Вы здесь

Композитор Елена Атрашкевич: Муж не ждет, что я буду идеальной хозяйкой дома


Композитор, педагог и первая женщина-председатель Союза композиторов Беларуси Елена Атрашкевич — обаятельная и самодостаточная. Вокруг нее всегда много людей — ученики, коллеги: она притягивает их, словно магнит.


Елена Атрашкевич.

Когда мы встретились, то посмеялись: у нас оказались одинаковые маски. К сожалению, от темы ковида сегодня никуда не деться. Елена Викторовна сказала, что ее 89-летняя мать прошла курс вакцинации. «Моя большая радость», называет она свою маму. В голосе столько тепла, восторга, благодарности…

— Моя мама, Анна Леонцевна, — человек невероятной судьбы. В 13 лет, в 1944 году, она осталась круглой сиротой, — рассказывает Елена Викторовна. — При этом она — одна из немногих детей из своей деревни, кто позже закончил 10 классов. Председатель колхоза дал ей денег на дорогу и сказал: «Тебе надо дальше учиться, езжай поступать в Ленинград». И мама поехала. Можно представить, какая у нее была жизнь: и голод, и холод, и бедность. Но вспоминая то время, она никогда не жаловалась, мол, было тяжело. Она говорила о том, как всегда стремилась к знаниям, как ей было интересно работать, ставить перед собой цели и достигать их. Мои родители старались, чтобы у меня и моей старшей сестры Наташи было все: детские забавы, красивая одежда. Увидев у подруги пианино, я тоже сказала родителям, что хочу заниматься музыкой, потом появился интерес к рисованию. И пианино, и самые лучшие краски — все это у меня было. Между тем нельзя сказать, что мы были избалованы. Летом с сестрой сначала помогали родственникам по хозяйству, потом уже и работали на каникулах. Родители умели найти какую-то золотую середину в воспитании. Еще мне очень нравилось, что нас никогда не ругали за разные выпады, а спокойно общались, разбирались, к чему это может привести.

Помню, когда маме было 77 лет, она поднималась на пятый этаж в доме без лифта, и у нее немного сбилось дыхание. Она говорит: «А что же будет, если я постарею?» Восхищаюсь ее по-прежнему цепким инженерным умом, любовью к жизни. Ей все интересно, она очень продвинутый человек. Уверена, что именно мама приложила максимум усилий для того, чтобы все мы состоялись, были успешными и счастливыми.

Где работали ваши родители?

— После распределения мама работала на целлюлозно-бумажном комбинате в Калининграде. Она же настояла, чтобы папа тоже получил высшее образование. Потом они переехали в Казахстан, в Кзыл-Орду, там прошли первые шесть лет моей жизни.

— Вот как! А почему-то все считают, что вы родом из Молодечно.

— Родилась я в Борисове. Мама специально приехала из Кзыл-Орды на родину, потому что в Казахстане в то время была большая детская смертность. В Молодечно я попала по распределению, прожила там более двенадцати лет, получила известность как композитор и педагог. Видимо, поэтому этот город считают моей родиной. Из Казахстана родители переехали в Чашники и работали там на бумажной фабрике «Красная звезда»: папа — главным инженером, мама — заместителем директора. Папа уже ушел из жизни, а мама по-прежнему живет в Чашниках. Это я перечисляю все места, дорогие моему сердцу. Продолжаем список: Минск, Ленинград, мамина родина — деревня Островки в Крупском районе. Именно там мы проводим лето, там источник моего вдохновения: трогательная красота, тишина — это то, что нужно композитору для творчества.

— Расскажите, как девочка из небольшого городка оказалась в престижнейшей столичной средней специальной музыкальной школе при Белгосконсерватории, нынешней Республиканской гимназии-колледже при Белорусской государственной академии музыки?

— В Чашники из Минска приехала специальная комиссия отбирать музыкально одаренных детей. Сказали, ждите, вызовем в Минск на экзамен. Мама потом рассказывала, что все дети выходят из здания школы, а меня все нет и нет. Экзаменовали достаточно серьезно. Помню, что все дети пели «В лесу родилась елочка», а я исполнила шуточную песенку «Когда мой папа был веселый». Мне было 8 лет, когда поступила в ССМШ. Первые четыре месяца учебы еще не было готово помещение общежития. Четверо детей поселили в квартире, а родители по очереди брали очередные отпуска, даже за свой счет, и жили с нами. Надо было готовить на всех, в школу отвезти. А когда появилось общежитие и быт был налажен, мама каждые выходные садилась за руль первой модели «Жигулей» и приезжала ко мне. Иногда папа с сестрой присоединялись. Кстати, практика поиска одаренных детей в глубинке существует до сегодня, и это очень правильно.

— Говорят, дети-музыканты не видят того самого детства — все время занятия...

— Заниматься мне было в радость, интересно. Когда приезжали родители, мы ходили в парки, на аттракционы. Среди недели я находила время сходить в кино. И еще у меня было увлечение: обошла пешком большую часть Минска. Это совсем не то, что ехать в троллейбусе и смотреть в окно. Пешком можно заглянуть в каждый двор, рассмотреть все дома. В общем, Минск в пределах 1970—1980 годов я знаю очень хорошо.

— Потом вы уехали учиться в Ленинградскую консерваторию, а с мужем когда и где познакомились?

— На последних школьных каникулах приехала к родителям, и подруга вытащила меня на танцы. Я и не очень хотела идти... Объявили белый танец, один парень показался мне симпатичным... со спины, его и пригласила. Вероятно, судьба...

— И как развивались отношения?

— В основном по переписке. Тогда же не было интернета, «Вайбера», писали бумажные письма. Можно было поговорить по телефону. На каникулы приезжала домой. Свадьбу сыграли, когда я закончила консерваторию.

— Был шанс остаться в Ленинграде?

— Нет, у меня было целевое направление, то есть я должна была вернуться в Беларусь. Но я мечтала о Минске, а мне сказали, что поскольку я из Витебской области, то на столицу не стоит надеяться. Предложили Молодечно. Я съездила, посмотрела город и согласилась. Работала там до декрета, а когда родила дочь, уехала к родителям. Я вдруг поняла, что у меня нет опыта домашней жизни — с 8 лет по общежитиям. С энтузиазмом начала учиться готовить по кулинарным книгам, освоила макраме и вязание.

— А муж тоже уехал в Чашники?

— Нет, в это время он учился в Белорусском аграрном университете. Поэтому брак у нас тогда был, как сейчас говорят, гостевой. Николай приезжал на выходные. Сын у нас родился через год и три месяца после дочери. Но это и неплохо, дети оптом выросли (смеется).

— Они ладили между собой?

— Дружили и дружат. Но у маленьких была и конкуренция. А еще у них было такое интересное представление лет до семи, что если у одного день рождение с подарками, то и у другого тоже. Так и праздновали дни рождения детей — по два раза в год.

— Елена Викторовна, а где вы жили в Молодечно?

— Довольно долго в общежитии, был там семейный этаж. Оттуда и друзья нашей семьи. У нас получалось дружить, выручать, когда нужно с ребенком посидеть, чем-то помочь.

— Молодость выпала на 1990-е. Как вы их вспоминаете?

— Это сейчас мы думаем: как же мы жили, не было того, другого... А тогда мы никогда не говорили и, главное, не считали, что живем плохо. Было и так, что мы экономили на оплате за проезд, шли пешком, но при этом была заначка детям на чупа-чупс. Я и сегодня вспоминаю не о том, что не было нынешнего благополучия, а, например, о том, что ну вот так получилось — со временем купили микроавтобус, в который садились все наши друзья с детьми, мы выезжали за грибами, просто отдохнуть на природе, и это было чудесно!

— Как ваша семья, в частности, дети реагировали, когда вы работали дома?

— Очень благодарна своим близким, что они с пониманием относились к тому, что дома я готовилась к занятиям, писала музыку. Дети ни разу не топнули ногой, мол, им сейчас же что-то от меня нужно. Муж не ждал, что я буду идеальной хозяйкой дома, он понимал, что для меня важнее состояться в творчестве. Кстати, после декрета я забросила вязание, макраме. Мне просто жаль тратить на это время. Хотя близкие говорят, что у меня хорошо получалось. Николай всегда понимал, что когда я физически нахожусь дома, не факт, что было время приготовить ужин. Он сам отлично приготовит и всех накормит. Так же со всякими домашними делами — делает тот, у кого есть возможность.

Мой муж по своему характеру домосед. И я никогда не то что не требую, даже не прошу, чтобы он меня сопровождал на какие-то мероприятия. Но на мои концерты он ходит, как и все мои близкие. И я рада, что это им искренне интересно.

Александр и Екатерина — дети Елены Викторовны.

— Чем занимаются ваши дети?

— Сын Саша пошел по моим стопам, он музыкант, играет в оркестре Большого театра Беларуси. Дочь Катя продолжает дело бабушки, дедушки и своей тети — она работает в сфере полиграфии.

— Ваша сестра Наталья Викторовна Черная — доктор технических наук, профессор. Вам легко находить общий язык?

— Мы очень дружим. Наташей восхищаюсь! Она в 23 года защитила кандидатскую диссертацию. Это сейчас подобным никого не удивишь, а в советское время считалось, что ученую степень нужно получать чуть ли не ближе к пенсии.

— Кто в семье главный по финансам?

— Главного нет. Я даже не могу сказать точно, сколько зарабатывает муж. У меня стабильная преподавательская зарплата, профессия композитора приносит доход, когда есть заказы — музыка для кино, спектаклей. Песни я обычно дарю исполнителям.

Мы не складываем деньги в шкатулку, не выделяем из зарплат какие-то суммы на ведение хозяйства. Обсуждаем крупные покупки — можем ли себе их позволить. Знаю, что если бы, например, решила купить автомобиль, муж бы в этом поучаствовал, но, полагаю, хватит и одной машины для семьи. Видимо, у нас есть правило, касающееся денег: тратить их нужно с удовольствием, не жалеть ни для себя, ни для своих близких и друзей.

— Знаю, что вы принимаете поздравления: в семье вашего сына случилось пополнение — родился сын Артемий.

— Это очень радостное событие. Но я пока осознаю роль бабушки в том смысле, как у нас это чаще всего принято. Считаю, что бабушка — это не возраст и даже не статус, а состояние души. Когда внук подрастет, решит сам, как он захочет меня воспринимать. Думаю, у нас получится дружить.

— Как ваша семья любит отдыхать?

— Любим путешествовать. И много где удалось побывать, нередко совмещая концерты с отдыхом. Когда-то, идя навстречу желанию дочери съездить на отдых в Турцию, поехала туда и убедилась, что «все включено» — это не для меня. Мне нравится что-то открывать, исследовать. Не большая поклонница экскурсий. Город узнаешь не тогда, когда тебе говорят: посмотрите направо — посмотрите налево, а когда ты пройдешь его собственными ногами в удобном для тебя темпе. Самая большая мечта как путешественницы — посмотреть всю Беларусь. Мне одинаково интересны и известны места с отреставрированными дворцами, и какая-нибудь небольшая деревушка, где из достопримечательностей — только старая церковь или руины замка. Эту заинтересованность разделяет вся семья. И тут можно сымпровизировать: появилось свободное время, выбрали точку на карте, сели в машину и поехали.

Оксана ЯНОВСКАЯ

Выбор редакции

Экономика

Продовольственная безопасность. Овощей и картофеля хватит всем

Продовольственная безопасность. Овощей и картофеля хватит всем

Кстати, часть этой продукции направим на экспорт, в частности клюкву.