Вы здесь

Неизведанная, загадочная, таинственная... узкоколейка


Однажды ехала по делам в Лунинец. Соседкой по вагону оказалась разговорчивая женщина-полешучка.

— Знаете, чтобы мои прабабушки увидели этот мощный поезд, у них бы сердце от страха разорвалось бы. Мне дед рассказал такую историю. В наши места приехали люди, что-то мерили, колдовали, а затем начали прокладывать какие-то металлические палки. Это сейчас мы понимаем, что планировали строить узкоколейку. А полешуки среди болот жили закрыто от цивилизации, в соседнюю деревню добирались на лодке или ждали, пока болото морозом скует. Никогда не видели не то что паровоза, а даже машины. И вот идут женщины из леса с полными корзинами. И тут видят, что-то непонятное пыхтит по рельсам. Так они бросили свое сокровище и с криками обратно в лес убежали...


Об истории развития узкоколейки в Беларуси знает все или почти все Артем Слизкий. Артем Михайлович работает в организации «Минскметропроект», а свое свободное время посвящает теме узкоколеек.

— Первый узкоколейный путь появился в Беларуси в середине XIX века. Он соединял Старинковский чугунолитейный завод и пристань на реке Сож. Вагонетки тянули вручную, с помощью лошадей. Первая паровая дорога была проложена в конце ХІХ века Болеславом Яловецким и соединяла Свентяны (литовский Швенченис) с Березвечьем (город Глубокое в Витебской области). По узкоколейкам на то время активно вывозили лес. В годы Первой мировой войны возводилось много узкоколеек в районе линий фронта. По ним подвозили солдат, боеприпасы, строительные материалы. Некоторые из немецких железных дорог сохранились. Они использовались до середины 60-х годов прошлого века, — рассказал Артем.

Историей создания и развития узкоколейных железнодорожных дорог он заинтересовался в 2008 году, когда впервые проехал в кабине машиниста. В 2016-м зарегистрировался как индивидуальный предприниматель и начал организовывать экскурсионные поездки, знакомил людей с историей узкоколейки, техникой. В марте 2021-го зарегистрировал частное историко-культурное учреждение по сохранению и популяризации наследия железных дорог «Неизведанная узкоколейка».

— Почему вы увлеклись именно этой темой? — поинтересовалась у своего собеседника.

— Потому что узкоколейка — такая загадочная и таинственная вещь, которую не встретишь в обыденной жизни, она определяется своим шармом, красотой. Все это привлекает и меня, и других людей. Плюс путешественники органично вплетаются в дикую природу, что также добавляет красоты и романтики.

— Иначе говоря, на пути можно встретить разные диковинки? Редких птиц, растения, нетронутую природу?

— Все узкоколейки в Беларуси используют для вывоза торфа. Они соединяют производство с полями, проходят через леса, болота, достаточно глухие места, где можно наблюдать, как роскошничает природа, видит диких животных и птиц, в том числе и занесенных в Красную книгу. Словом, проект является смесью экологического и промышленного туризма.

— Но для организации таких экскурсий необходим хороший экскурсовод?

— Я много лет собирал разнообразную историческую информацию, литературу по узкоколейкам, архивные материалы. Таким образом накопил багаж знаний, что передаю туристам. Но теперь экскурсии поставлены на паузу, ведь занимаемся созданием туристического маршрута в Гродненском районе, который будет проходить по территории ландшафтного заказника «Озеры». В прошлом году закрылось торфобрикетное предприятие «Вертелишки», и заказнику передают участок узкоколейки протяженностью одиннадцать километров, который там проходит. На этом участке дороги хотим сделать экологический маршрут и знакомить всех желающих с особенностями заказника, природными достопримечательностями. Перемещаться будем небольшими группами по 5–15 человек на мотодрезинах, максимально сливаясь с окружающими природой и тишиной.

Еще пять лет назад в Беларуси насчитывалось около тридцати узкоколеек, сейчас некоторые постепенно закрываются. Всего же осталось приблизительно около двадцати двух. А когда-то их количество измерялось несколькими сотнями. Сейчас самая протяженная узкоколейка Житковичского торфопредприятия — около 30 километров, столько же в Дитве, на Старобинском торфобрикетном заводе — более 30.

— Как вы думаете, что со временем будет с узкоколейками, — исчезнут?

— У нас нет заброшенных узкоколеек, потому что рельсы демонтируют и сдают на металлолом, на переплавку, например, на Жлобинский металлургический завод. На Сергеевичском торфобрикетном заводе была заброшена 15-километровая ветка, проходившая через необычайно красивые места, «нанизывала» на себя дремучие леса, шла через засеянные поля, нетронутые болота. Была попытка договориться на этом участке, которым не пользуются лет пять, совместными усилиями сделать туристический маршрут, найти инвестора. Но владелец предложил нам купить объект, у нас же нет таких денег. В итоге узкоколейку разобрали.

Это была самая живописная в Беларуси дорога на тот момент. В пределах оптимальной для туристического маршрута протяженности — 15 километров — там было собрано все: заболоченные торфяники, болота, которые не разрабатывались, практически в нетронутом состоянии. Здесь можно было ознакомиться с различными формами природных, техногенных экосистем. Но балансодержатели решили, что проще пустить ее на металлолом.

Добавлю, что узкоколейная железная дорога Сергеевичского торфопредприятия — ее неофициально называют Руденской узкоколейкой — находится в Минской области. Сегодня ее протяженность — 40 километров. Она соединяет поселки Руденск и Правдинский с торфоразработками. Изначально ее протяженность составляла около 90 километров.

В общем, наиболее крупные ветки тянулись на десятки километров через леса и болота. Как, например, система узкоколейных дорог Смолевичской ГРЭС — ныне Жодинская ТЭЦ) — на 165 километров. Она соединяла станцию с пятью торфобрикетными заводами. А на территорию Украины шла ветка из Ивацевич, что на Брестчине, протяженностью почти 200 километров. От нее ничего не осталось.

Узкоколейки начали закрываться в конце 1970-х, когда энергетику стали переводить на природный газ. Сейчас, со строительством Островецкой атомной электростанции, есть намерение перевести народнохозяйственный комплекс страны на электроэнергию. Возможно, отпадет и необходимость в торфе. И что ждет в этом случае узкоколейки? Переплавка на металлолом?

А ведь это значительная часть нашей истории, наследие, которое бы могло послужить экологическому, культурному воспитанию подрастающего поколения, познакомить с достижениями торфодобывающей отрасли, которую кропотливо выстраивали старшие поколения: отцы, деды, прадеды. Узкоколейки — уникальная возможность развивать туристическую отрасль, знакомить наших соотечественников с заветными местами, учить беречь природу.

В наших планах — создать музей. Назовем это пока мечтой, потому что у нас нет финансов. Еще одна проблема — экспонаты, их нужно выкупать по рыночной стоимости. Руководству предприятий проще сдать их на металлолом.

— А каким вы представляете музей?

— Представлять его можно по-разному. Как я уже говорил, мы работаем над экологическим маршрутом в Гродненском районе. Пока это будет единственный крытый вагон с небольшой экспозицией фотодокументов, видеодоматериалов, каких-то мелких экспонатов. Для создания полноценного музея в нашем случае должна быть заинтересованность одного из предприятий, у которого есть своя узкоколейка, взаимодействие с «Белтопгазом».

А пока никакого совместного взаимодействия нет. Куда ни обращались энтузиасты письменно, отовсюду один ответ — покупайте железную дорогу и делайте на ней, что хотите. Можно найти различные варианты сотрудничества, но желания с другой стороны нет. А у людей, неравнодушных к этому делу, отсутствуют средства, чтобы приобрести целые дороги, депо, тепловозы.

— Пытались поучаствовать в каких-то проектах, чтобы выиграть грант на развитие дела?

— Мы выиграли «зеленую номинацию» в конкурсе социальных проектов Social Weekend на подготовку и изготовление дрезин для нашего совместного с заказником «Озеры», проекта узкоколейно-экологического маршрута, о котором говорили ранее.

Мы готовы разрабатывать программы, брать на себя «раскрутку». Но пока нет под что такие проекты писать — поскольку нет площадки для музея. Каждому инвестору сначала нужен какой-то понятный план проекта. А нам отказывают даже в попытках что-то сделать... У нас нет договоренности ни с одной площадкой, чтобы показать инвестору конкретное место, показать, каким смыслом мы его хотим наполнить, и обосновать количество финансовых средств, необходимых для обустройства музея.

...Заколдованный круг?

Татьяна ЛАЗОВСКАЯ

Выбор редакции

Общество

Журналист «Звязды» проконтролировал ношение масок в общественных местах

Журналист «Звязды» проконтролировал ношение масок в общественных местах

Почему наш корреспондент в Витебске прицепился к покупательнице в магазине?

Экономика

Безбедно жить не запретишь. Дополнительная пенсия с гарантией от государства

Безбедно жить не запретишь. Дополнительная пенсия с гарантией от государства

Сегодня появилась еще одна возможность обеспечить безбедную старость.

Общество

Величайший дар. Всем мамам без исключения посвящается

Величайший дар. Всем мамам без исключения посвящается

Героиня материала узнала о своей «награде»  как раз на День матери.