты. Мне довелось здесь быть во время съемок фильма «авантюры Прантиша Вырвича» по моему роману. В одном из сохранившихся хозяйственных зданий, амбаре, украшенном арками с колоннами, возникали благодаря декораторам то подвале Слуцкого замка, где окружной князь Иероним Радзивилл пытал своих узников, то аптека Полоцкого мудреца Лейбы. Очень колоритное получилось сочетание — старые стены, мрачные своды (не хотелось думать, что когда-то здесь хранили мехи с зерном да бочки с вином), огонь факелов, дым от которых время от времени приходилось разгонять подручными средствами через узкие окошки... И бутафорские, но очень колоритные кроты и цепи темницы, либо заставленные старопечатными печатями и стаканами с заспиртованными уродами полки Полоцкой аптеки…

Именно здесь, в Прилуках, только не в амбаре, а в главной усадьбе, в 1926 году снимался и первый белорусский фильм «Лесная быль», в котором появились в ролях самих себя руководители молодой белорусской республики Адамович, Кнорин, Червяков, и даже «засветился» в эпизоде легендарный режиссер Корш-Саблин.

Давайте вместе пересмотрим легенды и предания о Прилукском замке...

Фантазер Одынец и упыри Вишневецкие

Призрачный флер Прилуков возник прежде всего благодаря одному из членов общества Филаретов, поэту Эдварду Одынцу, романтику и мистификатору, написавшему балладу о Прилуках под красноречивым названием «Заколдованный замок». Мол, бродят там духи в самых романтичных традициях. Это и готическая история о молодой прислуге, которую похоронили живую, и отсюда ее призрак бродит по коридорам. Повлияла и легенда о том, что Прилукский замок перестроен из монастыря, и поэтому его стены охраняют бывшие мнихи.

Вот только ученые говорят, хотя Одынец обозначил, что легенда касается именно Прилукского замка, писал он на самом деле не о нем, и вообще все выдумал...

А вот следующие легенды про Прилуки связаны почему-то с Вишневецкими... Якобы жил здесь окружной магнат Фома Вишневецкий, последний из рода. И настолько был он жесток, что трупы своих врагов выставлял в стеклянных гробах, чтобы все видели.

Легенда о похороненной живой прислуге в данном случае трансформировалась в убитую Томашем неверную жену, Селестину. Похоронил ревнивец ее тайно, в могиле без памятника. Ну и бродит призрак несчастной барыни, оплакивает свою земную долю…

А другой Вишневецкий, который также якобы жил в Прилуках и даже был похоронен в тамошнем склепе, Фердинанд, по ночам выходил из того подвала в лучших упырских традициях, и звуки его шагов пугали обитателей замка…

Вот только не значатся среди владельцев Прилуков Вишневецкие, да и род этот по обеим линиям погас. Последним Вишневецким по первой линии был польский король Михал, избранный почти случайно, из-за своей мягкости — чтобы ни вашим, ни нашим, правил недолго, неудачно и наследников не оставил. Среди его имен, кстати, было и «Томаш», но свидетельств, что король жил в Прилуках, я не нашла. По второй линии последним мужчиной был Януш Вишневецкий, отец знаменитой Уршули, жены великого гетмана Радзивилла Рыбоньки, которой и достались богатства рода, влившиеся в радзивилловские. И он на роль Прилукского призрака не подходит.

А вот стеклянные гробы с мумиями вполне могли возникнуть в народной фантазии благодаря барским выкрутасам. Властители Прилуков, конечно же, собирали различные коллекции, занимались научными исследованиями... Крестьяне, попав случайно на барский двор или в барские палаты, могли увидеть и ту же привезенную из Египта мумию, на которые была в Европе большая мода, и какие-то заспиртованные шкварки — кунсткамеры тоже были в большой моде... Вот вам и легенда.

Убийства в подземельях

Кстати, проследить возникновение одной мрачной легенды мне довелось самой…

Касается упомянутая история того периода, когда Прилуки принадлежали уже своим последним правителям, Гуттен-Чапским. Эмерик Гуттен-Чапский отдал Станькову, что было неподалеку, старшему сыну королю, тому самому, что устроил в Минске знаменитую пивоварню, а Прилуки достались второму сыну, Ежи, то есть Юрию Чапскому. Вот он и перестроил окончательно «заколдованный замок» во дворец в неоготическом стиле. Сестра Ежи, Мария Чапская, оставила воспоминания, в которых утверждала, что родители приобрели Прилуки в середине 1880-х, и «дом строила предыдущая владелица Прилуков пани Горватова в 1-й половине ХІХ века в модном тогда стиле английской готики». Пани Горватова, судя по всему, дочь Минского губернского маршалка знати Франциска Оштарпа, жена агронома Атона Горвата. Кажется, Прилуки достались им после того, как Франциск Оштарп в 1851 году утонул в Свислочи. Как писал Александр Ельский, «Она дворец (бывший монастырь), который до того был большим четырехугольником, украсила крепостными зубцами и башнями».

Вот только здание пострадало во время пожара в 1868 году, так что Гуттен-Чапским пришлось начинать многое заново. Разумеется, в выборе стиля владельцев вдохновляли страшные легенды и предания, и дому придавали готический облик. Много башенок, арки, колонны...

Прилуки — излюбленное место съемочных групп.

Так вот, однажды попал мне в руки пост читателя, который пересказывал семейную легенду. Якобы его двоюродный дед Фома, простой крестьянин из соседней деревни Стукатичи, красивый и крепкий, служил в личном полку наследника трона, будущего Николая II. Даже участвовал в его коронации, за что получил медаль. Возможно, в Санкт-Петербурге и познакомился с дочерью Ежи Чапской Полиной. Вспыхнула любовь. Знакомство продолжилось на родине, юношу и девушку часто видели вместе. Наконец молодые люди бросились в ноги Гуттен-Чапскому, прося благословения на брак, ведь Полина была беременна. Граф, конечно, прогневался — дочку приказал запереть в часовне, Томаша прогнал. А когда тот подземными ходами попытался пробраться к любимой, наткнулся на засаду, которую устроил дворецкий. В молодого человека вонзили пять пуль.

Тело Томаша нашли на берегу Птичи. А на колодезном журавле у дома Фомы Томаша наутро висело тело Полины Чапской — повесилась, не смогла перенести смерть любимого. Груша Бера, к которой был привязан конь Полины, перестала плодоносить, в колодце, где засилилась девушка, пропала вода...

В рассказе было много правдоподобных подробностей, ссылок на свидетелей...

Вот только старшая дочь Ежи Чапского Леопольдина в реальности прожила долгую жизнь, умерла в 1969-м, дважды была замужем, родила четырех детей... Другие дочки тоже не засиливались в молодости.

Допустим, речь была о жене Ежи — но и тут легенда не выдерживает проверки. Первая жена, Юзефа-Мария-Каролина Сидония фон Тун-Гогенштейн, родившая мужу семерых детей, была из чрезвычайно известной аристократической семьи, ее отец был камергером императора Австро-Венгрии. Ее сын Юзеф так писал о ней в воспоминаниях о жизни в Прилуках: «Яркий ковер с темным рисунком, и я играю на нем с кубиками. Мать сидит рядом в кресле или за столиком-бюро (красное дерево и позолоченный из бронзы кантик), запах гиацинтов в вазонах, который садовник приносил весной, много солнца. Золоторудный блеск волос матери на солнце. Или мне это сегодня только кажется? Абсолютное и «‎навсегда»‎ чувство защищенности, счастье». Юзефа была добродушной, верующей. Какой там роман с крестьянином? К тому же умерла в 1903-м при рождении восьмого ребенка.

В 1925-м Ежи Чапский женился на Полине Аненковой — имя якобы то... Но и она вряд ли подходит на роль влюбленной в солдата Фомы из соседней деревни, хотя бы потому, что они с графом поженились уже после революции, когда Чапский потерял Прилуки и уехал в Польшу.

А семейное предание, наверное, существует, в него искренне верят. Кто убил того Томаша, что за девушка повесилась? Неопределенная категория — людская память...

Гауляйтер и колорадский жук

В 1920-е замок был приспособлен под санаторий ЦК КП (б)Б. Перед войной здесь был дом отдыха НКВД.  А во время Великой Отечественной войны романтический дворец забрал под летнюю резиденцию гауляйтер Вильгельм Кубе. Жена Кубе вспоминала, что они там часто устраивали приемы... Вот тут разгуляться бы призраком против злодеев-пришельцев! Черная дама в Несвиже пугала же оккупантов... Сведений о подвигах привидений нет, а вот в 1944-м дворец сгорел.

После войны он был восстановлен, и уцелел, как говорят, благодаря колорадскому жуку — как раз начали активно с ним бороться, и в Прилуках поселился научно-исследовательский институт защиты растений, созданный на базе Минской научно-исследовательской станции по колорадскому жуку, нематодам и раку картофеля. Находится там институт и сейчас. Говорят, есть здесь и здание, где в советское время размещалась так называемая глушилка против вражеских радиостанций.

А бродят ли по окрестностям призраки — представьте сами.

Людмила РУБЛЕВСКАЯ 

Выбор редакции

Общество

Хормейстер Нина Ломанович: Можно выходить замуж, если жизнь женщины после этого улучшится

Хормейстер Нина Ломанович: Можно выходить замуж, если жизнь женщины после этого улучшится

Главному хормейстеру Большого театра 27 августа исполнилось 70 лет.

Общество

Если помощь нужна экстренно, ее всегда смогут оказать волонтеры Красного Креста

Если помощь нужна экстренно, ее всегда смогут оказать волонтеры Красного Креста

Громкий гул сирены врасплох застал пенсионерку Веру Васильевну дома.

Политика

Лукашенко: Мы должны принять дополнительные меры по защите интересов многодетных семей

Лукашенко: Мы должны принять дополнительные меры по защите интересов многодетных семей

Об этом Президент заявил во время совещания с руководством Совета министров.

Общество

Как развиваются торфяное и газовое хозяйства

Как развиваются торфяное и газовое хозяйства

Беларусь занимает четвертое место в мире по добыче торфа и экспортирует продукцию из него в 25 стран.