Вы здесь

На одном дыхании. Что происходит в пульмонологическом отделении, где лечат больных с COVІD-19


Пятая клиническая больница остается одним из медучреждений Минска, куда госпитализируют больных с COVІD-19. Сейчас здесь работает пять пульмонологических отделений (большинство из них было перепрофилировано с началом пандемии) и одно реанимационное, которые лечат пациентов с коронавирусной инфекцией. Корреспондент «Звязды» побывала в одной из «пульмонологий», где осознаешь, что лето и жара — не повод отказываться от масок, пренебрегать социальной дистанцией и откладывать вакцинацию.


Заведующий отделением Мария Канунникова и врач Мурат Сариев.

Из неврологов в пульмонологи

Молодая 20-летняя минчанка шла в поликлинику и потеряла сознание, в больницу ее привезла «скорая». 47-летняя женщина легла в клинику на плановое обследование, где обнаружили вирусную пневмонию. 28-летняя девушка пришла к врачу закрывать больничный, а ее направили на госпитализацию. Всех этих женщин разного возраста объединил единый диагноз и то, как неожиданно он изменил их жизненные планы. Все они стали пациентками пульмонологического отделения № 3 5-й городской клинической больницы. До пандемии оно было неврологическое, причем предназначалось для больных-спинальщиков — людей, получивших повреждения позвоночника, а вместе с ним и паралич конечностей. С апреля 2020 года отделение работает как пульмонологическое. А его заведующий Мария КАНУННИКОВА и врачи Елена Лихачева и Мурат Сариев (все они по специализации неврологи) сейчас лечат больных коронавирусной инфекцией.

— В неврологическом отделении у нас была сложная категория пациентов — лежачие, нередко с гнойными осложнениями. Часто у них случались застойные пневмонии, поэтому проблем с переквалификацией у нашего коллектива не возникло — с воспалением легких мы имели дело и раньше, — отмечает Мария Канунникова.

Сегодня в отделении, рассчитанном на 40 коек, проходят лечение пациенты с COVІD-19 средней степени тяжести.

— Опасность в том, что их состояние может ухудшаться и переходить в тяжелое. Такие случаи, когда нарастает дыхательная недостаточность и приходится переводить пациента в реанимацию, случаются. В этом коварство коронавирусной инфекции: предсказать течение болезни возможно не всегда, — объясняет врач.

Кстати, в разгар пандемии в 5-й клинической больнице, кроме реанимационного, больных принимали семь отделений пульмонологии.

Коллектив удалось сохранить 

44-летняя минчанка Оксана вторую неделю находится в отделении пульмонологии с вирусной пневмонией. Она впечатлена доброжелательностью и пристальным вниманием медицинского персонала.

— До болезни я думала, что врачи держатся от заразных больных на расстоянии. Оказалось, что это совсем не так. Наш палатный врач, доктор Мурат, во время обхода подробно расспрашивает о самочувствии каждую пациентку, измеряет давление, температуру, отвечает на все наши вопросы. После свой осмотр делает завотделением Мария Викторовна, мы и ее мучаем своими сомнениями — она терпеливо и объяснит все, и успокоит. Любое ухудшение состояния она определяет безошибочно, — очень опытный и профессиональный доктор. Медсестры тоже все очень дружелюбны, хотя некоторые и строги, зато с отличным чувством юмора, что всегда поднимает настроение в палате, — рассказывает женщина.

Внимательное отношение к пациенту — одна из главных составляющих и требований к медперсоналу, объясняет главврач 5-й клинической больницы Михаил НАЗАРЧУК:

Коллектив пульмонологического отделения № 3.

— Протоколы лечения коронавирусной инфекции стандартны у всех. Однако и подход к пациентам очень важен — объяснить опасность COVІD-19, кого-то убедить в необходимости выполнения рекомендаций, той же прон-позиции, кого-то успокоить — это такие же обязанности медицинского работника, как и назначение медикаментов, проведение процедур. Такую установку и даем нашему коллективу.

Мария Канунникова с гордостью говорит, что, несмотря на пандемию, коллектив отделения удалось сохранить. По состоянию здоровья год назад на пенсию ушли две медицинские сестры. При этом осталось работать несколько женщин пенсионного возраста. Чувствуется, что бесспорным авторитетом в коллективе пользуется Татьяна Алексеевна Лицкевич (на коллективном фото — в центре). Только представьте: на работу в неврологическое отделение она пришла 44 года назад, сразу после окончания медицинского училища. О ней говорят, что своими руками она выходила сотни пациентов-спинальщиков. После начала пандемии, несмотря на почтенный возраст и связанные с ним риски, она ежедневно в костюме индивидуальной охраны вместе с коллегами работает в красной зоне. Так же, как Светлана Леонидовна Пронина, отдавшая медицине 37 лет, Светлана Николаевна Шимко, ее стаж в отделении — 18 лет. Человеком с золотыми руками пациенты называют процедурную медсестру Елену Свержеву, которая работает в отделении два десятилетия.

— Эти медсестры не дают себе поблажек в работе, они — моя надежная опора, — говорит завотделением. — Их можно ставить на любой участок — процедурной медсестрой, на перевязки, на пост. Есть и немало санитарок, которые у нас много лет, например, с 1983 года работает Любовь Дмитриевна Бразговка. Радует, что в наше непростое отделение приходят и молодые специалисты после медицинских колледжей. Условия работы, особенно в летний зной, сложны: в противочумных костюмах организм перегревается, когда снимаешь защитный комбинезон, Нижний костюм полностью мокрый. Но все привыкли, понимают, что это необходимо. Пандемия еще больше сплотила весь наш коллектив.

В отделении работают 30 человек, включая 12 медсестер во главе со старшей медсестрой Татьяной Нечай и 11 санитарок. Мария Канунникова возглавляет его шесть лет. До этого 15 отработала в районных больницах — сначала в Петриковской, затем — в Мозырской городской.

Рабочий день заведующего отделением по расписанию начинается в 8.30, но на работе Мария Канунникова уже в восемь. На утренней планерке ночная смена информирует о поступивших пациентах, дежурный врач рассказывает, кому и какая требовалась помощь. Ежедневно составляются списки пациентов по палатам с их данными — температура, сатурация, давление и другие показатели, так что доктор может сразу видеть, в каком состоянии пациент, и его динамику. Далее врачи делают обход. Если палатный врач осматривает 20 больных, то заведующий отделением должен осмотреть всех, а это четыре десятка пациентов. По документам рабочий день заканчивается в 15.30, однако с начала пандемии Мария Канунникова так рано из больницы никогда не уходила — «Ты свободен, только тогда, когда все сделано», — говорит врач.

«Все наши пациенты, каким за 90, выжили»

Подходы к лечению COVІD-19 меняются с накоплением новой информации и данных исследований, проводимых в мире.

— Подходы к лечению пересматриваются. По сравнению с началом пандемии мы стали лучше понимать, как ведет себя вирус и как лечить пациента. Сначала всем назначали антибиотики, сейчас они применяются только в случае, если присоединяется бактериальная флора, — говорит Мария Канунникова.

— Сложно ли определить, что у пациента случилась тромбоэмболия?

— Это одно из грозных осложнений COVІD-19. Имеется соответствующая клиническая картина — падают давление и сатурация, определенный оттенок приобретает кожа. Здесь информативные показатели анализов, и обследований, которые выполняются при подозрениях на этот диагноз. Все врачи обучены определять такое опасное состояние и видели его не раз. К сожалению, это нередкая ситуация, требующая неотложной помощи, пациенту сразу вызывают врача-реаниматолога. Обо всех возможных последствиях нам во время обучения рассказывают специалисты, которые к нам приезжают с лекциями по лечению COVІD-19, в том числе инфекционисты.

— Еще одно опасное состояние — цитокиновый шторм...

— На прошлой неделе у нас было четыре пациента, в которых он начинался. Только одного с дыхательной недостаточностью доставили в реанимацию, он на кислороде, но также идет на поправку. Состояние остальных удалось улучшить в отделении. На следующий день они стали чувствовать себя намного лучше. Есть эффективные препараты различных фармакологических групп, которые неплохо себя зарекомендовали и помогли спасти много людей.

— В последнее время много говорят об индийском штамме, есть ли такие больные в стационаре?

Да, мы наблюдаем, что у некоторых пациентов другие симптомы. При индийском штамме нет нарушений обоняния, при которых наблюдается сухость слизистых, а есть ярко выраженный ринит — что называется, «течет ручьем». Поэтому его сложно отличить от другой ОРВИ. Имеются и желудочно-кишечные расстройства. Таких пациентов пока не большинство, и сложных случаев у нас не было, но надо учитывать, что наблюдать мы этот штамм начали недавно.

— Может ли коронавирусная пневмония протекать бессимптомно?

— Так, стертые формы наблюдаются. Но совсем без температуры, хотя бы субфибрильной, пневмония, как правило, не обходится.

— Какие больные попадают в стационар — если имеется объемное воспаление легких?

— Среди показаний к госпитализации не только объем поражения легких. Значение имеет и интоксикационный синдром. Выраженная интоксикация наблюдается и с несущественным поражением легких. Высокая температура, человек не может ни есть, ни пить, при этом рвота или понос, а пневмония — всего 5 %. Нельзя исключить, что на следующий день объем поражения не увеличится. Случается, что пациент поступает с 5-7 %, но с выраженной интоксикацией, температурой под 40, а через несколько дней падает сатурация, и на снимке мы обнаруживаем 70 или 80% поражения легких. Воспаление может развиваться стремительно. Поэтому отказываться от госпитализации не стоит.

— Попадают ли в стационар люди, сделавшие прививки от COVІD-19?

— У нас было всего трое вакцинированных пациентов, заболевание у них протекало в нетяжелой форме. У двух из них была одна доза вакцины, и здесь вопрос, не были ли они инфицированы еще до прививки.

— От чего зависит, как будет протекать коронавирусная инфекция?​

— Прежде всего от состояния иммунитета. У нас были пациенты, у которых и после болезни не вырабатывались антитела. Противоположная ситуация — гиперимунный ответ, когда начинается цитокиновый шторм.

Медсестра Светлана Пронина.

— Как быстро пациенты восстанавливаются?

— Тут все индивидуально. Были больные с 90-95 % поражением легких, которых переводили из реанимации, и через 21 день они выписывались в хорошем состоянии. Есть пациенты после цитокинового шторма, который мы купировали, и они сразу просятся на выписку. Мы объясняем, что остается риск осложнений, включая очень опасную тромбоэмболию. Поэтому здесь не нужно спешить домой.

— Какие в вашей работе моменты самые трудные?

— Если не удалось спасти пациента, несмотря на то что сделали все возможное. Когда человек погибает, все в отделении воспринимают, будто бы не стало твоего близкого. Больно и тяжело, когда чья-то жизнь заканчивается. И наоборот, приятно, когда тяжелый пациент поправляется. И ты осознаешь, что состояние было сложное, с дыхательной недостаточностью, с цитокиновым штормом, но правильно подобрали лечение, и человек поправляется. Кстати, у нас были и возрастные пациенты, которым за 100 лет, участники Великой Отечественной войны. Они очень боевые, вели активный способ жизни, большие оптимисты — никто из них, даже оказавшись в больнице, не собирался умирать. И приятно отметить, что все наши пациенты, которым было за 90, выжили.

«Альтернативы вакцинации пока нет»

Мария Канунникова уверена, что единственным способом, который предохранит от тяжелого течения коронавирусной инфекции, является прививка. В семье медика вакцинированы все: дочки, зять, муж, тоже врач, и она сама.

— Альтернативу вакцинам, которая бы помогла побороть заразное заболевание, пока не придумали. Поэтому в моей семье даже вопроса не возникало насчет прививок. В начале пандемии, когда вакцин не существовало, многие переживали панику. Да и сейчас немало наших пациентов с коронавирусной инфекцией думает, что они погибнут. Психотерапевт каждый день работает с ними в отделении. Поэтому вакцина — не только спасение от тяжелых случаев и смерти, но и моральное успокоение. Вне стен больницы, к сожалению, сегодня другая ситуация — в транспорте, магазинах люди не носят масок, не сохраняют безопасную дистанцию. Это, конечно, очень печально.

По информации заместителя главного врача по медицинской экспертизе и реабилитации 5-й городской клинической больницы Казимира Гайделя, 78% сотрудников медицинского учреждения уже получили прививки от коронавирусной инфекции. Остальные переболели и пока имеют иммунитет.

Елена КРАВЕЦ

Фото автора

Выбор редакции

Общество

Индикатор женских проблем. Почему в декольте главное не красота, а здоровье?

Индикатор женских проблем. Почему в декольте главное не красота, а здоровье?

Часто непонятный «шарик» может быть, например, фиброаденомой.

Общество

Хормейстер Нина Ломанович: Можно выходить замуж, если жизнь женщины после этого улучшится

Хормейстер Нина Ломанович: Можно выходить замуж, если жизнь женщины после этого улучшится

Главному хормейстеру Большого театра 27 августа исполнилось 70 лет.